§

Новости

Средство от мучений
06 Октября 2014 г.

Сегодня в Октябрьском районном суде Красноярска, как ожидается, будет вынесен приговор по делу участкового врача Алевтины Хориняк, которую обвиняют в подделке документов и незаконном обороте сильнодействующих веществ: медик выписала рецепт на обезболивающий препарат мужчине, не прикрепленному к ее участку. Женщина уже была приговорена к некрупному штрафу, однако сейчас ее дело вновь пересматривают. На проблему недоступности обезболивающих все чаще обращают внимание не только пациентские и благотворительные организации, но и сами медики: одни пишут петиции за облегчение оборота медицинских наркотиков, другие показательно увольняются. Однако, несмотря на разговоры о пересмотре правил назначения обезболивающих на самом высоком уровне, пациенты продолжают мучиться, а запуганные врачи боятся выписывать рецепты.



Участковый врач Алевтина Хориняк еще в 2009 году выписала рецепт на препарат «Трамадол» мужчине с последней стадией рака, который не был прикреплен к ее участку. Он принимал лекарство, чтобы снизить боли, но тогда, перед майскими праздниками, оно закончилось в аптеках по бесплатным рецептам. Тогда мужчина обратился к Алевтине Хориняк, которая была другом семьи и много лет ухаживала за больным. Она выписала мужчине рецепт на приобретение платного препарата. В итоге в 2011 году в отношении врача возбудили уголовное дело сразу по двум статьям УК РФ: 327 «Подделка документа» и 234 «Незаконное приобретение, хранение в целях сбыта и сбыт сильнодействующих веществ». Семидесятилетней сотруднице поликлиники могло грозить девять лет колонии. В мае 2013 года Октябрьский районный суд Красноярска приговорил ее к штрафу в 15 тыс. рублей. В сентябре 2013 года краевой суд отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. Повторный судебный процесс начался в феврале этого года, а сегодня, как ожидается, будет оглашен приговор.

В последнее время проблеме доступности обезболивающих препаратов уделяется много внимания, в том числе и со стороны чиновников. Тем не менее существенных изменений в законодательстве до сих пор нет, а врачи продолжают отказывать больным в выписке рецептов, опасаясь, как бы чего не вышло.

Ко вчерашнему дню около 2300 подписей собрала петиция на сайте Change.org «Обеспечить права пациентов на облегчение боли и свободу от пыток», написанная от имени российских медиков. «ВОЗ заявляет, что многие из наркотических анальгетиков и сильнодействующих веществ относятся к основным лекарственным средствам, т.е. являются жизненно необходимыми и важнейшими препаратами, поэтому система контроля в стране не должна создавать барьеры и препятствовать их законному медицинскому применению», – сказано в петиции. Подписавшие уверены, что Минздрав РФ издает много непродуманных приказов и инструкций, регулирующих назначение, выписку, хранение и утилизацию контролируемых веществ, а сотрудники ФСКН «занимаются фабрикацией уголовных дел, постоянно прибегают к провокациям в лечебных учреждениях, подлогам, психологическому давлению на медработников». Врачи не только требуют пересмотреть все связанные с сильнодействующими лекарствами уголовные дела в отношении их коллег, но и создать постоянный комитет по контролю над наркотиками, следящий за доступностью обезболивающих, а также отменить уголовную ответственность за нарушения правил оформления рецептов.

Созданные министерствами сложности оборачиваются для пациентов необходимостью терпеть невыносимые боли – даже в операционных. Московский врач анестезиолог-реаниматолог Татьяна Зеленина, подписавшая петицию, объясняет на сайте Change.org, что даже в крупнейших больницах Москвы на два экстренных хирургических стола может выделяться всего 20 ампул анальгетика в сутки, тогда как только на одну операцию может быть использовано 10 из них. Если операций больше – врач должен точно рассчитать количество нужных ампул (чтобы потом не писать объяснительную, если останутся лишние) и заказать анальгетик на каждого конкретного больного. Постановление правительства от 29 марта упростило правила хранения обезболивающих, но основная проблема все равно не решена.

По данным ФГУП «Московский эндокринный завод», обеспеченность наркотическими лекарственными средствами среди всех нуждающихся пациентов составила в прошлом году всего 9%. В 2013 году от злокачественных опухолей умерло около 300 тыс. человек, а от ВИЧ – около 19 тыс. При этом 80% умерших от рака и 50% от ВИЧ нуждались в облегчении страданий с помощью препаратов. Показатели потребления опиоидов с медицинской целью в РФ в 200 раз меньше, чем в Германии, в 130 раз меньше, чем в Великобритании, и в 100 раз меньше, чем во Франции.

18 сентября из Московского научно-исследовательского онкологического института имени П.А. Герцена в знак протеста уволилась анестезиолог-реаниматолог, профессор с 56-летним стажем Надежда Осипова. Профессор указала на все еще не решенную проблему с доступностью анальгетиков. «Следует подчеркнуть резко ограниченную доступность контролируемых средств обезболивания не только для сотен тысяч инкурабельных онкологических больных с хроническим болевым синдромом, но и для миллионов пациентов с острой (послеоперационной, травматической и др.) болью, проходящих лечение в стационарах», – написала Надежда Осипова в своем обращении к врачам.

