§

Новости

Светлана Шамликашвили: «Если врач чувствует себя незащищенным, он не сможет создать безопасные условия для лечения пациента»
14 Октября 2015 г.

Одной из важных задач нового Международного общественного координационного комитета по здравоохранению, который начал работать на евразийском пространстве, стала разработка технологий альтернативного урегулирования споров между субъектами системы здравоохранения с участием третьей, не заинтересованной в конфликте стороны — медиатора, который помогает выработать соглашение по спору. Медиация является одним из эффективных способов досудебного решения конфликтов, так как сами медиаторы не выносят никаких решений. Соглашения вырабатываются при активном участии сторон, в интересах сторон, отражая их собственные интересы и их собственные потребности.

 

Wide_shamlikashvili

Необходимость в медиации постоянно возникает в связи со спорами в системе здравоохранения и, конечно, в связи с вопросами, связанными с оказанием медицинской помощь, включающими жалобы пациентов. Но еще большая необходимость в медиации связана с профилактикой и предотвращением спорных моментов. Кроме того, она должна быть интегрирована в систему здравоохранения и вплетена в ткань отношений между медицинскими работниками и всеми участниками системы. Главное, чтобы эта интеграция была направлена на интересы пациента. Об этом говорила президент Научно-методического центра медиации и права Светлана Шамликашвили на прошедшем 13 октября в Москве первом заседании Международного общественного координационного комитета по здравоохранению. Преимущество медиации, сказала эксперт, в том, что она позволяет в равной степени защищать интересы всех участников конфликтов. Разумеется, врачи являются центральным звеном оказания медицинской помощи, однако без участия медицинского персонала, в широком понимании этого слова, медицинские услуги осуществляться не могут. «Когда мы говорим о жалобах и конфликтах в этой сфере, — сказала Шамликашвили, —  мы должны учитывать интересы каждого из субъектов сферы здравоохранения. Разумеется, прежде всего мы должны фокусироваться на интересах пациентов, однако если врач чувствует себя незащищенным, то он не сможет создать безопасные условия для лечения пациента. Именно поэтому в рамках международного комитета необходимо разработать принципы, обеспечивающие максимальное интегрирование медиации к нуждам граждан разных стран как потенциальных пациентов. Это позволит организовать доступную и качественную медицинскую помощь, независимо от того, на какой территории они находятся. Кроме того, развитие медиации и ее интеграция в международное сообщество позволяют создать единый язык для представителей медицинской деятельности разных стран».

Гарвардская школа здравоохранения исследовала свыше полутора тысяч случаев врачебных ошибок. Выяснилось, что боле 54% выплаченных средств были израсходованы на затраты по судебным издержкам и помощь юристов, а не на возмещение ущерба пациентам. При этом статистические данные показывают, что большинство жалоб на врачей относится не к ошибочным действиям в процессе лечения, а к непредупредительности и неуважении к пациенту. По этим же причинам чаще всего подаются иски в судебные инстанции. При этом, согласно результатам международных исследований, опубликованным в журнале Американской медицинской ассоциации, пациент мало ориентирован на судебное разбирательство, если персонал готов открыто обсуждать свои ошибки в оказании медицинских услуг. Сотрудников медицинских учреждений, сказала Шамликашвили, не должна пугать необходимость принесения извинений и выражение сочувствия, если в результате врачебной ошибки пациенту был причинен вред. При этом важно, чтобы медицинские работники были готовы правильно взаимодействовать с пациентом и его родственниками. Судебная медиация, сказала Шамликашвили, это поиск консенсуса между спорящими сторонами, и очень хотелось бы надеяться, что результатом создания совета по медиации станет создание площадки, которая объединит медицинских работников всех уровней и одновременно с этим создаст условия использования медиации в трансграничных ситуациях. Целью создания такого совета является пациентоориентированная гармонизация отношений между всеми участниками системы здравоохранения. Разумеется, гармонизировать все юридические аспекты разрешения конфликтов невозможно, однако медиация даст возможность сторонам договариваться независимо от того, какие препятствия могут быть созданы с точки зрения юрисдикции.

Основные задачи совета на сегодняшний день, продолжила Шамликашвили,  – это разработка единых методологических принципов предупреждения и урегулирования конфликтов с использованием медиации, создание нормативно-правовой базы для развития медиации в рамках законодательства стран-участниц. Кроме того, принципы медиации должны быть интегрированы в систему подготовки медицинских кадров. В настоящее время в России разрабатывается система непрерывного образования медицинских работников, и необходимо, чтобы в системе поддержания профессиональной компетенции присутствовал медиативный модуль. В частности, в конце 2014 года в Российской Федерации был утвержден профессиональный стандарт, и в настоящее время модуль медиации встраивается в систему подготовки кадров социально-помогающих профессий. Кроме того, медиация должна быть интегрирована в национальные системы здравоохранения вплоть до создания служб медиации в том или ином формате практически в каждом медицинском учреждении.

Компетенции совета по медиации сводятся к распространению методик для осуществления многоуровневого сопровождения. Понятно, что на первом этапе построения международной службы является формирование медиативного ядра в тех странах, которые готовы участвовать в совместной работе. В связи с этим необходимо создать реестр международных медиаторов в сфере здравоохранения и одновременно с этим ставить вопрос о создании стандартов подготовки медиаторов. Шамникашвили напомнила, что Федеральный институт медиации является партнером центрального органа РФ по реализации гаагских конвенций о защите прав детей и в настоящее время принимает участие в работе по созданию стандартов и требований, в том числе и к международным семейным медиаторам. Сама работа заключается в сборе и экспертизе общественных инициатив, взаимодействии с органами исполнительней власти, участии в разработке соответствующих нормативно-правовых актов и системы независимой оценки качества медицинской помощи.

Совет будет взаимодействовать с четырьмя группами. Это представители профессионального сообщества врачей и медицинских работников, общественных организаций пациентов, предприниматели в области медицины (включая страховые компании), представители органов исполнительной и законодательной власти. И  конечно, главной задачей в работе совета остается содействие в совершенствовании оказания медицинской помощи и создании безопасной среды для пациентов и всех тех, кто эту помощь оказывает.

Медицинский координатор из Финляндии Марина Артеменко рассказала, что в рамках обучающих программ для медицинских работников страны медиация входит в основные курсы обучения. «Когда мы говорим о пациентоориентированности медицины, —  сказала она, —  мы имеем в виду не только медиацию, но и эмпатию, которая объединяет команду медицинских работников вокруг пациента. Приучение к эмпатии начинается с первой практики в медицинском институте. Образовательные программы, имплементированные в финское медицинское образование, могут быть использованы в разработке курсов медиации в структуре медицинского обучения в других странах.

К сожалению, возразила Шамникашвили, не в каждой стране существует возможность доступного медиативного образования. Однако она полностью согласилась с тем, что медиация необходима на всех уровнях лечебного процесса. В частности, на протяжении восьми лет Российский центр медиации старается интегрировать медиацию как один из инструментов совершенствования медицинской этики и корпоративной культуры в медучреждения. Это позволит повысить уровень социальной и конфликтной компетентности, в том числе и эмпатии. Кроме того, внедрение медиативных принципов окажет не только юридическую, но и психологическую поддержку. В частности, известно, что медицинский работник подвержен синдрому эмоционального выгорания, и медиативный подход будет эффективен в оказании эмоциональной помощи как конкретному врачу, так и в общей профилактике этого синдрома.

Ярослав Агафонников

 


источник :  ria-ami.ru

вернуться в раздел новостей