§

Новости

У Минздрава кончается бесплатное лечение
30 Августа 2011 г.

Россияне остались без квот на бесплатное лечение. Благотворительные организации утверждают, что в Минздраве заканчиваются деньги и почти 90 процентов льготных услуг, запланированных на этот год, уже оказаны. Остальным придется лечиться за деньги. Медицинские работники признают, что подобного еще не было. Впервые весь объем годовых квот подошел к концу уже летом. Эксперты во всем винят региональных чиновников, которые занижают размеры помощи, принуждая граждан за все платить. Подробности выяснял корреспондент "http://www.radiovesti.ru"радио  Николай Осипов.

Осипов :
Слишком много лечатся - по всей видимости, так можно объяснить внезапную проблему с бесплатными квотами Минздрава, которые подошли к концу уже в середине года. Проблему выявили благотворительные организации, где заметили, что к ним стали чаще обращаться пациенты, ищущие денег на дорогую операцию, рассказывала директор программ Фонда "Подари жизнь" Екатерина Чистякова на примере одной из известных клиник.

Чистякова:

В НИИ нейрохирургии Бурденко есть пациенты, которые должны получить срочное лечение. Лечение за государственный счет они получить не могут, им говорят: ждите, когда будет квота, но не говорят даже, когда она будет. И они вынуждены либо платить, либо обращаться к нам.


Осипов:

При этом, по нашей информации, проблем с местами в той же клинике нет, просто нет возможности бесплатно проводить дорогие операции и лечение. За это некому платить. Разрешенный лимит уже исчерпан. И возникает резонный вопрос, а почему денег не хватило, продолжает Екатерина Чистякова.


Чистякова:

Есть сумма денег, которую государство может потратить на высокотехнологичную помощь. Есть какое-то количество мест в клиниках, сколько ты квот не выдели, клиника не примет больше больных, чем она может принять, и третье - это запросы от региона, регион говорит, что мне квот по нейрохирургии нужно столько-то, а остальных я сам пролечу...


Осипов:

Коллеги Екатерины Чистяковой рассказывали истории, как под конец года Минздрав внезапно сокращал льготы отдельным медучреждениям, где проходили лечение тяжело больные дети. Получалось, что далее лечить их можно было только за деньги. Если их нет, пациент приговорен к смерти. Спасали гарантийные письма от благотворителей. И причиной проблем многие называют намеренное сокращение квот. По крайней мере, такие подозрения высказывает президент Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский. Чиновникам проще получать деньги с пациентов, чем из бюджета.


Саверский:

Уже около двух лет под Новый год мы бьемся за то, чтобы Минздрав сохранял эту систему. В позапрошлом году они пытались убрать оттуда ряд профилей. В этом году были примерно в два раза сокращены объемы по нескольким профилям. И, видимо, с этим связано то, что в этом году квоты закончились уже почти в середине года.

 

Осипов:

С другой стороны, официальные данные говорят, напротив, о том, что квот становится все больше, и это не согласуется с предыдущими высказываниями. По статистике в прошлом году бесплатную помощь получили более чем 210 тысяч россиян, в этом году в план поставили более 260 тысяч квот. В денежном выражении - это около 37 млрд рублей, колоссальная сумма, которая почему уже закончилась, значит, причины вовсе не в сокращении бесплатных услуг, а, напротив, в их расширении, поясняет сложную зависимость директор Института развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский.


Крестинский:

За последние годы появилось гораздо больше возможностей у здравоохранения осуществлять высокотехнологичную помощь. С другой стороны, для этих операций необходимы деньги, и, к сожалению, финансирование для оказания высокотехнологичной помощи осуществляется не столь быстро, как развивается инфраструктура для осуществления этой помощи.


Осипов:

Выходит, что дело не в урезании квот, а в том, что россияне стали больше нуждаться в них. Но где кому и как надо оказывать помощь, отслеживают слабо. Минздрав располагает средствами, регионы их запрашивают на свое усмотрение, и часто намеренно занижают годовые квоты, опасаясь, что к концу года что-то останется неизрасходованным. А для любого региона, удобнее и лучше подводить в конце года нулевой баланс, без остатка, чтобы отчитаться перед федеральными ведомствами. И тогда пациент внезапно узнает, что, к примеру, в Оренбурге ему больше ничем не могут помочь, но есть шанс найти квоту где-нибудь в другом городе. Например, известны случаи, когда вместо годового ожидания операции на сердце, больной в течении недели получал квоту на те же услуги но в Подмосковье, где неиспользованных квот больше. Юрий Крестинский объясняет это простым невниманием чиновников, которым важнее отчитаться о полном освоении средств, чем обеспечить помощь всем нуждающимся.
Крестинский: Вопрос о том, какой регион и сколько квот на оказание высокотехнологичной помощи получает, является актуальным, и принципы, по которым определяется распределение этих квот, должны быть намного более прозрачными, чем сейчас.


Осипов:

В крупных городах с современными медучреждениями квот традиционно не хватает. В центры Москвы едут со всей страны, дефицит квот уже отмечен в Оренбурге, Костроме, Ростове-на-Дону. Люди пытаются искать места в других концах страны.

Если удастся найти вариант с бесплатным лечением, останется только раздобыть деньги на дорогу. Плюс, на проживание кого-то из родственников, которые, как правило, сопровождают близких. В итоге даже бесплатные операции все равно оказываются чрезмерно затратными.
В Минздраве тем временем, похоже, пока не считают, что с квотами возникли какие-то проблемы. По крайней мере, заявлений из ведомства по этому поводу не поступало. Чиновники прокомментировали лишь схожие сведения о возможном дефиците бесплатных препаратов для лечения ВИЧ-инфицированных. О нехватке лекарств сообщила одна из международных организаций, однако в ведомстве информацию опровергли, заявив, что с бесплатным лечением все в порядке. Вполне возможно, что и ситуацию с квотами в Минздраве воспримут аналогичным образом.

 

прослушать аудиозапись

вернуться в раздел новостей