§

Новости

Пациент ждать не может
18 Апреля 2011 г.

Тяжелая болезнь - это большая беда. Попав в беду, человек не в состоянии самостоятельно с ней справиться. Он остро нуждается в помощи, и прежде всего в помощи государства. И государство обязано предоставить каждому такую помощь. Ведь именно забота о человеке и охрана здоровья граждан является, согласно Конституции, основной функцией государства. Статья 7 гласит, что РФ - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь человека. В РФ охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов и пожилых граждан, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Кроме того, отношение к тяжелобольным людям - это индикатор отношения власти к обществу. Помогая тем, кто попал в беду, государство демонстрирует свою социальную ответственность, цивилизованность, зрелость. И пока, увы, в России этот индикатор показывает далеко не высшую степень ответственности и зрелости. Для этого, конечно, имеется и ряд объективных причин. Но если разобраться, некоторые из этих причин можно устранить. Давайте вместе обратимся к зарубежному опыту.

Как у них

В Европе и США больные, в том числе и страдающие жизнеугрожающими болезнями, обеспечены необходимыми лекарствами. Как удалось достичь этого в странах с развитой экономикой?

Во-первых, там проводится взвешенная, тщательно просчитанная социальная политика. Заботу о тяжелых пациентах берет на себя государство: во всем мире государство, не пациенты, оплачивает лекарства, в том числе и оказание высокотехнологичной медицинской помощи. Безусловно, такая помощь стоит дорого, но в масштабах расходов страны или ЕС это ничтожная цифра, она мала даже в сравнении с общими расходами на здравоохранение.

Во-вторых, некоторые, особые, категории болезней в развитых странах определены и утверждены законодательно. Их особый статус позволяет фармпроизводителям получать льготы для обеспечения ускоренного доступа пациентов к жизненно важным для них лекарствам. К 2008 году в Европе официальный статус таких лекарств приобрели 569 препаратов. Большинство из них предназначено для лечения онкологических больных (32% онкология, 16% онкогематология, 26% эндокринология/болезни обмена, 12% сердечно-сосудистые заболевания). Начиная с 2001 г. разрешение на коммерческое применение дано около 50 лекарственным средствам с особым, орфанным, статусом.

Вообще за рубежом количество лекарственных средств с утвержденным законодательно особым статусом исчисляется сотнями наименований. В большинстве стран ЕС утверждены реестры пациентов, которым необходимы такие препараты, и стандарты их лечения, которое в большинстве случаев осуществляется за счет отдельных государственных программ.

В Евросоюзе действует директива Европарламента, согласно которой специально созданный в Лондоне комитет (COMP) обязан в 90-дневный срок рассматривать досье на такие лекарства, а специальная комиссия в 30-дневный срок принимать решение об их внедрении. Европейское медицинское агентство (EMEA) теперь финансово поддерживает компании, занятые разработками таких новых препаратов.

Наконец, государство помимо помощи больным в обеспечении лекарствами также финансирует разработки новых препаратов против этих болезней и подготовку врачей, чтобы они могли быстро и квалифицированно оказывать помощь самым тяжелым больным.

Недавно в Мюнхене состоялся Европейский форум пациентских организаций. Одним из главных вопросов, который рассматривался на форуме, была борьба с миеломой - одним из самых злокачественных заболеваний крови. Место проведения форума в Мюнхене не случайно - город известен в мире как центр современных методов лечения тяжелейших заболеваний. Мюнхен притягивает крупнейших представителей разных медицинских направлений. Профессор Антонио Палумбо, глава отделения гематологии Туринского университета, рассказал на форуме о том, как Европейское медицинское агентство определяет эффективность того или иного препарата и выдает рекомендацию к его применению. Обозреватель "РГ" Ирина Краснопольская, побывавшая на форуме, спросила Антонио: "Вот выписали пациенту лекарство. Стоит оно дорого. Сколько инстанций должен пройти пациент, чтобы его получить? Сколько на это уходит времени?" - "Пациент получит лекарство не позже чем через один день после выписки. За счет государства, за счет страховой компании", - был ответ.

Как у нас

В России тоже были сделаны шаги в сторону государственной поддержки больных тяжелыми болезнями, которым требуется особая высокотехнологичная медицинская помощь, - были приняты программы высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) и "7 нозологий". Однако эти программы являются половинчатыми мерами: остается закрытой процедура их формирования и изменения, то есть непонятно, по каким критериям одни болезни и лекарства в них попадают, а другие нет. Реальное количество пациентов, нуждающихся в особом лечении, требующих высокотехнологичную медицинскую помощь, превышает количество тех, которые обеспечиваются программами. За 17 лет с момента выделения в бюджете строки про ВМП и 5 лет с запуска "7 нозологий" стала ясна негибкость этих программ, необходимость их совершенствования, в том числе и за счет изменения перечня инновационных лекарств для этих пациентов.

