§

Новости

Дело пациента
19 Августа 2011 г.

Имеем право!

Александр Салимов утверждает, что из-за врачебной ошибки стал инвалидом

Дело пациента

 

Александр Салимов, житель Тракторозаводского района Волгограда - молодой мужчина, стройный, подтянутый, аккуратно одетый. Проблемы начинаются при попытке пообщаться с ним. Кричу в полный голос, но Александр ничего не слышит. Тогда я пишу вопросы на бумажке, а он отвечает вслух. Налаживается диалог, в ходе которого всплывает очень грустная история...
 
Страна глухих
...Весной 2008 года Александр заболел. Температура зашкаливала, и когда обратился к врачам, диагноз поставили неутешительный: воспаление правого легкого. Лечили его в больнице № 4 Тракторозаводского района, и за три недели поставили на ноги. Однако для дополнительного обследования Салимова направили на консультацию в туберкулезный диспансер № 1, где и начались его беды...
Еще на приеме у заведующей стационаром Александр упомянул, что у него есть специфические проблемы со здоровьем. Начались с армии, где он перенес на ногах ОРЗ. Последовали осложнения, коснувшиеся среди прочего нервной системы. Выражались они в том, что молодой человек потерял сон, снотворное не помогало. Его досрочно комиссовали, поставили на учет в областной больнице, где приходилось периодически проходить курсы лечения, но проблема до конца не решилась. Потому, как предупреждали его доктора, любое другое лечение надо начинать с учетом этого.
Трудно сказать, в какой степени доктора диспансера учли обстоятельства Салимова, но только от назначенного лечения ему сразу стало хуже. Тошнило, кружилась и болела голова, "но в ответ на жалобы доктор отмахивалась от меня, как от комара," - вспоминает Александр. К концу первой недели "лечения" молодой мужчина уже не мог встать на ноги. В дело вмешалась его мама Валентина Александровна, но и ее сомнения были отметены напрочь. "Меня возмущало то, что врачи вели себя по-хамски, разговаривали издевательски, а моих жалоб никто не слышал», - переживает Александр. Так это было или нет - сейчас уже не установить, но фактом остается то, что Александр потребовал его выписать. Теперь ему предстояло лечение в поликлинике тубдиспансера, после которого Салимов и превратился в инвалида.
Молодому мужчине назначали антибиотик, название которого хорошо знакомо многим - стрептомицин. С первых недель лечения у Салимова стало падать зрение, начались боли в желудке, но главное - он все хуже слышал. Это объяснимо: в аннотации к стрептомицину одним из первых пунктов в списке побочных эффектов значится "звон в ушах, потеря слуха вплоть до развития глухоты". Именно это началось с Александром. Он жаловался врачу, но в ответ, по его словам, слышал: "Ничего страшного, пройдет". Ему сделали 35 инъекций препарата...
 
Ограниченные возможности
Гораздо позже Александр узнал, что если бы врачи отреагировали вовремя и начали бороться с побочными эффектам в течение десяти дней с момента их появления, то у него был бы шанс сохранить слух. Но время было упущено: Салимова отправляли то к ЛОРу, то к невропатологу, попасть к ним на прием было не всегда просто, и в итоге, когда уже позже Александр оказался в Центре слуха и речи, ему вынесли страшный "приговор" - почти полная потеря слуха. Причем самое печальное, что этот процесс необратимый...
Услышав такой диагноз, Салимов был в шоке. В одночасье из полного сил мужчины он превратился в человека с весьма ограниченными возможностями.
- Что делать? - говорит Александр. - Теперь мне не устроиться на работу, почти нет шанса создать семью. Как жить дальше? Мне ведь только 31 год!
Официально у Салимова сейчас вторая группа инвалидности. Уже четвертый год он ведет отчаянную борьбу, чтобы наказать виновных в том, что он утратил здоровье, но все его попытки восстановить справедливость ни к чему не привели.
Еще в ноябре 2008 года тогдашний заведующий облздравотделом Евгений Анищенко дал официальный ответ Салимову, что "фактов некачественного оказания вам медицинской помощи врачами ГУЗ "Волгоградский областной противотуберкулезный диспансер № 1" выявлено не было, и дозы стрептомицина были подобраны правильно, и отменен препарат вовремя...» Признаться, было бы удивительно, если бы последовал иной ответ - ну кто же будет признавать возможные ошибки врачей из подчиненного облздраву учреждения. Ведь в таком случае пациент может подать иск в суд и потребовать компенсацию за нанесение вреда, а это попахивает крупными выплатами и большим скандалом...
Однако на основании ответа облздрава Салимову было отказано и в проведении процессуальной проверки со стороны Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Волгоградской области (это решение в мае 2009 года отменил суд). Однако новой проверки не последовало. А жалобу Александра в Росздравнадзор РФ переслали назад в Волгоград, все в тот же облздрав для дополнительной проверки. Ответа на нее нет по сей день, и, признаться, сомневаюсь, что если таковой появится, то он будет сильно отличаться от уже имеющегося.
 
Никто не виноват?
Увы, но отстоять свою правоту любому пациенту, пострадавшему из-за врачебной ошибки, будет крайне сложно. Расследование, на каком бы уровне оно ни шло, упрется в главное - результаты медицинской экспертизы. Не будем утверждать, что она всегда окажется в пользу врачей: есть обратные примеры. Но, как правило, свою позицию пострадавшему или его родственникам приходится отстаивать годами, и на это способны единицы. Например, на вынесение окончательного приговора по делу 18-летней Надежды Плахотниковой, погибшей в больнице № 1 Волжского в результате нескольких врачебных ошибок, ушло пять лет. И в этом деле было несколько экспертиз, выводы которых противоречили друг другу. И если бы не принципиальная позиция следователей и не упорство родителей девушки, в этой истории также не нашли бы виновных.
Сегодня на развитие региональной медицины выделяют уже не миллионы - миллиарды рублей. Говорят о ремонтах больниц, о новом оборудовании, одноканальном финансировании, но в самую последнюю очередь вспоминают о главном - о пациентах. Между тем, согласно данным комитета экономики администрации области, в нашем регионе удовлетворенность населения качеством медицинской помощи составляет лишь 32%. Но если остальные 68% попытаются предъявить претензии, то столкнутся с тем, что за столько лет существования в России страховой медицины, ставящей во главу угла интересы пациента, так и не была выстроена эффективная система защиты его прав.
- А кто этим всерьез занимался? - развивает тему руководитель общества защиты прав пациентов при Управлении Росздравнадзора по Волгоградской области Галина Едигарова. - Только отдельные общественные организации. Что касается экспертов страховых компаний, которые могут оценивать качество лечения, соотносить объем проделанной врачом работы с существующими обязательными стандартами, то их интересует не пациент, а то, сколько и куда они должны перечислить денег. Самим врачам эффективная система защиты прав пациентов невыгодна, так как слишком много ошибок и непрофессионализма в их работе станет очевидно для всех.
По этой причине, убеждена Галина Алексеевна, у нас до сих пор не существует и независимой медицинской экспертизы. А потому, обращаясь к врачу, остается рассчитывать только на то, что тебе повезет и встретится хороший доктор. Который не превратит в инвалида и не заставит годами обивать пороги судебных инстанций...
 
 
источник :                                                                                                           вернуться в раздел новостей
http://inter-volgograd.ru/node/2426