§

Новости

В Армавире суд взыскал в пользу пациента 200 тысяч рублей
21 Октября 2015 г.

В редакцию armavir.ru пришло письмо от Галины Эдуардовны Волошенюк, жительницы Армавира, которая добилась в судебном порядке компенсации причиненного ей морального вреда. Мы решили его опубликовать (с сохранением всех стилистических особенностей).

 

«Я, Г. Э. Волошенюк, в 2013 г. получила бытовую травму правой руки, случился самый обычный перелом предплечья. Меня госпитализировали в травматологическое отделение МБУЗ „ГМБ“ (в городскую больницу), так как по медицинским стандартам мне была необходима операция.

Однако оперативное лечение мне не было проведено. Лечащий врач произвел закрытое вправление перелома и заверил меня, что рука будет работать нормально и без операции. Вместе с тем, то обстоятельство, что операция мне не была сделана, лечащий врач обосновал в медицинской карте моим мнимым несогласием на оперативное вмешательство.

В дальнейшем я почти 6 месяцев регулярно лечилась в реабилитационном отделении МБУЗ „ГМБ“, выполняла все назначения врачей, но состояние моего здоровья только ухудшалось. Меня беспокоили сильная боль в области правой кисти, снижение подвижности и силы пальцев правой кисти. Рука начала сохнуть.

Никто из врачей не мог объяснить мне, почему после обычного перелома у меня возникли такие тяжелые осложнения. На консультацию в Краевую клиническую больницу № 1 меня направили только после письменных обращений к главному врачу МБУЗ „ГМБ“ С. Е. Смирнову.

Заключение ортопеда-травматолога Краевой клинической больницы № 1 Елисеева И.Н от 15. 01. 2014 г. — „Неправильно сросшийся перелом правой лучевой кости. Комбинированная контрактура лучезапястного сустава и пальцев правой кисти“.

Комиссия МСЭ в марте 2014 г. признала меня инвалидом третьей группы. Назначение инвалидности было связано с последствиями неправильно сросшегося перелома: синдромом карпального канала с нарушением двигательной функции правой кисти.

Когда я осознала, что лечащий врач-травматолог отказал мне в операции и, превратив в слепой и покорный объект ложного информационного воздействия, произвел не показанное мне закрытое вправление перелома, у меня возникло чувство тревоги за свое здоровье, страха, что функция правой руки не восстановится, что я потеряю работу и не смогу вести привычный образ жизни. И эти опасения подтвердились.

Обман и вред здоровью, причиненный лечащим врачом-травматологом, полностью изменили мою личную жизнь, ухудшили ее качество.

Мне нравилась моя прежняя работа — кондуктор троллейбуса. Было приятно общаться с пассажирами, многие из которых стали моими хорошими знакомыми. Без моего участия не проходил ни один праздничный концерт в МП „Армавирское троллейбусное управление“: я играла на баяне, а другие пели, и это доставляло мне большое удовольствие.

Работа охранника, на которую меня перевели, и невозможность пользоваться музыкальным инструментом вызывают у меня чувства унынья и тоски.

Почти всеми домашними работами стал заниматься мой муж, себя я могу полностью обслуживать только с помощью дочери.

То обстоятельство, что я не могу выполнять привычную для меня домашнюю работу, а дочь ухаживает за мной, стесняя свою семью, вызывает у меня чувство ущербности.

По характеру я — человек жизнерадостный и доброжелательный, но простить обман и нанесение вреда моему здоровью я не могла. С целью компенсации причиненного мне морального вреда — физических страданий и нравственных переживаний — я решила подать исковое заявление в суд на МБУЗ „ГМБ“.

За помощью я обратилась к кандидату медицинских наук В. В. Серенко (тел. 5-29-38), который, я знала, бесплатно помогает гражданам, пострадавшим от произвола медицинских работников. В. В. Серенко помог мне написать исковое заявление и был моим представителем по доверенности в судебных заседаниях.

Армавирский городской суд 2 июля 2015 г. (дело № 2–2/15) удовлетворил мои исковые требования и принял решение о взыскании с МБУЗ „ГМБ“ в мою пользу компенсации морального вреда в размере 200 000 рублей. Администрация МБУЗ „ГМБ“ подала апелляционную жалобу. Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда 1 октября 2015 г. определила: оставить решение Армавирского городского суда от 2 июля 2015 г. без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

После успешного разрешения судебного дела я почувствовала себя настоящим гражданином — свободным человеком, обмануть и безнаказанно причинить вред которому не может никто. И для меня это главное. А деньги я отдам дочери, которая за мной заботливо ухаживает».

От редакции:

В законодательстве РФ сегодня не существует такого понятии, как «врачебная ошибка». Однако подобные факты можно сформулировать так: неумышленное причинение вреда здоровью, возникшее в результате неправильного оказания медицинской помощи или же бездействия врача.

Практика показывает, что доказать факт наличия врачебной ошибки в наше время совсем не просто. Однако все-таки возможно, как показывает пример, приведенный в письме.

Согласно закону «О защите прав потребителей» человек имеет право на возмещение морального ущерба и вреда, причиненного по вине другого лица, в частности, медицинского работника.

Отметим, что с 2012 года при Минздраве России создан Совет общественных организаций по защите прав пациентов. В состав совета вошли руководители 25 общественных организаций и благотворительных фондов, возглавила структуру министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.
Справедливости ради, отметим, что сами медицинские работники сегодня тоже достаточно часто нуждаются в правовой защите, и тому было немало примеров в истории современной России.

Правовая неосведомленность медработников практически всех уровней — столь же распространенное явление, как и правовая неграмотность пациентов.

Российские юристы, исходя из практики, считают, что правовой статус сегодня законодательно лучше прописан для пациентов. Как правило, общественное мнение, средства массовой информации, суды повернуты в сторону приоритета прав пациента.

Медицинскому работнику — врачу, руководителю медицинской организации следует ясно представлять правовые последствия, наступающие после ненадлежащего оказания медицинской помощи, придавать должное юридическое значение оформлению таких форм документов, как информированное согласие на лечение и отказ от медицинского вмешательства.

 


источник :  armavir.ru

вернуться в раздел новостей