§

Новости

Последняя капля
31 Октября 2011 г.

Смерть одиннадцатилетнего школьника Тимура Утигалиева в Уральске потрясла многих. Гибели ребёнка предшествовала странная череда на первый взгляд безобидных событий, после которых он впал в кому и спустя 33 дня умер. Всё началось с небольшой простуды, но, едва начав принимать прописанные лекарства, он потерял сознание, впал в беспамятство и уже никогда глаза его больше не открылись. Врачи пока никак не комментируют ситуацию, а безутешная мать не знает, есть ли в этой истории хоть кто-нибудь, кто должен нести ответственность за смерть её сына

 

Тимур Утигалиев учился в пятом классе 7-й школы, был отличником и очень любил свою маму. На здоровье никогда особо не жаловался, по крайней мере никто из лечащих врачей до его смерти не утверждал, что ребёнку нужно особое лечение.

В конце сентября он слегка простудился, ничего особенного, просто запершило в горле и появился насморк. Мама, Людмила Утигалиева, очень заботилась о единственном сыне, отвела его в первую городскую поликлинику к участковому педиатру, и врач Мансия Мусина, осмотрев пациента, выписала лекарства от насморка. Обычный синоморин-спрей. Выйдя из поликлиники, Людмила зашла в ближайшую аптеку и купила прописанное лекарство. Дальше и началась странная череда событий, приведшая к смерти мальчика.

Вернувшись домой, мама прыснула спрей в нос своему Тимуру, и больше живого и здорового она его не видела.

– Только брызнула ему в носик по одному разу, у него прямо моментально: «Мама, голова болит!», он схватился за правую сторону. Пошёл, лег, его пот пробил. Он сам попросил меня, чтобы я вызвала «скорую». Появилась тошнота, слюни пошли, – вспоминает тот, ставший для неё роковым день Людмила Утигалиева.

«Скорая» приехала через 15 минут. Мама начала переодевать сына. Он, хоть уже с трудом, мог говорить, из последних сил попросил её не плакать. Пока ехали в детскую больницу, мальчику становилось все хуже и хуже. Врач «скорой», сделал укол, предполагая анафилактический шок, и по рации попросил встретить их бригаду в приёмном покое детской больницы. Там их уже ждали. Тимура сразу отправили в реанимацию. После принятия лекарства до реанимационного покоя прошло не более 45 минут.

– В первый же день он начал уходить в кому – один, два, три. И к вечеру уже четвёртая кома. Он на аппаратном дыхании находился, сам не дышал, – рассказывает мама Тимура.

Несмотря на все усилия реаниматологов, чуда не произошло. Тимур больше не вышел из комы и спустя 33 дня, 25 октября, он умер. 8 октября ему исполнилось 11 лет, а 27 октября его похоронили. Людмила Утигалиева никак не может поверить, что больше рядом с ней нет родного сына.

По словам Людмилы, у сына не наблюдались никакие ни врождённые, ни приобретённые или хронические аномалии здоровья, по крайней мере все врачи, которые вели её сына по жизни, ни о чём таком не говорили. Не было ранее никаких аллергических проявлений. Первая мысль о причине трагедии и у врача «скорой», и у Людмилы была насчёт лекарства синоморина: ведь мальчик резко начал сдавать именно после его приёма.

Первые вопросы в этой истории направляются к лечащему врачу. Педиатр Мусина, выписывая рецепт, не сверилась с медицинской карточкой ребёнка, потому что мама забыла её дома. Также она не выясняла насчёт возможных аллергических реакций на выписываемые препараты, учитывая, что синоморин Тимур принимал впервые. Дозировку детскую или взрослую в своём рецепте она забыла указать. Хотя опыта ей не занимать, она закончила Актюбинский медицинский институт, имеет первую категорию, практикует уже много лет.

Педиатр не видит в этой истории свой вины и уверена в правоте своих действий.

– У ребёнка было ОРВИ. Я выписала синоморин. Мы выписываем, все дети принимают. Это обычное лекарство, морская вода, никаких побочных действий не зарегистрировано. Смерть ребёнка не связана с этим лекарством. Это не анафилактический шок. Скорее всего, это какой-нибудь порок, – говорит Мансия Мусина.

