§

Новости

Главврач Ростовского областного перинатального центра ответил на обвинения в гибели малыша
28 Июля 2015 г.

Валерий Буштырев написал, что произошедший случай «боль нашего коллектива и горький опыт, но не халатность»

 

http://www.kr-news.ru/sites/default/files/title_image/2015-07/d775a7f2ef2b57ae735458d375d67715.jpg

Kr-news уже рассказывал о трагедии, которая произошла 28 мая прошлого года в Ростове в областном перинатальном центре. Тогда 38-летняя жительница Егорлыкского района Марина Журба, которая находилась на 36 неделе беременности, поступила в перинатальный центр Ростова-на-Дону, где потеряла ребенка. Для Марины это была трагедия. Ведь с мужем Исамутдином они 13 лет ждали наследника. Правда, у Марины имеется дочь от первого брака, которая уже окончила школу и учится в Ростове. Но ведь Марина хотела подарить наследника Исамутдину, у которого своих детей еще не было.

Ростовчане начали сбор подписей под открытым письмом президенту России, в которым они просят наказать врачей перинатального центра. История получила широкую огласку на форуме ростовских мам и собрала немало откликов. Одни осуждают врачей перинатального центра. Другие считают, «что и на старуху бывает проруха», ведь в областном перинатальном центре немало высококвалифицированных акушеров-гинекологов. Роды у Марины Журба должен был принимать доктор Евсеев, который после случившегося ЧП сам уволился из перинатального центра.

История с Мариной впервые была озвучена этой весной ее адвокатом Алексеем Пешковым. Но чтобы не описывать только одну сторону конфликта, корреспондент Kr-news пытался связаться с главным врачом перинатального центра Валерием Буштыревым. Однако главврач от комментариев категорически отказался. Наконец, по истечению нескольких месяцев, заслуженный врач России Валерий Александрович Буштырев прервал «заговор молчания» и высказался на форуме перинатального центра. Здесь Марину Журба он называет М., а перинатальный центр - ПЦ. Публикуем с некоторыми сокращениями.

«На сайте было много вопросов по поводу раздутой шумихи вокруг женщины М, «ребенок которой пострадал от врачей ПЦ». Не комментировали события потому, что все врачи связаны врачебной тайной, это во-первых. Во-вторых, с самого начала нам было понятно, что М. используют в своих целях недобросовестные «конкуренты». Но об этом позже…

М. в своих постах не возражала против озвучивания мнения ПЦ. Конечно, нам очень жаль женщину, которая потеряла ребенка. Каждая утренняя конференция в ПЦ начинается словами: «Это мы для наших пациентов, а не они для нас», «Относитесь к своим пациентам так, как хотели бы, чтобы относились к вам». Мертворождение или смерть новорожденного – это всегда трагедия, как для семьи, так и для врачей. И кощунственные высказывания некоторых «анонимов» на сайтах об «убийцах в белых халатах», о массовых смертях, о призывах «сжечь» и устроить «суд Линча» для «демАнов в белых халатах» носят явно провокационный и заказной характер. Очень жаль, что некоторые девочки на форуме, не имея достоверной информации, так легко поддаются оголтелым призывам к массовым беспорядкам (пикеты), к сбору подписей под клеветническими обращениями, сфабрикованными нечистоплотными юристами (из текста М.).

Теперь по порядку. У «пожилой» повторнородящей (поздний репродуктивный период) поражен орган репродукции множественными рецидивирующими гигантскими опухолями. Со слов М. следует: в анамнезе несколько самоабортов и две полостные операции с удалением множества опухолей разного диаметра. Они опять рецидивируют, теперь после многочисленных манипуляций на матке (2 полостные, 2 выскабливания после с/а) следует новая – ФУЗ аблация. Это самая опасная и непредсказуемая интервенция, которая абсолютно противопоказана женщинам, которые собираются беременеть. Почему? Потому что дистанционное «выпаривание» узлов (опухолей) при ФУЗ аблации оставляет за собой огромные зоны коагуляционного некроза и непредсказуемые рубцы на матке, которые не «разрываются», а «расползаются» на любом сроке беременности, даже без родовой деятельности!!! Кстати сказать, во всем цивилизованном мире, судебные иски предъявляются не к акушерам, которые «догоняют» и «исправляют» столь грозное осложнение, как идиопатический разрыв «матки» после неушитых лапароскопических миом (менее травматичных, чем при ФУЗ аблации), а в отношении врача, который назначил или провел эти манипуляции без информированного согласия женщины, что у нее непредсказуемо, на любом этапе беременности может произойти разрыв – «расползание» зоны после коагуляции. И когда это наступит, невозможно предсказать, так как это зависит от многих факторов, а именно: площадь «коагулированных» или «вапоризированных» миом, наличия воспалительных изменений в матке, наличия или роста новых узлов, перерастяжением матки и т.д.

