§

Новости

Окончательный диализ
25 Августа 2011 г.

Более 500 миллионов человек в мире, то есть каждый десятый, живет с различными заболеваниями почек. У нас таких больных 15 миллионов, многие из них нуждаются в заместительной почечной терапии — диализе или операции по трансплантации почки.

Но до диализа людей можно не доводить. Чем раньше выявлена болезнь, тем больше шансов у человека прожить долгую жизнь.

Однако в России отсутствует профилактика почечных болезней. “Я считаю, что нефрология у нас самая запущенная отрасль медицины”, — уверена председатель правления общественной организации нефрологических пациентов Людмила Кондрашова. Москва, где лечение более-менее налажено, ситуацию не спасает.

     
  фото: Сергей Иванов  

Москвичка Людмила Михайловна в свои 40 с небольшим передвигается с палочкой. Последние шесть лет она находится на постоянном диализе — трижды в неделю — и врачи говорят, что ей дико повезло. Очереди на гемодиализ растянулись на многие километры. Ежедневно 10–15 больных получают отказ в его проведении, а это смертный приговор. И хотя на диализ государство выделяет немалые средства, а 3 года назад его включили в программу обязательных госгарантий, он все равно остается недоступным для большинства нуждающихся.

...С 5-летнего возраста у Людмилы Кондрашовой стоял диагноз ревматоидный артрит. 28-летнее лечение препаратом вольтарен в дозе, превышающей суточную норму, посадило ее почки.

— Я узнала о проблемах с почками лишь тогда, когда они уже «встали». В 2004 году у меня вдруг появилась слабость, стала сильно мерзнуть, анализы показывали низкий гемоглобин (первые симптомы почечной недостаточности. — Е.П.). 13 января 2005 года резко поднялось давление, открылась рвота. Позвонила приятелю в 40-ю больницу, меня тут же госпитализировали в кардиологию. Уже на следующий день остановились почки. При норме в 2–2,5 литра у меня выделялось всего около 200 мл мочи в сутки. В реанимации по вене мне «налили» почти 20 литров всевозможных препаратов — поступила я с весом в 65 кг, а увозили меня уже 85-килограммовую, из-за отека сетчатки практически ничего не видела, — рассказывает Кондрашова.

С тех пор диализ стал для нее такой же привычной процедурой, как для многих из нас чистка зубов по утрам. Правда, он вносит существенные ограничения в жизнь — нельзя никуда надолго отлучиться, даже на дачу, надо фактически быть прикованным к диализному центру. Кстати, на Западе подобные пациенты часто путешествуют — диализ им предоставляют по страховке в других странах. В России же таких больных часто увольняют с работы, от них отказываются друзья и близкие люди, они нередко теряют семью. Слава богу, с Людмилой этого не произошло — у нее есть заботливая семья, она продолжает активно работать в общественной организации пациентов и вот уже многие годы пытается помочь таким же, как она, больным.

«Каменное сердце»

Ежегодно число пациентов, нуждающихся в заместительной почечной терапии, неуклонно растет и в 3 раза превышает среднемировой уровень, реальное же количество пациентов на додиализной стадии неизвестно никому. Чаще всего болезни почек у нас диагностируют на далеко зашедших стадиях.

 

Справка "МК"

Чтобы сохранить почки здоровыми, соблюдайте 8 золотых правил:

Будьте активны
Регулярно проверяйте уровень сахара в крови
Контролируйте артериальное давление
Питайтесь правильно и следите за весом
Употребляйте достаточное количество жидкости
Не курите
Не злоупотребляйте лекарствами, особенно анальгетиками

Проверьте почки, если у вас есть:

— сахарный диабет
— гипертензия
— анемия (низкий гемоглобин)
— лишний вес
— кто-то из вашей семьи страдает заболеваниями почек

Истории практически всех нефрологических больных в стране очень схожи с историей Людмилы Кондрашовой — подавляющее большинство попадает на гемодиализ из реанимации. «У нас в клинике за 6 лет сменилось множество пациентов — и из всех я знаю лишь одну женщину, которая пришла на гемодиализ планово», — рассказывает Кондрашова.

Выявлением почечных патологий на государственном уровне никто не занимается, хотя дело это несложное и с точки зрения затрат, и с точки зрения организации. Просто в рамках диспансеризации у людей нужно обязательно исследовать мочу на белок и определять уровень креатинина — маркера, показывающего проблемы с почками. «Определяют же уровень сахара в крови, почему же никто не смотрит креатинин?» — говорит Людмила. Косвенные признаки почечной недостаточности — анемия и артериальная гипертензия. Но на них участковые врачи, как правило, должного внимания даже не обращают. Хотя пациенты с такими симптомами — в группе риска по развитию хронической болезни почек.

Диализ стоит безумных денег, и гораздо гуманнее и уж, конечно, экономически целесообразнее было бы максимально отсрочить его. По статистике, пациенты с почечной недостаточностью умирают главным образом от инфарктов и инсультов. При хронической почечной недостаточности нарушается костно-минеральный обмен, что ведет к т.н. вторичному гиперпаратиреозу: из-за повышенной выработки паратгормона (ПТГ), основного регулятора кальция в организме, кальций вымывается из костей и откладывается в сосудах, сердце (врачи называют это «каменным сердцем») и других органах. Больные уменьшаются в росте, страдают спонтанными, на ровном месте, переломами, практически перестают ходить. Риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний у почечных больных, особенно находящихся на диализе, возрастает при гиперпаратиреозе в 500 раз.

