§

Новости

Аналитическая записка
10 Декабря 2015 г.

Международное общественное информационно-просветительское Движение «Добро – без границ»

         

Светлана Бочарова,   Председатель Международного общественного информационно-просветительского 

Движения «Добро – без границ»

                                                               

ОСТОРОЖНО: ВРАЧ – ХАМ

Международное общественное информационно-просветительское Движение «Добро – без границ» провело оценку отношения врачей к пациентам более чем в десяти больницах и поликлиниках города Москвы. Среди них городские клинические больницы (ГКБ)  №№: 15 имени Филатова, 29 имени Баумана, 54, 70, 60, им. Боткина и другие. Результат - более чем неутешительный: почти 80% пациентов жаловались на хамство врачей, медицинских сестер и младшего медицинского персонала. Удручающая цифра и в Интернете: на реплику «хамство в медицине» - более миллиона (!) откликов. 

Вот одна из историй. С 2013 года больная наблюдалась   офтальмологами Консультативно-диагностического центра (КДЦ) ГКБ №15. Летом прошлого года ей была предложена операция по поводу катаракты. Но…   В Москве стояла тридцатиградусная июльская жара – и больная не рискнула, отложив операцию на более поздний срок. А потом у нее случился сердечный приступ, за ним еще один, за ним плановая госпитализация по поводу  ишемической болезни сердца. Женщина согласилась на плановую госпитализацию, чтобы заручиться разрешением кардиологов на операцию катаракты. Такое разрешение в начале марта 2015 года было получено. И больная сразу же (5 марта 2015 года) после выписки из больницы  обратилась в регистратуру КДЦ ГКБ №15, чтобы записаться на прием к офтальмологу. Ее записали … на 27 мая. Ожидание - почти три месяца. Наконец, она пришла на прием к доктору. Просидела перед дверью его кабинета почти два с половиной часа (время приема давно прошло). Прием больной молодой специалист И.В. Грибкова начала с монолога, суть которого сводилась к следующему: «меняете врачей, как перчатки», «сколько надо, столько и будете ждать», «я не железная», «врача надо знать по имени-отчеству» и т.п. Больная сделала  человеку в белом халате замечание: мол, с пациентами, а с людьми пожилыми тем более, в таком тоне  девушки не разговаривают.   В ответ И.В. Грибкова, надменно подбоченясь, заявила: «Я давно уже не девушка». «Слава Богу, хоть в этом повезло. Но Вы и не врач», - парировала пациентка.

Больная обратилась к заведующей отделением Н.А.Комковой. Та пообещала «поговорить» с И.В.Грибковой. Женщина  потребовала смены врача. Через неделю больная прождала приема врача (им опять оказалась И.В. Грибкова) около четырех часов, но… приема так и не было. Наконец, 11 июня 2015 года  женщина пришла на консультацию  к профессору А.В. Свирину. Начался же разговор с того, что пенсионерка заявила профессору: пока «врач» не извинится, она не примет участия в консультации.  Нахамившая пациентке,   И.В. Грибкова  присутствовала при разговоре, но промолчала.  Извинился профессор. Он подчеркнул, что время упущено и все-таки  настоятельно рекомендует пациентке срочное «оперативное лечение по поводу катаракты без обещания высокого зрения после операции» (цитата из протокола приема от 11.06.2015, записка профессора с требованием смены врача также лежит в истории болезни). Все необходимые для операции анализы и документы женщина (кстати, инвалид третьей группы) предоставила уже через две недели.

29 июня пациентка   приехала в КДЦ ГКБ №15 в полной уверенности, что ее направят на операцию. И.В. Грибкова ее не приняла, демонстративно покинув кабинет. Больной занималась медицинская сестра. В кабинете ультразвуковой диагностики ей провели очередную подготовительную процедуру. На это понадобилось 15 минут. А затем инвалид опять стояла   перед кабинетом, но только уже заведующей отделением Н.А.Комковой. Стояла почти три часа!

При этом Н.А. Комкова то входила в свой кабинет, то выходила. На вопрос, когда начнется прием, она только нервно отмахивалась. Наконец, пациентка вошла к ней в кабинет, задала только один вопрос: когда ее госпитализируют и сделают операцию. И тут началось нечто, что ни словом сказать, ни пером описать. Н.А. Комкова  начала кричать оскорбительные слова, закончив тираду возгласом: «Ты не даешь мне работать уже два часа! Мне не до тебя…Ты мне мешаешь…  Хочешь операцию, - поезжай к Свирину на дачу, в Ярославскую область… Будешь жаловаться, - у меня свидетели есть».   И  пальцем показала женщине на дверь: «Вон отсюда». Только после такого откровенного хамства г-жи Комковой пациентка забрала документы и ушла.