Все перечисленные отягощенные факторы были у М. В любом случае, ни врач, который наблюдал М. на всех этапах до 26 недели, ни врач, который взялся вести эту пациентку до родоразрешения, не оценивали правильно и реально акушерскую и перинатальную ситуацию. Тем не менее, на сайтах звучат ничем не обоснованные и не подтвержденные вердикты каких-то врачей – родоразрешить М. в 30-32 недель. Почему не в 22, 26, 28 или 33? Где это написано? На чем основан этот «вердикт» и как это оформлено с точки зрения закона? Почему на догоспитальном этапе не выполнено МРТ - единственный метод, который может определить состояние рубца (и то не функциональное состояние) в дне матки или по задней стенке (где и произошел разрыв)? Это говорит о том, что беременность с первых этапов велась некачественно, без учета самых важных факторов. Кстати, профиль ПЦ для М. совершенно не подходил. Почему? В сроке 35 недель её должны были родоразрешить в том стационаре, где наблюдали и оперировали многочисленные миомы, а именно в многопрофильной больнице, где концентрация квалифицированных оперирующих гинекологов самая высокая, есть все смежные специалисты, которые в итоге обязательно понадобились бы при родоразрешении (сосудистые хирурги, хирурги, урологи). Сбор такой бригады в многопрофильной больнице занимает несколько минут, в ПЦ – несколько часов. Именно поэтому мы так тщательно готовимся к большим по объему предстоящим операциям, требующим максимального привлечения как кадровых, так и технических ресурсов.

Можно ли было сохранить репродуктивный орган?  Категорически нет, потому что орган, пораженный новыми гигантскими опухолями, выросшими за беременность, не оставили ни одного шанса. Органосохраняющие операции предполагают наличие хоть какой-нибудь здоровой мышечной ткани, которая может сократиться после операции и обеспечить гемостаз. В случае, который мы обсуждаем, такой возможности не было. Из-за тотального поражения опухолями матки, сформировалась фето-плацентарная недостаточность, которая проявилась отставанием внутриутробного роста плода (в неполные 36 недель у беременной с профицитом массы тела он должен иметь массу более 3000 г, значит, плод длительное время страдал). Это значит, что даже при живорожденности прогноз оставался сомнительным.

Теперь по поводу родовой деятельности: С ней успешно справлялись (доказательство – длина шейки матки – главного индикатора процесса родовой деятельности при гистологическом исследовании не изменилась по сравнению с исходным состоянием при поступлении в ОПБ). Более того, в ПЦ накоплен значительный опыт родов в срок через естественные родовые пути после предшествующего кесарева сечения. Таких родов становится все больше и больше. Поэтому мы не боимся рубцов после удаления миом, адекватно ушитых качественным шовным материалом. Мы панически боимся рубцов после лапароскопических миомэктомий (если они не ушиты) – в этом случае формируются истонченные зоны, иногда обширные (так называемые аневризмы), и когда произойдет этот разрыв, известно только Господу Богу! И мы не боялись до случая М. рубцов после ФУЗ аблации, потому что нигде, никто, никогда не описал их поведение во время беременности. Вспомним, что в цивилизованных клиниках мира – это была бы последняя интервенция из пришедших на ум врачу, если женщина не завершила свою репродуктивную функцию.

То есть врачи добросовестно заблуждались, принимая за родовую деятельность начало «расползания» матки по ФУЗА рубцу. И если отбросить эмоции по поводу интенсивности болей (а они всегда интенсивны при преждевременных родах), то М. сообщала об улучшении состояния в ходе токолиза. К сожалению, выраженная подкожная жировая клетчатка и гигантские опухоли по передней стенке не позволили полноценно проводить мониторинг, даже УЗИ визуализация была крайне проблематичной, потребовалось УЗИ экспертного класса. Всё это - беда, которую коллектив ПЦ многократно пережил и извлек важные уроки для будущего, хотя это и малоутешительно для М.