Насчёт возможных врожденных патологий врач не знает, но, по её словам, у мальчика всегда были прекрасные анализы. По словам Мусиной, в поликлинике пока не проводили внутреннего расследования причин смерти ребёнка.

Второй вопрос возникает к самому лекарственному препарату – синоморину. Не секрет, что на фармацевтическом рынке большая доля лекарств ненадлежащего качества, проще говоря – подделка. Флакон Людмила Утигалиева купила в ближайшей аптеке, принадлежащей одной из городских аптечных сетей. В самой аптеке фармацевты пришли в ужас при известии, что ухудшение самочувствия и последующая смерть мальчика совпала с моментом принятия лекарства, купленного в их заведении. По их словам, такого в практике ещё никогда не было. Начальник аптечной службы постаралась развеять предположение о возможном контрафактном происхождении синоморина и представила оригиналы сертификатов качества на все партии препарата, реализуемые в указанный период.

– Препарат этот – концентрированный раствор морской воды, не содержит ничего, кроме NaCl, даже консервантов. Это не лекарственное средство. Применяется он практически с рождения для промывания и профилактики полости носа. Даже в случае аллергии. Он прошёл у нас сертификацию и регистрацию, – говорит начальник аптечной службы АО «Талап» Дания Ануфриева.

Причина не в нём, уверена она и старается обосновать это фактами. По словам фармацевта, если бы даже доктора думали, что причина в препарате, то по закону они должны были бы заполнить специальную жёлтую карту, которая даёт право на изъятие его из оборота или изменения в той части аннотации, которая расписывает побочные эффекты или противопоказания медицинского препарата. Ничего подобного после смерти Тимура сделано не было. Тем не менее вся партия этого препарата будет отправлена на повторную сертификацию в Актюбинск во избежание любых кривотолков.

Поставщик, который привозит данный препарат в Уральск, известная алматинская фирма ТОО «Аптокс», которая давно представлена на казахстанском рынке. По словам бренд-менеджера «Аптокса» Шолпан Сеитовой, синоморин производится солидным греческим фармацевтическим предприятием PNG Gerolymatos и применяется не только в странах СНГ, но и в т.н. развитых странах, таких, как США, Германия, Франция – там, где государственные стандарты качества медицинских препаратов наиболее строгие. На рынке оно зарегистрировано уже более трёх лет и никаких нареканий со стороны врачей и людей на него не было. Таким образом, по её мнению, исключается возможность использования препарата в качестве испытания на населении третьих стран международными фармгигантами.

По словам Дании Ануфриевой, при любом подозрении на причину, кроющуюся в лекарственном средстве, необходимо проводить вскрытие. Однако в данном случае все не так просто. Мальчика похоронили без вскрытия, убитая горем мама пожалела своего сына и решила не тревожить его даже после смерти. Однако заключение о смерти она получила и в заключении причина смерти была иная, чем предполагалось изначально. Вовсе не анафилактический шок. В заключении указано, что у мальчика был врожденный порок сосудов, что привело к острому нарушению мозгового кровоснабжения и отёку головного мозга. Весь этот диагноз был поставлен без вскрытия.

Однако, исходя из каких соображений и фактов был поставлен данный диагноз и почему полностью отрицается причастность действия синоморина, пока ни в облздраве, ни в администрации детской больницы не говорят.

– По закону о кодексе РК мы не имеем права распространять информацию, – говорит главврач Арман Талибеков.

По мнению официальных представителей фармацевтических служб, тот факт, что мальчику стало плохо после принятия синоморина, является просто трагическим совпадением. Как оценивают это ЧП в облздраве, нашей газете пока не известно, начальник управления оказывался всё время на совещании, и вопросы к врачам ещё остаются: если мальчик страдал врожденной патологией мозговых сосудов, почему никто из врачей это не определил за 11 лет? Почему мама узнала об этом только после смерти ребёнка? И самое главное: точную причину смерти ребёнка можно узнать только при вскрытии. Почему ни один официальный орган не настоял на его проведении?


 

Мы надеемся, что ответы на эти вопросы будут даны в ближайшее время, в том числе министром здравоохранения РК Салидат Каирбековой.

 

источник :                                                                                                                  вернуться в раздел новостей

http://megapolis.kz/art/Poslednyaya_kaplya-2011_10_30