§

Новости

«Местов нету»
02 Ноября 2011 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерии Соловьевой поставили неправильный диагноз врачи «Скорой помощи». Два дня девочку лечили от острого гастроэнтероколита, тогда как в организме развивался опасный менингоэнцефалит. Кризис наступил ночью 25 октября. Врачи «Скорой помощи» экстренно госпитализировали девочку в Абаканскую городскую больницу. Однако дежурный врач отказался принимать умирающего ребенка. На мольбы родных ответил: «местов нету», да и привезли не в ту больницу. Лера умерла. Ей был 1 год и 10 месяцев.

Лерочка Соловьева умерла 25 октября в 8.30 утра в реанимации Абаканской инфекционной больницы. Врачи боролись за ее жизнь всю ночь, но оказались бессильны. Оцепеневшей от страшной новости бабушке Леры – Евгении Петровне врач сказал: Мы сделали все, что могли. Простите, нас. Если бы девочку привезли чуть раньше…

Нить жизни оборвана… Нить, из которой вязали жизнь Леры ее родители, тайком распуская свою… Лера тихо ушла, оставив этот обезличенный мир жить дальше. Она уже никогда не зальет искренним детским смехом дом семьи Соловьевых, а души родителей – счастьем. Не шепнет на ушко самому главному человеку на земле - маме: Я тебя люблю! Не вспыхнут чистой детской радостью ее глаза после возвращения с работы папы. Не засопит она безмятежно на его сильных, оберегающих от всего зла на свете, руках. Не нарисует и не подарит трогательный рисунок любимой бабушке. Не обнимет, не поцелует. Будущее рухнуло в один миг. Нить оборвана.

В субботу, 22 октября Валерия как всегда бегала и играла дома. Неожиданно девочку сильно вырвало. Мама девочки – Наташа сразу насторожилась. Ни температуры, ни рвоты, ни поноса у ребенка последние дни не было. Женщина позвонила свекрови – Евгении Петровне. Та предложила понаблюдать за Валерией до вечера. В случае появления других симптомов заболевания, вызвать «Скорую помощь». Однако остаток дня прошел нормально и вечером Валерия, как ни в чем не бывало, легла спать. Утром мама измерила температуру и ужаснулась – 38. Женщина позвонила свекрови, та сразу приехала домой к невестке с сыном. Девочку напоили «Нурофеном», температура опустилась до 37.

К вечеру температура тела вновь поднялась. Женщины решили не испытывать судьбу и вызвали «Скорую помощь». К приезду бригады температура вновь подскочила до 38. Осмотрев Валерию, врачи поставили диагноз: острый гастроэнтероколит (острая кишечная инфекция). Сделали инъекцию из анальгина, папаверина и супрастина. Прописали обильное питье, процеженный компот и назначили лечение против острой кишечной инфекции. Медики решили, что в госпитализации ребенок не нуждается. Родителям объяснили, что у девочки обычное кишечное расстройство, мол, недомогание будет продолжаться какое-то время. Спустя день-два появится понос. Врачи наказали родителям вызвать в понедельник участкового терапевта. И уехали.

Однако в понедельник, 24 октября, состояние девочки стало ухудшаться. Ночью Наташа сбила температуру у дочери, но утром она поднялась почти до 39. Женщина вызвала участкового врача и позвонила свекрови. Евгения Петровна сразу примчалась к детям. Участковый педиатр пришла около 12 часов дня. Женщины рассказали врачу о вызове «Скорой помощи» минувшим днем, диагнозе врачей и назначенном лечении. Участковый врач выписала дополнительные лекарства против гастроэнтероколита и попросила маму Валерии прийти через два часа на прием. В поликлинику пошла бабушка – Евгения Соловьева. Участковый педиатр выписала дополнительно льготные лекарства, женщина получила медикаменты в аптеке и вернулась домой к сыну с невесткой. Температура у Леры понизилась до 37,8. Женщины не отходили от недомогающей девочки. Давали назначенные лекарства, протирали, пытались сбить температуру «Нурофеном». Лера уснула. Мама осталась дежурить возле дочери, а бабушка в час ночи поехала домой.

Не успела она раздеться, как вновь позвонила невестка. У Валерии температура подскочила до 39,4, жаропонижающие не помогают. Евгения Соловьева сказала Наташе срочно вызывать «Скорую помощь». Свекровь около двух часов ночи поехала обратно. По пути позвонил сын Анатолий и сообщил, что врачи «Скорой помощи» поставили Валерии укол и срочно повезли девочку с Наташей в больницу. Евгения Петровна рассказывает, что увидев на улице Чертыгашева автомобиль «Скорой помощи», сердцем почувствовала, что везут ее внучку с невесткой и поехала за «неотложкой». Наступило 25 октября.