Отношение к тяжелобольным людям - это индикатор отношения власти к обществу

Возьмем, к примеру, такое заболевание как множественная миелома. В России зарегистрировано около 9000 пациентов, страдающих этой болезнью. Ранее заболевание считалось безнадежным, и средняя продолжительность жизни пациентов не превышала 3,5 года. В настоящее время в странах Европы в связи с внедрением инновационных средств среднюю продолжительность жизни удалось увеличить в два раза, а у 20% пациентов появился шанс достичь многолетней (10 и более лет) ремиссии, сохранить трудоспособность и привычный образ жизни.

В России же в рамках программы "7 нозологий" для лечения миеломы доступен только один современный препарат, что приводит к неизбежному развитию резистентности опухоли. Уже сейчас таких пациентов, по оценкам экспертов, около трети. Преодолеть резистентность можно с помощью другого инновативного средства - с иным механизмом действия. Такой подход как раз и используется в европейской медицине: оба лекарства применяются поочередно, препятствуя опухолевой прогрессии. Однако согласно сложившейся практике и в соответствии с российскими стандартами семидесяти процентам российских больных с множественной миеломой продолжают закупать, хотя и инновационное, но одно и то же лекарство, входящее в Перечень программы. В итоге пациенты не получают адекватного лечения, которое им жизненно необходимо.

В то же время, если программу усовершенствовать, то лекарства смогут получить те, кто остро в этом нуждается. Пока же, с одной стороны, программа есть, а с другой стороны, она работает не так эффективно, как необходимо, не достигает нужного результата - помощи каждому конкретному человеку, нуждающемуся в лечении.

Яркий пример - история Елены Куницкой из Пензы. Страдающую тяжелой формой рака крови Елену местное министерство здравоохранения и социального развития не обеспечило лекарством, способным помочь в борьбе со страшной болезнью. Чтобы доказать свое право на жизнь и получить жизненно необходимое лечение, гарантированное Конституцией, Елена собирается обращаться в суд.

Случай Куницкой не особенный, она одна из многих пациентов с тяжелыми заболеваниями, которые не получают жизненно важного для них лечения. Елене Куницкой, у которой в 2007 году была диагностирована множественная миелома, был назначен входящий в программу "7 нозологий" и соответственно финансируемый государством препарат бортезомиб. За 3 года болезни она прошла несколько курсов лечения, которые первоначально давали хороший результат, она продолжала работать. Однако весной 2010 года болезнь вновь взяла свое и состояние здоровья стало ухудшаться. Только на этот раз применяемый ранее бортезомиб перестал помогать: раковые клетки привыкли к этому средству и для борьбы с ними потребовалось новое решение. Елена обратилась в Гематологический научный центр РАМН, специалисты которого порекомендовали ей принимать иммуномодулятор леналидомид. Но, если получить бортезомиб Куницкой помогло государство, то с леналидомидом на его помощь рассчитывать пока не приходится: он не включен в программу

"7 нозологий", а, следовательно, по закону должен закупаться субъектом Федерации - региональными властями. Они же не в состоянии обеспечивать дорогостоящими лекарствами всех нуждающихся, а таких только среди больных множественной миеломой более тысячи.

Где искать помощи

Пациентам, требующим дорогостоящего лечения, власти почти всегда отказывают. Причины отказов формулируют по-разному. "Препарат не входит в списки"; "Вас должен обеспечивать препаратом не федеральный центр, а регион"; "Вас должен обеспечивать препаратом не регион, а федеральный центр"; "Кто назначил, пусть и снабжает"; "В региональном бюджете нет денег" и, наконец, "Подождите, пока мы закончим реформу здравоохранения". Ждать больные не могут. Поэтому сидеть сложа руки отказываются.

Елена, которая целый год ожидала помощи от местного департамента здравоохранения, тоже не собирается сидеть сложа руки: она намерена подавать в суд. Как и многие другие пациенты, она хочет доказать свое право на долгую и полноценную жизнь.

Подобные суды были выиграны во многих регионах России, только, к сожалению, судебные решения по ним исполняются нечасто: региональные бюджеты не способны финансировать дорогостоящее лечение больных миеломой и другими тяжелыми заболеваниями.

Регионы надеются на помощь федерального центра. Эту надежду разделяют тысячи больных, их родственников и врачей, которые написали сотни писем с просьбой расширить программу "7 нозологий" и включить в нее новые препараты. Пока этот вопрос не решен. Должна быть система, которая, как в цивилизованных странах, работает для каждого, кто столкнется с этим несчастьем. Президент даже давал поручение просчитать расширение существующей программы

"7 нозологий", но пока никаких изменений нет. Разрабатываются новые законы, программы модернизации здравоохранения и прочее. Но сколько лет пройдет, прежде чем они воплотятся в жизнь? Сколько из тех пациентов доживут до этого дня?

Распределение структуры расходов государства и граждан на здравоохранение в 2010 году

 

источник :                                                                                                                     вернуться в раздел новостей

http://www.rg.ru/2011/04/18/zdrav.html