Теперь про этические моменты. Врач Е. уволился по собственному желанию. Мы думаем, что ему было бесконечно стыдно, что он так подвел коллектив. В чем подвел? Мы продолжаем настаивать, что М. должна была быть родоразрешена в многопрофильной больнице, где она оперировалась, наблюдалась, где есть весь потенциал для оказания квалифицированной помощи ей и её ребенку. Доктор Е. взвалил на себя неподъемную ношу, и мы заявляем ответственно, что он не обладает достаточной квалификацией для ведения подобного контингента беременных. Таким образом, согласовав с начмедом экстренную госпитализацию М. (кстати, не в 8.30, а в 11.40, может этот промежуток времени они и общались с Е., но это было личное общение, а не официальная госпитализация, когда М. проходит регистрацию в приемном отделении), с этого момента все было подчинено подготовке к сложнейшей объемной операции по спасению жизни М.. На 12-часовом консилиуме речь об экстренном КС (кесарево сечение – Прим. ред.) не шла, так как на первом этапе токолиз оказался эффективным, а для плода теоретически достаточно зрелом для данного срока, но со значительным СЗРП, была проведена профилактика респираторного дистресса, т.к. она однозначно улучшает исходы. То есть принятое решение в 12 часов на консилиуме подразумевало, что удастся пролонгировать беременность в интересах плода на сутки. За это время все службы ПЦ должны были по протоколам и регламенту подготовиться к сложнейшему оперативному вмешательству. Но произошла трагедия – антенатальная гибель плода, которая ускорила операцию. И все-таки удалось предотвратить ещё большую трагедию – гибель М. Да, это не подвиг, никто не говорит, что это успех. Но это не халатность! Это не равнодушие! Это не деление на свой-чужой! Это боль нашего коллектива! И горький опыт!

Теперь о неприятном, самом неприятном! Почему не извинились перед М.? Самый распространенный вопрос на сайтах. Это неправда!!! Кроме профессиональной работы психолога ПЦ с М., весь персонал от сотрудников реанимационного до медперсонала послеродового отделения беспрерывно заботились и выражали соболезнования М. и семье по поводу мертворождения их ребенка. Но через год, под влиянием недобросовестных юристов, семья Ж. заняла агрессивную позицию по отношению к ПЦ. Сначала были угрозы и несанкционированная запись разговора у главного врача. Затем семья прописалась незаконно в 1-комнатную квартиру в Советском районе, где уже прописаны более 70 лиц одновременно и уже сейчас возбуждено уголовное дело о незаконной регистрации. Для чего нужно было регистрироваться в «нехорошую квартиру»? Для того, чтобы попасть к определенному судье, который заведомо даст положительное решение!

Так и оказалось. С первых заседаний судья заняла «непримиримую» позицию по отношению к «оборотням в белых халатах», унижала их честь и достоинство, бросая сленговые чисто акушерские фразы: «Почему сразу не прокесарили? В 20-ке всех кесарят!» Проявляла недюжинную заинтересованность - так «попросила Санкт-Петербургских» судебных медиков провести экспертизу бесплатно в рекордно короткие сроки. Почему? Это ли не повышенный интерес к интересам семьи Ж. Дальше сплошная ложь. Суд состоялся 30 июня, а М. в сети последовательно скрупулезно отписывается о подготовке к нему 7 июля и отчитывается о состоявшемся суде 7 июля, хотя судья уже 4 дня, как была уволена. Зачем врать? Ложь, что ПЦ был ознакомлен с результатами СМЭ Санкт-Петербурга, а при знакомстве с экспертизой оказалось, что она не выдерживает никакой критики. Возможно, потому, что в составе комиссии единственный акушер-гинеколог, который не занимается лечебной практикой, а только УЗИ диагностикой!

Но это нюансы для суда высшей инстанции. При отсутствии всех заинтересованных лиц в ПЦ в день предполагаемого судебного заседания и должного оповещения (за 1 час факсимильной связью), несмотря на заявленные и оформленные должным образом ходатайства о переносе даты заседания, судья в предпоследний день своей работы перед увольнением принимает решение без заслушивания аргументов ПЦ. Конечно, с точки зрения М. и её юристов выглядит, как самый гуманный и справедливый суд в мире. Ну и дальше, семья не очень довольна, а «юрист» успокаивает, ведь эта же судья уже принимала подобные решения по медикам и первый раз озвучила такую большую сумму! Победа! Теперь осталось «добить» докторишек уголовным делом и массой жалоб, необоснованных, из пальца «высосанных», но все они родом из одного места – из компании «Панацея»!

Уважаемые женщины! Убедительно просим вас взвешенно относиться к любой информации, которая может носить недостоверный характер. Будьте внимательны к провокациям, которые исходят от «нечистоплотных» провокаторов.

Коллектив ГБУ РО «Перинатальный центр».

Полный текст ответа на сайте Областного перинатального центра

Елена Семибратова

 


источник :  www.kr-news.ru

вернуться в раздел новостей