§

Новости

За ошибки надо платить
20 Октября 2011 г.


 

Могла ли воспитательница одного из владимирских детских садов предполагать, что несложная операция приведет ее к инвалидности? В августе прошлого года Светлана Юлдашева решила удалить «косточку», которая стала сильно выступать у большого пальца левой ноги. Нельзя сказать, чтобы это доставляло ей много проблем, но ведь хочется молодой женщине то босоножки надеть, то в туфельках на высоком каблучке покрасоваться…

- После операции я сразу обратила внимание, что большой палец левой ноги сильно отходит вправо от всех остальных, но врачи меня успокоили, что он «скоро встанет на место», и выписали под наблюдение в поликлинике, - рассказала Светлана.

Но шло время, а лучше не становилось. Какие уж тут туфельки на каблучках - распухшая нога с деформированной стопой еле помещалась в разношенные тапки и постоянно болела.

- Вы сами можете представить, каково работать практически на одной ноге воспитательнице в детском саду, - говорит Светлана. - Приходилось брать больничные. За год с лишним я провела на работе в общей сложности максимум три месяца.

Юлдашева пошла к врачам с вопросом: как так могло получиться и что ей теперь делать? Врачи предложили еще одну операцию с использованием лавсановой ленты, которая должна была «вернуть палец на место».

- Они обещали, что ножка станет тоненькой и аккуратной, - рассказала Светлана, - а вместо этого добавилось еще четыре шва, стопа стала еще безобразнее, к тому же в скором времени один шов сильно загноился. Пришлось снова лечь в больницу - чтобы совсем ногу не потерять…

Итог этой печальной истории - инвалидность. А сколько денег было потрачено на лекарства, Светлана уже и считать перестала. Аптеки, поликлиники, больницы, визиты к врачам вплоть до главного травматолога области. Окончательный вердикт: нужна третья операция, сложная и дорогостоящая, поскольку стопу формировать придется буквально заново. По самым скромным оценкам, обойдется она в 30-40 тысяч рублей. Где взять такие деньги - бывшая воспитательница детского сада Светлана Юлдашева не знает.

…Понятно, что каждый такой случай поднимает в обществе очередную волну негодования против медиков. Что, кстати, вовсе не идет на пользу самому обществу. Разводить врачей и пациентов по разные стороны баррикады, создавать между ними напряжение - несусветная глупость. Мы нуждаемся во врачебной помощи точно так же, как доктор нуждается в нашем доверии. И, по крайней мере, в одном можно быть уверенным: ни один врач не хочет причинить вред своему пациенту. Но сколько существует медицина - столько существуют ошибки, печальные и неизбежные издержки врачебной деятельности. А за ошибки надо платить. И вот здесь начинаются сложности.

До цивилизованных отношений между врачами и пациентами нам, к сожалению, еще очень далеко: не первый год в Госдуме «маринуется» закон о страховании врачебной ответственности. И никто нам не указ, хотя в мире эта система давно разработана. Например, в Европе и США успешно применяются два вида такого страхования: в одном случае сначала определяется виновный, а потом выплачивается компенсация; в другом страхуется не риск врачебной ошибки, а сам отрицательный медицинский результат. К тому же, западные медицинские страховые компании часто стремятся не доводить дело до судебного разбирательства и решают дело на стадии предъявления пациентами претензий.

Что касается России, то у нас до сих пор даже не могут определить, что такое врачебная ошибка. Нет такого понятия и в Уголовном кодексе. На практике под этим понимают ненадлежащие действия медперсонала, причинившие вред здоровью пациента. А вот в чем причина «ненадлежащих действий» - добросовестное заблуждение, невежество, небрежность, халатность - определить нелегко.

В прошлом году региональное управление СК РФ по Владимирской области обобщило судебно-следственную практику по сообщениям о ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей медицинскими работниками за 2009 год и первое полугодие 2010 года (более свежих данных нет). В 2009 г. в следственные органы поступило 25 заявлений на действия медицинских сотрудников, в первом полугодии 2010 года - 15. Что характерно, все сообщения - от родственников пострадавших, и ни одного сообщения из департамента здравоохранения или медучреждений. В 24 случаях за эти полтора года в возбуждении уголовных дел было отказано, девять заявлений направлено в иные правоохранительные органы, по подследственности. Возбуждено четыре уголовных дела (во всех этих случаях пациенты скончались). Это: анестезиолог Суздальской ЦРБ (приговор суда: два года условно с лишением права заниматься врачебной деятельностью на 2,5 года); хирург Владимирской БСП (дело прекращено в связи с примирением сторон и возмещением родственникам умершего причиненного ущерба); хирург-уролог Кольчугинской ЦРБ (полтора года лишения свободы условно); начальник медчасти ИК-2 УФСИН (два года условно).

- Проведение доследственных проверок, расследование уголовных дел в отношении медицинских сотрудников, - пояснила ситуацию старший помощник руководителя регионального управления СК РФ по Владимирской области Ирина Минина, - требуют выполнения большого объема процессуальных действий, в том числе с назначением судебно-медицинских исследований. Врачи не склонны признавать собственных ошибок, поэтому доказывание противоправности действий происходит в сложных условиях, требующих от следователя высокого уровня профессионализма и выдержки.

По словам Ирины Мининой, региональное управление направило в Следственный комитет РФ предложения, в которых, в частности, указывается на необходимость создания специализированных экспертных учреждений, не подчиненных Минздраву, - с целью исключения фактов корпоративной солидарности медиков.

Как знают многие пациенты, пострадавшие от врачебных ошибок, рассчитывать на чью-либо помощь им не приходится, несмотря на целую армию чиновников от медицины, вроде бы призванных блюсти наши с вами интересы. Пришлось в этом убедиться и Светлане Юлдашевой. Она обращалась в городское управление здравоохранения, в областной департамент, в управление Росздравнадзора, в прокуратуру и даже в приемную президента РФ во Владимирской области. Говорит, что теперь может похвастаться «полным собранием сочинений» всевозможных отписок. Из приемной президента ей сообщили, что ее обращение направлено в региональное управление Росздравнадзора; из Росздравнадзора - что оно (обращение) направлено в областной департамент здравоохранения. Областные чиновники отписали, что организация медицинской помощи «относится к предметам ведения органов местного самоуправления», а городское управление здравоохранения посоветовало «по вопросам организации оказания медпомощи обращаться к заместителю главного врача поликлиники…» и порадовало известием, что главному врачу той больницы, где Светлане сделали роковую операцию, рекомендовано «провести разбор случая оказания медицинской помощи Юлдашевой С.С.»…

Когда Светлана поняла, что эту стену ей не пробить, она начала готовить документы для обращения в суд. Похоже, для нее это единственный способ получить хоть какие-то деньги на операцию, которая вернет ей возможность нормально ходить. Если вина врачей будет установлена, медицинское учреждение выплатит ей назначенную судом денежную компенсацию.

 

источник :                                                                                                                 вернуться в раздел новостей

http://www.molva33.ru/news/?news=8596