§

Новости

«Как она могла умереть? Она была совершенно здорова…»
04 Апреля 2014 г.

Вера Цибизова, по словам ее мужа Сергея, умерла, не приходя в сознание, после совершенно «плевой» операции

 

Фото: Из личного архива С. Цибизова

 

От автора: о трагедии в семье Сергея ЦИБИЗОВА я узнал из сюжета местного телеканала. В 30 лет мужчина остался вдовцом с двумя малолетними детьми на руках. 25 марта 2014 года его жена Вера скончалась после сделанной ей операции. Было ли это роковым стечением обстоятельств или грубейшей врачебной ошибкой, сейчас выясняет следствие. Вечером 1 апреля мы встретились с Сергеем у него дома.

На стене у лестницы, ведущей на второй этаж частного дома – семейные фотографии в рамках. На них Сергей, Вера, их сын Ваня. Снимков, на которых семья запечатлена вчетвером, с новорожденной дочкой Машей, здесь нет – они остались у родственников. А новых уже не будет – 25 марта Вера скончалась. Ее портрет с черной траурной лентой стоит в углу просторного зала. Для дома, в котором живут двое детей, здесь непривычно тихо.

 – Мы были знакомы безумное количество лет. Оба из Пачелмы, вместе учились в школе, а с 10-го класса стали встречаться, – начинает рассказ Сергей.

Потом был переезд в Пензу, учеба в вузе, свадьба, рождение сына Вани. Семья всегда хотела второго ребенка, и когда стало известно, что у них родится девочка, счастью не было предела.

– Вторые роды жена перенесла нормально. Они были запланированными и прошли без осложнений. Тем более Вера никогда не жаловалась на здоровье. В наше время таких людей мало – у нее, кажется, даже больничной карты в поликлинике не было. Естественно, во время беременности она проходила все обследования, которые только подтвердили – все в полном порядке. 10 марта ей сделали запланированное кесарево сечение, а 14-го нас выписали из больницы, – рассказывает Сергей.

Обследование показало, что ребенок абсолютно здоров. Мама тоже перенесла роды нормально и первые дни, проведенные дома, чувствовала себя хорошо, ни на что не жаловалась.

– Перед выпиской Вере почему-то не провели УЗИ-диагностику – стандартную и обязательную в таком случае процедуру. Мы поначалу не предали этому значения, – продолжает Сергей. – 19 марта у жены резко подскочила температура, до 38-ми. Стали сразу звонить  врачу, который ее кесарил, но он заверил, что ничего страшного – вероятно, все идет «от груди», из-за вовремя не сцеженного молока. Договорились, что на следующий день жена приедет к нему на прием. Хотя изначально, по крайней мере для меня, было понятно, что не в груди дело. Жена в тот день жаловалась на сильные боли в пояснице, а это, по-моему, верный признак, что есть какие-то проблемы по женской линии. 

20 марта Веру отвели на УЗИ, которое показало, что в матке содержатся сгустки крови. Иначе это называется гематометра – заболевание, вызванное послеродовым осложнением. В случае если его запустить, оно может грозить серьезными последствиями для здоровья, вплоть до воспаления матки и ее последующего удаления.

Веру Цибизову положили в стационар гинекологического отделения при городском роддоме, где 21 марта ей была сделана запланированная процедура по удалению сгустков, а также назначены капельницы и прием медпрепаратов.

– Со слов врачей повторное УЗИ показало, что в полости матки осталась небольшая кровяная масса. Лечащий врач предложил операцию – внутрь матки вводится зонд, которым все эти скопления и убираются. При этом он говорил, что это плевая процедура, которая займет 15 минут. Ничего серьезного, ничего страшного. Наши друзья и их жены, которые сталкивались с подобным, тоже заверяли, что операция – быстрая и безопасная. Я даже не присутствовал на момент ее проведения в больнице, а остался дома со своей мамой и двумя детьми. У меня и капли сомнения не было, что может случиться что-то страшное, – говорит Сергей ЦИБИЗОВ.