Во всем мире таких больных обеспечивают бесплатными препаратами, у нас — нет. При этом в России зарегистрированы прекрасные лекарства для снижения уровня кальция и ПТГ, благодаря которым можно избежать и переломов, и операций, и осложнений на сердце, и увеличить продолжительность жизни почечных больных, особенно находящихся на диализе. Стоят они в 20 раз дешевле, чем лечение тяжелых последствий гиперпаратиреоза. Но его лечение не входит в федеральную программу, средства на необходимые препараты могут выделять или не выделять региональные власти. Сегодня лишь несколько регионов, в том числе Москва, благодаря усилиям главного нефролога Натальи Томилиной включили их в программу льготного лекарственного обеспечения. Если бы полноценная диагностика и профилактика нефрологических заболеваний были доступны в стране, государство экономило бы миллиарды рублей не только на диализе, но и на операциях на сердце (она требуется многим почечным больным), и на операциях по трансплантации почки. Да и на продлении жизни трудоспособных людей — ежегодно у нас умирает 20% почечных больных, то есть каждый пятый.

...Людмила вспоминает 34-летнего пациента на диализе, которого недавно убили последствия гиперпаратериоза. Пять лет он жил в больнице, его нельзя было даже возить (попытки обернулись несколькими спонтанными переломами). Он уменьшился в росте до 120 сантиметров, разрушился позвоночник, полностью деформировалось лицо, он страдал от страшных болей в костях. «Если бы ему вовремя поставили диагноз и начали лечить, он прожил бы еще многие годы и не умер бы в мучениях», — говорит Кондрашова.

Обнаружить такое заболевание на ранней стадии можно банальным исследованием уровня ПТГ. Но во многих регионах анализов на ПТГ не делают ни в одном лечебном учреждении, пациенты о его существовании даже не подозревают! А врачи лечат их от чего угодно — только не от гиперпаратериоза. Сегодня лишь в Москве работает единственный в России центр гиперпаратериоза, где больных наблюдают и лечат бесплатно.

— Необходимо на государственном уровне решать проблемы профилактики и лечения почечной недостаточности. При грамотной нефропротекции, то есть контроле анемии, уровня белка и артериальной гипертензии, люди могут годами жить без диализа, — говорит Людмила.

— Пациенты с хронической почечной недостаточностью должны рассматриваться как группа высочайшего риска сердечно-сосудистых осложнений, которая нуждается в проведении профилактических мер. Помощь таким больным должна начинаться не после начала почечнозаместительной терапии, а на том этапе, когда прогрессирование заболевания почек только диагностировано, — считает Наталья Томилина.

— И трансплантированным и диализным больным требуется современная безопасная лекарственная терапия. И одна из основных задач государства — обеспечить наличие всех необходимых препаратов в списках жизненно важных и необходимых. Но у нас ничего не делается для раннего выявления болезней почек, даже больным сахарным диабетом только в половине случаев назначают анализы на креатинин крови и наличие белка в моче, — говорит доцент кафедры нефрологии Московского медицинского стоматологического университета Валерий Шило.

Помоги себе сам

...Идея создания пациентской организации, которая защищала бы нефрологических больных, витала в воздухе. «Этой областью медицины занимаются отдельные энтузиасты, пациенты по большому счету часто предоставлены сами себе — и те, у кого могут быть проблемы, и те, у кого они уже есть. В России безумная нехватка нефрологических кадров — в некоторых регионах нет даже урологов, не то что нефрологов. На трансплантацию почек тратят гигантские деньги, однако после пересадки больной отправляется в свой регион, а там его просто некому наблюдать. Например, из Красноярска можно проконсультироваться только по телефону со специалистом из Москвы», — рассказывает Людмила. Относительно недавно нередкими были ситуации, когда врач беззастенчиво требовал с больного по 100–200 тысяч рублей, чтобы определить его на диализ без очереди. Несколько лет назад многие диализные центры были настоящими фабриками смерти — в среднем пациенту отводили 1,5–2 года жизни, чтобы потом сменить его «свежим», способным к оплате.

Очень серьезная ситуация с пациентами-детьми. Вообще-то диализ для ребенка временная мера, он дает очень серьезные осложнения, на диализе ребенок не может полноценно развиваться. Для детей терапия выбора — это трансплантация почки, но детская трансплантация в стране находится в зачаточном состоянии. Как, впрочем, и взрослая — такая операция выполняется у нас в десятки раз реже, чем в США и странах Европы.

— У нас мучительно не хватает серьезной программы по нефрологии, ее просто нет! Хотя есть программы профилактики и лечения гораздо менее распространенного ВИЧ/СПИДа. Нефрология стала одной из самых запущенных отраслей медицины, — вздыхает Кондрашова. — Недавно одного пациента попытались выбросить с диализа. Он лежал в реанимации, его вывели из тяжелого состояния, а потом сказали: всё, у него нет постоянной регистрации в Москве... Эту проблему мы, правда, решили.

— Нужно увеличивать количество врачей-нефрологов, диализных и трансплантационных центров. Необходимо обратить внимание на диспансеризацию населения и качественное выявление и лечение больных людей; на лечение пациентов в додиализной стадии, когда есть шанс предотвратить развитие серьезных последствий. Важно гарантировать лекарственное обеспечение на всех этапах заболевания. Лишь тогда можно будет говорить о возможности сдерживания нефрологических болезней. А значит, приостановить развитие сердечно-сосудистых заболеваний, костных нарушений и других спутников заболеваний почек, — считает сопредседатель еще одной общественной организации нефрологических больных — «Право на жизнь» — Михаил Гавриков.

Впрочем, пока чиновники от здравоохранения в эти проблемы вникнуть не удосужились.

 

источник :                                                                                                               вернуться в раздел новостей

http://www.mk.ru/social/article/2011/08/23/616800-okonchatelnyiy-dializ.html