Сердце не обмануло. Автомобиль «Скорой помощи» остановился у приемного покоя Абаканской городской больницы, из салона вышла Наташа с дочерью на руках. Евгения Петровна выбежала из машины и, подбежав к невестке, взяла у нее внучку. Валерия уже не реагировала на слова бабушки. Дежурная медсестра приемного покоя тут же поставила девочке градусник и вызвала по телефону врача (как мы предполагаем, реаниматора). Бабушка сказала медсестре, что температуру измерять уже нет смысла. Необходимо срочно начать оказывать первую помощь. Дорога была каждая секунда. Спустился врач. Он лишь глянул на умирающего ребенка и взялся предъявлять претензии медикам «Скорой помощи». Якобы они привезли ребенка не в ту больницу, мол, увозите в «инфекционку». Врачи «неотложки» стали кричать на коллегу, что боялись не довезти ребенка до инфекционной больницы. Что по пути ребенок уже начал впадать в кому, каждая секунда на счету, срочно необходима реанимация. И потребовали от коллеги не терять время на пустые препирательства, а оказать медицинскую помощь в реанимации. Однако врач Абаканской городской больницы ответил им, что тут не инфекционная больница и пусть коллеги из «неотложки» везут ребенка по назначению. Врачи ругались между собой, а бабушка с мамой девочки не могли понять, что происходит. Почему врач отказывается оказать помощь умирающему ребенку?

Евгения Петровна взмолилась перед врачом. Сказала, что готова встать перед ним на колени, только бы тот начал оказывать помощь, пока Валерия еще жива. Но мольбы женщины не пробились сквозь стену равнодушия в душе медика. Он коротко бросил бабушке и матери умирающего дитя: «Местов нету». И вновь вступил в бесплодную, но отбирающую драгоценное время перепалку с врачами «Скорой помощи». Евгения Петровна начала кричать доктору, что готова держать внучку на руках столько, сколько потребуется времени на оказание медицинской помощи. А уже потом Валерию увезут в инфекционную больницу. Сейчас дорога каждая секунда, ребенка можно спасти. Врач даже не посмотрел в сторону захлебывавшихся слезами женщин. Видя, как умирает ребенок, дежурная медицинская сестра, переступив через субординацию, сказала врачу, что место есть в другом отделении. Девочку временно можно положить туда. А после оказания первой медицинской помощи, стабилизации состояния Валерии родители перевезут ее в «инфекционку». Врач ответил: «И там мест нет».

Бабушка Валерии поняла, что медицинской помощи в Абаканской городской больнице ее внучка не дождется. Необходимо использовать последний шанс – перевезти Валерию в городскую инфекционную больницу. Она попросила врачей «Скорой помощи» увезти в «инфекционку». Не дождавшись ответа, Наташа и Евгения Соловьевы с умирающей внучкой на руках побежали к автомобилю. На ходу бабушка укутывала Леру. Врачи «неотложки» побежали за женщинами. Свято берегущий места в больнице, даже ценой жизни ребенка, врач остался дежурить до утра. Больше никто не донимал его умирающими детьми. Дежурство до утра прошло без особых происшествий, надо полагать. Как там, в клятве Гиппократа: «…Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости…». «Перед лицом своих Учителей и сотоварищей по великой науке и искусству врачевания, принимая с глубокой признательностью даруемые мне права Врача, торжественно клянусь…никогда и никому не отказывать во врачебной помощи и оказывать ее нуждающемуся с одинаковым старанием и терпением…» - это уже строки из Клятвы врача России.

В Абаканской инфекционной больнице сразу начали оказывать Валерии помощь. Девочку сразу госпитализировали в реанимацию. Ради спасения девочки реаниматолог вызвал и поднял весь находившийся персонал больницы: врачей, лаборантов, медсестер. Брались анализы, ребенку вводились необходимые медикаменты, врачи быстро совещались и вновь бросались спасать девочку. С 3 часов ночи никто из медиков не сомкнул глаза. Но перепалка в Абаканской больнице лишила девочку последнего шанса выжить. В 8.30 утра Валерия Соловьева умерла...

