§

Новости

Омич требует 2 миллиона от больницы, после операции из-за которой теперь не может заниматься спортом
02 Октября 2014 г.

Студент Иван Чернобай винит во всем врачей и считает, что после лечения вообще чудом остался жив.

 
 
 

Жизнь 19-летнего Ивана перевернулась в ноябре прошлого года. Студент политеха проходил плановою флюорография, когда медики увидели, что с правым легким у парня большие проблемы. Из вуза его отправили прямиком на хирургический стол в больницу имени Кабанова. За несколько недель молодой человек пережил три операции. Формально он остался здоров, но лишился того, что считал смыслом всей жизни. В недавнем прошлом чемпион Омской области по греко-римской борьбе, один из главных призеров всероссийских соревнований, сегодня не может поднимать больше пяти килограмм. И виной тому, как считает сам Чернобай, врачебная ошибка. Теперь у Ивана другая борьба…борьба с медиками. Свои интересы он отстаивает уже не на татами, а в Кировском районном суде. Там рассматривается иск спортсмена к городской больнице имени А.Н. Кабанова. Парень требует компенсацию в 2 миллиона рублей.

«Я ПЬЮ СОК, А ОН ИЗ ГРУДИ ВЫЛИВАЕТСЯ»

В суде Чернобай почти как на спортивной арене. Борется едва ли не в одиночку. Юрист страховой компании, поддерживающий парня, немногословен. Отец Ивана, кстати, тренер, сидит на скамье в качестве слушателя и делает подсказки жестами…

Тогда, осенью 2013 года, в больнице диагноз поставили быстро – правосторонний пневмоторакс. Сказать проще, это чересчур большое скопление воздуха в легких, связанное с сильным ударом или кашлем. Обычно у пациента возникают резкие боли в груди, одышка. Но сам Иван говорит, что особых жалоб у него не было.

В больнице имени Кабанова парню сделали две последовательные операции. После хирургических процедур Чернобая обвешали специальными медицинскими приборами – трубками, через которые выходили остатки воздуха из легкого. Но однажды Иван заметил неладное.

- 29 ноября у меня был удален верхушечный сегмент легкого, - рассказывает в суде он. – Если бы я знал о возможных осложнениях, то сделал бы дополнительные исследования. Потом появился разрыв пищевода. В течение нескольких операций у меня выпали волосы на затылке, все тело покрылось рубцами. Проверяли все, что можно было: провели 15 венерологических исследовании! После второй операции я заметил: пью сок, смотрю, а он из груди выливается через трубки. Мне объяснили: так и должно быть…

В конце концов, медики провели ФГДС. Диагноз – разрыв пищевода. Парня без лишних разговоров посадили в коляску и увезли на третью операцию… Около месяца он пролежал в больнице. Студента хоть и поставили на ноги, но категорически запретили заниматься спортом. Специалисты компании «Росгосстрах» (где был застраховано здоровье Чернобая) заказали экспертизу. Она показала: врачи слишком поздно провели правильную диагностику. То есть все могло обойтись без таких тяжелых последствий.

«Виноват сам пациент – поздно спохватился»

- И что теперь? Конец жизни? – уточняет судья.

- Дальше… Все, ничего нет… Крах… Я ничего не могу… Больше 5 килограмм нельзя поднимать…

- Вы планируете восстановить орган на эти 2 миллиона? – спрашивает юрист клиники Кабанова.

- Я восстановлюсь морально… Пущу эту сумму на достижение новых целей.

 

Больница иск не признает.

 

- Иван Игоревич поступил к нам по линии неотложной помощи, - говорит один из юристов лечебного учреждения. – Через 2 недели после начала заболевания. Был отек легких. Воздух оттуда удалили. Потом обнаружился разрыв пищевода. Но эта не ошибка врачей… Непонятно, откуда он появился. Это, скорее вина, самого пациента. Поздно спохватился. Строго говоря, вообще удивительно, что после разрыва пищевода он остался жив. В 4 из 5 случаев наблюдается летальный исход.

Со слов юристов больницы, лечение шло с согласия пациента. Впрочем, сам Иван утверждает иное. Дескать, соглашался только на первую операцию – затем его подпись во врачебных документах подделали.

- Нельзя принимать в расчет и экспертизу «Росгосстраха», - считает представитель ответчика. – Ее провел обычный хирург, а нужен – торакальный. То есть более узкий специалист.

Стороны сходятся на том, что нужно проводить новую экспертизу. В деле объявлен перерыв. За его время спорщики должны определиться, где можно провести объективное исследование документов Чернобая.

«Почему ты не сказал, что тебя исполосовали, как Франкенштейна?»

Главврач горбольницы Георгий Соболев не стал комментировать ситуацию, отправив нас к юристам. Мы поговорили с семьей Чернобаев.

- Он спортом занимался лет с шести, борьбой – с 8 лет. Прыгал, бегал, подтягивался. Каждый день пробегал по 12-15 километров. Кстати, почему ты не сказал, что тебя исполосовали, как Франкенштейна, - обращается отец к Ивану. - У него ведь все тело в рубцах.

- Вы, как я понимаю, выступали и на всероссийских соревнованиях?

- Да, занимал третье место. Это было в 2007 году, - с горечью говорит парень. - Я поступал в Военный институт Физической Культуры в Санкт-Петербурге. Но до присяги не дошел. Почему-то отчислили… Хотел стать военным, поступил в вуз на специальность «Таможенное дело».

- По сути это халатность, - не успокаивается глава семьи Чернобай. - Операция прошла без разрешения. Мы уже полгода жалуемся силовикам. Следственный комитет возбуждать уголовное дело не стал. Недавно прокуратура вернула туда материалы проверки на дополнительное расследование… К этой больнице уже столько исков подавали. И пока не выигран ни один.

КОМПЕТЕНТНО

Руководитель ООО «Центр медицинского права»Алексей Панов:

«Думаю, больше 500 тысяч рублей отсудить не получится»

- Для нашего региона 2 миллиона рублей за моральный вред – сумма несколько завышенная. Пару лет назад в городе был такой спор. Супруг и мать женщины, скончавшейся в больнице от неправильного лечения, подавали иск на больницу. Им удалось отсудить по миллиону рублей. У наших соседей, в Новосибирске, истцу по похожему спору присудили 2 миллиона. В Тобольске роженице, у которой в животе медики оставили салфетку, дали 300 тысяч. В Санкт-Петербурге женщина, у которой пострадал ребенок во время родов, выиграла 5 миллионов. Правда, мне неизвестно, вступило ли это решение суда в законную силу.

В этом случае, думаю, больше 500 тысяч рублей отсудить не получится: в данном случае пациент остался жив. Если молодой человек докажет, что не может заниматься любимым делом, это скажется на выигранной сумме.

Разумеется, на исход суда влияет и экспертиза. По моим наблюдениям, итоги исследования более объективны, когда экспертиза проходит в другом городе. В процессе нужно ходатайствовать, чтобы она была не в Омске. Однако окончательное решение на этот счет все равно примет суд.

 


 

источник :  www.kp.ru

вернуться в раздел новостей