Таким образом, врачи  в грубейшей форме практически отказали больной в предоставлении медицинской помощи. Они   пренебрегли своим профессиональным долгом и нарушили  клятву российского врача: «честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека; быть всегда готовым оказать медицинскую помощь,   внимательно и заботливо относиться к больному…»

Пациентка написала письмо о случившемся в Департамент здравоохранения г. Москвы.  В ответе Начальника Управления по работе с обращениями граждан и организации ведомственного контроля и безопасности медицинской деятельности г-жи И.В.Кононовой  (№55-30-23178/15 от 25 августа) больную не устроили равнодушные общие фразы: «поручено обеспечить», «указано на необходимость соблюдения требований к хранению медицинской документации». И самое главное, что Управление «рассмотрело обращение и сообщает, что подтвердить сведения указанные   в обращении по имеющейся медицинской документации не представляется возможным» (цитируем  по письму-ответу). Это означает, что в электронной версии истории болезни либо уничтожены записи, либо их вообще не было (что явилось бы грубейшим нарушением: электронную версию состояния здоровья пациентов в Москве ведут все врачи). О ведении истории болезни в электронном виде с нескрываемой надменностью заявила больной и г-жа Н.А. Комкова: «Забрали карту, но у нас все записано в компьютере. У меня свидетели есть!».

Было бы странно, если бы медицинская документация подтверждала факт ХАМСТВА. Пациентам, разумеется, не все равно, как в больницах и поликлиниках хранят медицинские документы, но куда важнее, как относятся к пациентам и выполняют свой профессиональный долг врачи. Поэтому пациентка написала второе письмо, но уже на имя Заместителя Мэра Москвы  по вопросам социального развития Л.М. Печатникова  (25 августа). Письмо было о том, что она недовольна ответом чиновников и считает его бюрократической отпиской не по существу дела.  Зато утром следующего дня вдруг позвонил ей заместитель главного врача  ГКБ №15  И.В.Цупко. «Я ответил на Ваше письмо от 25 июля департаменту здравоохранения. Но  теперь хотел бы разобраться». Сначала ответил – потом разобраться! Вот такая постановка вопроса.

  Чуть позже  главный врач КДЦ ГКБ №15 И.В. Цупко признался: «Все, что будет написано о больнице №15, попадет ко мне, и отвечать буду я. Так было и будет». Поразительный цинизм!

Кстати, ответа на второе письмо пенсионерки ни из Правительства  города Москвы, ни от вице-мэра г-на Печатникова, ни от Департамента здравоохранения так и не последовало, хотя уже прошла осень и наступила зима.  

Финал этой истории таков. Пациентка вынуждена была сделать операцию в частной клинике, заплатив за операцию в размере годовой пенсии. Врачи частной клиники, а затем и врачи ГКБ №15  подтвердили: у пациентки развилась глаукома и женщина катастрофически быстро слепнет. Таков результат не оказанной вовремя медицинской помощи. И только 16 октября состоялось заседание врачебной комиссии, был издан приказ о вынесении дисциплинарного взыскания И.В.Грибковой и Н.А.Комковой (приказ №2203-к от 17.10.2015). Указанный приказ учтен при распределении надбавок стимулирующего характера.  Эта информация подкреплена подписью главного врача ГКБ №15, доктора медицинских наук Е.Е.Тюлькиной. Этот приказ прокомментировал один из главных врачей поликлиники, что в Восточном округе столицы: «Им эти приказы о выговорах – пустой звон. Все сойдет как с гуся вода» .

С момента поступления жалобы на врачей прошло около трех месяцев. Пострадавшая от хамства пациентка не требовала выговора: она хотела, чтобы врачи искренне перед ней извинились. «Да извинятся они, куда денутся!?» - небрежно заверил И.В. Цупко.  Но извинения из-под палки – никому не нужны, а искреннего «простите» ни от г-жи Грибковой, ни от г-жи Комковой так и не последовало. За них устной форме извинилась главный врач больницы №15 Е.Е.Тюлькина и заведующая офтальмологическим отделением больницы А.И.Олейник. Она так и сказала:  «Мне стыдно за своих коллег».

Московские клиники в подавляющем своем большинстве отлично оборудованы, а вот с теми, кто там работает – беда. «Судьба из-за состояния моего здоровья за последние три года протащила меня по нашим больницам (я прошла шесть реанимаций). И очень часто видела бездушие и грубость со стороны медперсонала. И то, что произошло в моих отношениях с сотрудниками больницы №15, просто переполнило чашу», - признается пациентка. Она не пошла в суд, так как считает, что добиваться от врачей извинения таким путем – не ее путь.  А закрытое корпоративное медицинское сообщество «своих» не сдает. Но зато фиксируется рейтингом самой больницы. Так вот по культуре отношения к пациентам рейтинг у больницы №15 – минусовой, то есть, как говорится, «ниже плинтуса»..