Врач сам вышел из реанимационного отделения, чтобы сообщить дежурившей бабушке о смерти внучки. Находившиеся рядом медсестры попытались успокоить женщину, но Евгения Петровна смогла взять себя в руки. Доктор присел рядом и рассказал, что привезли бы девочку немного раньше, был шанс ее спасти. Когда Леру положили в отделение, у нее уже была анемия. Кровь почти не шла из пальчика и из вены. Диагноз изначально был поставлен неверно. Девочку лечили от острого гастроэнтероколита, но очевидно, ребенка поразила менингококковая инфекция. Время было упущено. Вероятнее всего, у Леры произошел отек мозга. Несмотря на это, шанс спасти ребенка был. Если бы не глупая перепалка в приемном покое с дежурным врачом. Доктор принес свои соболезнования и извинился за то, что не смог спасти Леру…Забегая вперед скажу, что подозрения врача полностью подтвердились. Лера Соловьева умерла от менингоэнцефалита.

Мы не знаем имени и фамилии реаниматора инфекционной больницы. Человека и Врача, с большой буквы. Он исполнял свой долг от начала и до конца. Сделал все, что в его силах ради спасения ребенка. Хотелось бы пожелать ему всего наилучшего в жизни. Это же просила передать семья Соловьевых.

В 9 утра Евгения Петровна вышла из инфекционной больницы. Ей предстояло нести трагическую весть в семью собственного сына. В это же время, закончилось дежурство врача Абаканской городской больницы. Без особых проблем для эскулапа, надо понимать.

До 3 часов дня Евгения Петровна ходила вокруг дома сына. На убитой горем бабушке лежала миссия сообщить родителям о смерти их маленькой дочурки. Слышать от врача трагическую весть одно, а от родной матери…

В 5 вечера Евгения Петровна уже шла в прокуратуру Хакасии. Женщина рассказывает, что чуть не расплакались вместе с дежурным женщиной-прокурором. Заходили другие сотрудники, все возмущались до глубины души заботой абаканского медика о местах в городской больнице. Евгении Соловьевой сказали, что необходимо незамедлительно писать заявление в абаканский межрайонный следственный отдел СКР по Хакасии, чтобы не тратить зазря время на пересылку. В городском отделе СКР по Хакасии дежурил следователь Иван Савекин. Как рассказывает Евгения Соловьева, он был шокирован рассказом о смерти маленькой девочки. Женщина написала заявление о неоказании помощи, повлекшее смерть и попросила следователя, чтобы он присутствовал при вскрытии, дабы не удалось скрыть следы преступной халатности. Савекин ответил, что будет в морге в 8 утра. Евгения Петровна говорит, что верит следователю. Он периодически звонит и уточняет детали. Все это говорит, о том, что он намерен вывести на чистую воду заботливого до мест в больнице врача городской больницы. Иван Савекин пообещал, что сделает все от него зависящее, чтобы виновные понесли наказание.

 

Талон о Заявлении в СКР по Хакасии

 

Родители Леры не могут говорить о дочери. Сразу слезы. Бабушка Валерии, Евгения Соловьева, как может, поддерживает детей. Младшей внучке 4 месяца. Ей требуется уход родителей. Но сама Евгения Петровна настроена решительно:

 

Бабушка Валерии - Евгения Соловьева

 

- Я готова сделать все, чтобы по закону наказали врача, который не захотел помочь моей умирающей внучке. Он должен быть наказан. Моя девочка ушла и ее не вернешь. Но где гарантия, что он не угробит своим равнодушием кучу детей? Я хочу знать, почему изначально не был поставлен правильно диагноз. Врачи видели, что ребенок выгибается. Сейчас я знаю, что это и есть симптомы вируса энцефалита. Они знали, что по городу ходит вирусный менингит. Если мы будем сидеть и молчать, то погибнут другие дети. У меня совсем маленькая внучка растет – 4 месяца. И я не знаю, что с ней может случиться, если у нас такие врачи. У меня вторая невестка ходит беременная на пятом месяце. Откуда я знаю, что будет с ее ребенком при такой медицине? Как я вообще могу доверять таким врачам?

Источник «Нового Фокуса» в системе здравоохранения Хакасии, пользующийся абсолютным доверием, прокомментировал причины гибели Валерии Соловьевой. И также считает, что вина врача Абаканской городской больницы, очевидна.