По его словам, врач, проводивший операцию, настоял на общем наркозе, хотя Вера просила местную анестезию, чтобы оставаться в сознании и контролировать все происходящее. Но анестезиолог, чьей прерогативой был выбор наркоза, настоял на своем.

Последний раз Сергей разговаривал с женой по телефону 25 марта в 14.00. Веру в этот момент как раз готовили к операции.

– Она сказала: «Меня вот-вот повезут в операционную». После этого никаких звонков от нее больше не было. Я не стал лишний раз ее тревожить, думал, может быть, она еще отходит от наркоза, – вспоминает Сергей.

Около пяти часов вечера он вместе с сыном поехал в магазин за продуктами, надеясь, что Вера скоро даст о себе знать. В 17.54 Сергею на сотовый перезвонил главный врач городского роддома и попросил его подъехать в больницу.

– В тот момент я уже все понял, но все-таки надеялся на лучшее. Мы с ребенком приехали в роддом, нас завели в гинекологию, на нулевой этаж. Там стояли несколько врачей, которые сообщили, что у Веры не выдержало сердце. Больше я уже не стал ничего слушать. У выхода нас догнал главврач и сказал, что жена умерла сразу после операции, – Сергей показывает медицинское свидетельство о смерти супруги, которое выдали на следующий день. В графе «причина смерти» - запись: «воздушная эмболия», что означает попадание крупного сгустка воздуха в кровеносную систему.

Каким образом, это могло произойти, в роддоме не комментируют. Днем 3 апреля я встретился с Денисом БОЧАРНИКОВЫМ, главным врачом городского родильного дома. На вопрос о предполагаемой причине смерти Веры Цибизовой собеседник ответил, что ее только предстоит установить. Этим занимается специально собранная комиссия.

– Назначена документарная проверка. Будут работать также и лечебно-контрольная комиссия, и комиссия по родовспоможению. Они дадут оценку действиям врачей. Результаты внутренней проверки станут известны не ранее 21 апреля, – пояснил Денис БОЧАРНИКОВ.

Он не подтвердил точку зрения супруга умершей и отметил, что УЗИ перед выпиской из городского роддома проводится всем пациентам, в том числе оно было сделано и Вере Цибизовой.

– Что касается выбора анестезии – это выбор самого врача. Операции, по характеру подобные той, которую провели Вере Цибизовой, в нашем роддоме не единичны, – отметил главный врач городского родильного дома Денис БОЧАРНИКОВ.

Не став дожидаться заключения комиссии, Сергей Цибизов написал заявление в прокуратуру.

– Врачи, которые проводили операцию, на допросе воспользовались ст. 51 Конституции РФ, в соответствие с которой никто не обязан свидетельствовать против себя, и отказались давать показания. Но что им скрывать? – задается вопросом Сергей Цибизов. – Самое странное и подозрительное во всем этом – время смерти Веры. У меня есть информация, которую подтверждают несколько источников – что жена скончалась в 15.25. Почему тогда мне, самому близкому родственнику перезвонили через два с половиной часа. Моя тетя в тот день, 25 марта, куда-то спешила и поехала в поликлинику раньше меня. Половина шестого вечера она передала через медсестру пакет для Веры. Причем медсестра, по ее словам, уверила, что та уже приходит в себя после наркоза и с ней все нормально. Что это было? Я совершенно не понимаю, как она могла умереть. Она была здоровым человеком. 24 марта я, как обычно, приехал к ней в палату – ни температуры, ни жалоб, выглядела она хорошо…

Следственный комитет начал по факту смерти Веры Цибизовой доследственную проверку.

– По факту проведенной проверки будет принято процессуальное решение, – подчеркнула старший помощник руководителя СУ СК РФ Людмила ФОМИНА.

Александр ПОЛЯКОВ, Пенза

 


 

источник :  www.province.ru

вернуться в раздел новостей