Новые правовые нормы, касающиеся обезболивания, по ее словам, ситуацию не улучшают. Например, приказ Минздрава РФ № 183н «Об утверждении перечня лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету», вступивший в силу с 5 августа, ужесточил требования к регистрации рецептов даже на препараты, содержащие малое количество наркотического или психотропного вещества, и предусматривает уголовное наказание за какие-либо дефекты при их назначении и отпуске. А закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», последняя редакция которого действует с 4 июня этого года, только пресекает незаконный оборот наркотиков, но не предусматривает никаких наказаний, когда нуждающиеся в обезболивании пациенты не получают лекарств. Г-жа Осипова полагает, что врачи должны нести ответственность вплоть до уголовной, в том числе и за отказ в выписывании препаратов.

 

Фото: RABCRIN.COM

 

Надежда Осипова добавляет, что и созданная в феврале рабочая группа при Минздраве по проблеме доступности обезболивающих оказалась недееспособной, так как «ее подавляющее большинство устранилось от принятия радикальных решений». Однако, по ее словам, ответственность за страдания пациентов несут не только медики и чиновники от медицины: «Минздрав на уровне своего ведомства решить проблему не может».

«Я считаю слова Надежды Осиповой полной клеветой. В нашем учреждении для обезболивания делается все. Препаратов у нас достаточно. Кроме того, мы пациентам даем рецепты при выписке, чтобы у них было время встать на учет по месту жительства и получить необходимые препараты», – сказала «НИ» доктор медицинских наук, профессор, замдиректора ФГБУ МНИОИ им. П.А. Герцена Галина Алексеева.

К проблеме доступности сильнодействующих и наркотических обезболивающих общественность в феврале подтолкнула смерть контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, который застрелился, не желая видеть мучения родных, постоянно бегающих по кабинетам поликлиники в попытках получить для него анальгетик. Винить в своей смерти Вячеслав Апанасенко попросил только Минздрав и правительство. Затем с 12 по 24 марта покончили с собой аж восемь больных раком москвичей. А в июне из-за болей, связанных с онкологическим заболеванием, застрелился отставной генерал-майор ГРУ Виктор Гудков. Эксперты отмечают, что подобные самоубийства не были редкостью и раньше, однако про них до смерти Вячеслава Апанасенко не говорили. К слову, непосредственно на суицид решаются не все: так, в сентябре жителя Самарской области приговорили к шести годам лишения свободы за то, что тот застрелил умиравшую от рака желудка жену по ее же собственной просьбе.

«С момента начала активного обсуждения проблемы ситуация стала лучше только с точки зрения того, что больше людей и специалистов обратили внимание на эту проблему. Мы на горячей линии не наблюдаем существенного улучшения», – рассказала «НИ» директор АНО «Проект СО?действие» Ольга Гольдман. Горячая линия «СО-действия» консультирует онкобольных по телефону 8–800–100–01–91. По словам г-жи Гольдман, недавно по этому телефону обратился человек, которому для получения лекарства надо было ехать в райцентр к онкологу за 100 километров, потом обратно домой, чтобы подписать рецепт у терапевта. И это несмотря на то, что приказ Минздрава РФ №1175 от 20 декабря 2012 года позволил выписывать рецепт на обезболивающие одному врачу-специалисту вместо трех.

«Когда ответственность за рецепт легла на одного медика, врачи стали искать еще больше поводов не выписывать наркотическое обезболивающее», – говорит «НИ» Ольга Гольдман. Она отмечает, что никакая либерализация законодательства не будет работать, пока врачи будут запуганы: «Многие пациенты жалуются: «Врач не верит, что мне больно». К сожалению, нам до сих пор мешает эта «презумпция виновности» врача, который выписывает обезболивающее», – отмечает Ольга Гольдман. Она добавляет, что опасения вызвать у пациента зависимость от обезболивающих, которыми нередко оправдываются врачи, беспочвенны: «Хронические боли лечатся долго и маленькими дозами, а наркоманам нужно быстро и много. Лекарства принципиально невозможно использовать для злоупотреблений. Всего в 0,2% случаев к обезболивающим лекарствам возникает привыкание», – объясняет эксперт.

«Сегодня даже те законодательные механизмы, которые могут помочь больным, не используются. Человек, находящийся на наркотическом обезболивании, должен получить пятидневный запас лекарств при выписке из больницы. На деле этого нет. До сих пор подписи на рецептах ставят несколько врачей. Медики перестраховываются, потому что никто не хочет сидеть», – утверждает в разговоре с «НИ» руководитель паллиативного направления Европейского медицинского центра Михаил Ласков. По его словам, тяжелее всего получить наркотические анальгетики бывает даже не онкобольным, а больным терапевтического профиля: «Есть препараты, которые показаны при одышке, например, тем, кто живет с боковым амиотрофическим склерозом – ради них сейчас проводится знаменитый флешмоб «Ice bucket challenge». Их лечат неврологи. В нашей стране невролог наркотик для обезболивания не выпишет», – отмечает г-н Ласков. Медик уверен, что пока будут дела, подобные делу Алевтины Хориняк, а врачей за ошибки в рецептах продолжат уголовно наказывать, проблема не решится.

 

по теме :  В Верхнетоемской центральной районной больнице хирургические операции проводились с применением списанного аппарата для наркоза

 



источник :  www.newizv.ru

вернуться в раздел новостей