- Должен отвечать по всей строгости. Его дело не перепираться с врачами «Скорой помощи», а немедленно поднять ребенка в реанимацию и приступить к реанимационным мероприятиям. В городской больнице прекрасный коллектив, но одна овца… Примерно догадываюсь, о ком идет речь…Очевидно, к смерти Валерии привели ряд ошибок. Главное - неправильно выставленный диагноз. Для педиатра не составит труда в течение минуты определить, гастроэнтероколит это или нет. Медики «Скорой помощи», вероятно, ошиблись. А участковый врач следовал выставленному ими диагнозу. Что и привело к неправильному лечению и развитию инфекции в организме. Спасти же девочку шанс был.

После трагических событий в детском саде «Елочка» власти приняли ряд мер по борьбе с гнойно-септическими заболеваниями у детей – продолжает наш собеседник. Во-первых, заключен договор с Красноярской краевой больницей о госпитализации детей, при подобных ситуациях, к ним. Несколько ребятишек с подобными диагнозами были госпитализированы санавиацией и вернулись здоровыми. Во-вторых, закупаются профилактические вакцины: «Преевинар» и «Хиб» («Акт-Хиб»). Цена одной дозы первого препарата – 4 тысячи рублей. Детям ставят ее бесплатно. Правда, сейчас его нет в поликлиниках, но вопрос о закупе - к властям. Вакцина «Хиб» также бесплатна. Ставят всем без исключения детям, идущим в детский сад или школу. Не примут, пока не будет отметки о вакцинации. «Хиб» в наличии. Родителям необходимо активнее спрашивать у участковых врачей о вакцинах против гемофильной инфекции.

Очевидно, будь выставлен Валерии Соловьевой правильный диагноз, ребенок был бы спасен. Был шанс, когда Валерию доставили в Абаканскую городскую больницу – считает источник. Своевременные реанимационные мероприятия могли предотвратить последнюю стадию развития инфекции. А после, девочку доставили бы санавиацией в Красноярск. Пусть шанс призрачный, но могли…

Сергей Плотников. Председатель региональной общественной организации «Жизнь»:

- Бесконечно больно говорить о смерти ребенка. Вообще говорить о смерти непросто, но когда погибает ребенок, слова застревают в горле от горечи за нас, взрослых, неспособных противостоять невидимому невооруженным глазом беспощадному убийце. Вернее убийцам, первый из которых – вирус, а второй – человеческое равнодушие к чужой беде.

Не буду долго останавливаться на том, как и почему врач «Скорой помощи», а за тем и участковый терапевт не смогли верно диагностировать заболевание у Леры. В сущности, от ошибки никто не застрахован. Не стану обвинять дежурного врача приемного покоя, отказавшегося выполнять свою прямую обязанность – спасать жизнь человека. В этом случае все-таки теплится хоть какая-то надежда, что правоохранительные органы дадут правовую оценку бездействия врача.

В очередной раз погиб ребенок от гнойного менингита, против которого человечество научилось достаточно эффективно бороться. Для этого в большинстве экономически развитых стран (США, Великобритания, Франция, Канада, Финляндия и др.) прививки против ХИБ-инфекции включены в календари прививок. Да и у нас в Хакасии после трагических событий 2008г. в д/с «Елочка» в результате проводимой в 2008-2010гг. профилактической вакцинации детей против гемофильной (привито 13826 детей) и пневмококковой инфекций (привито 1238 детей), заболеваемость детей гнойными бактериальными менингитами в 2010г. снизилась в 4,5 раза (с 9 до 2 случаев). Вот только Лера не была привита, а это могло спасти ее жизнь. После разговора с родителями девочки удалось выяснить, что данную прививку им ставить не предлагали. Профилактические вакцины, то есть, то нет. Финансирования на приобретения необходимого количества препаратов не хватает. Зато хватает на восстановление за счет бюджетных средств частных ж/д мостов и гидроэлектростанций с летающими агрегатами.

Я обращаюсь ко всем должностным лицам, от которых зависит выделение средств для внесения вакцин против гемофильной и пневмококковой инфекций в обязательный перечень прививок – поставьте на одну чашу весов все восстанавливаемые мосты и ГЭС, а на другую - жизнь вашего ребенка и решите для себя какая чаша перевесит. Может быть тогда вам легче будет принять решение, которое сохранит не одну детскую жизнь. И это вам действительно зачтется при подведении итога всей вашей жизни – сказал Сергей Плотников.

 

источник :                                                                                                                  вернуться в раздел новостей

http://www.khakasia.info/index.php?option=com_content&view=article&id=4145:lerasolovyeva&catid=54:sobytiya&Itemid=411