Процветающее хамство часто соседствует с низкой квалификацией современных, особенно молодых, медиков. В той же ГКБ №15 в конце февраля сделали операцию восьмидесятипятилетней женщине. Поставили кардиостимулятор. А через день, когда женщине стало хуже, выяснилось, что надо было делать совсем другую операцию.  Молодые кардиологи   в палате, в присутствии больных, сетовали: надо выписывать, ничего не поделаешь, так как вторую операцию на сердце сразу проводить нельзя. Ни   больной, ни   ее родным  никто и ничего не сказал. А ведь речь шла о  жизни, пусть и очень пожилого, человека. И странно было услышать реплику одного из медиков: «пожила бабуся, пора и на покой». Что потрясло: разговор шел в палате в присутствии других пациентов.

Не извинения, а окрик чаще всего звучат от медиков в адрес пациента. И чем старше он, тем громче и грубее окрик. Почему? «Иначе вы не понимаете!» - чаще всего можно услышать такой ответ. В ГКБ №70 больная, только что переведенная из реанимации в терапевтическое отделение,  попросила заведующего отделением врача разрешить хранить в холодильнике глазные капли. В ответ: «Здесь Вам не курорт, а больница.  Свои просьбы и требования засуньте в карман». В ГКБ №60, в реанимационном отделении за ночь к тяжело больной никто не подошел. Когда утром она пожаловалась заведующему отделением, тот пожал плечами:  «Не нравится – уходите. Вас здесь никто не держит». И человека выписали, а вернее, выбросили вместе с вещами: «Выписку мы тебе дадим в последнюю очередь». Не дали.

«Самое страшное, что на сегодня именно в медицине, там где от профессионализма врачей зависят жизни и судьбы людей, присутствует такое количество шарлатанов, доказать вину которых при врачебной ошибке практически невозможно. Здесь хамство практически всегда есть следствие отсутствия квалификации», - признается один из клиентов наших медиков.

«Качество медицины у нас оставляет желать лучшего. Да и у людей доверия к медикам все меньше. Лично у меня, у взрослого человека, иногда складывается такое впечатление, что все хотят только одного, денег, а про «клятву Гиппократа» и не вспоминают. Кстати у нас называется «Клятва врача России», - это цитата из другого письма.

«Врачи на нас смотрят сквозь очки, в которых вместо стекол – рубли. Ты с деньгами – тебя оближут с ног до головы. Ты без денег – плевать на тебя хотели»,- признается третий.

Случаи поборов были зафиксированы практически во всех упомянутых медицинских учреждениях.  «Только что выписалась из больницы им. Боткина. Оперировали мне   тазобедренный сустав. За каждый чих медработника приходилось платить. Хирургу - дай,  анестезиологу – дай,  медсестре – дай…Желательно, купюру покрупнее.  И берут!» - рассказывает пациентка,  проживающая в Восточном округе столицы.   

«Хамство и наплевательское отношение,  к сожалению, стали чуть ли не нормой. Но есть другая сторона этой медали. Это всё наше общество. Во всех сферах сейчас такое происходит. ЖКХ, школа, администрация, рынок... Просто в медицине это более заметно и последствия сказываются не только на нервах, но и на всём здоровье в целом», - еще одно горькой признание.

«Каждый день на работе вижу и хамство, и непрофессионализм нашей медицины. Работаю в СудМедЭкспертизе. Жаль тех людей, которые вместо помощи получают неквалифицированную, а порой и губительную помощь. Медики лечат, а мы потом устанавливаем:  правильно ли они лечили. А человека уже не вернуть», - это   признание человека, знающего нашу медицину с изнанки.

«Наша медицина разваливается не по дням, а по часам», - признался нам один из главных врачей поликлиники Восточного округа столицы. Причин – много. Одна из них – неудовлетворительное финансирование медицинских учреждений. Так, объем госрасходов на здравоохранение в России   в 1,5 раза меньше, чем в новых странах Евросоюза, сопоставимых c РФ по доле ВВП на душу населения. Между тем в   федеральном бюджете на 2016 год расходы госпрограммы «Развитие здравоохранения» резко снижаются.  При этом реальные доходы населения сократились на 4%, а реальная зарплата – на 8,1%.  Так называемые, льготники-больные месяцами не могут получить жизненно необходимые лекарства.  Главный врач   признался, что его поликлиника получает лишь третью часть необходимых лекарств. Поэтому он вынужден издать указание не выписывать рецепты, если лекарств нет в поликлинической аптеке. На вопрос:  «Почему он не ставит ребром вопрос об этом?» - он ответил: «А меня просто-напросто уволят». 

Мы специально не называем фамилии пациентов, да и некоторых врачей. Они хранятся в архиве Движения «Добро – без границ».  Их много. И все они свидетельствуют о крайне низком нравственно-моральном уровне наших медицинских работников, о большом сбое в системе российского здравоохранения. Приведем еще один пример.

Научно-исследовательский финансовый институт (НИФИ), подведомственный Министерству финансов РФ, предлагает ввести для населения соплатежи за медицинские услуги. Ссылаясь на мировой опыт, эксперты предупреждают, что в результате люди будут реже обращаться за медицинской помощью. Просто эта помощь будет не по карману рядовому россиянину. Предложение НИФИ по сокращению коечного фонда медучреждений свидетельствует о полном непонимании принципов управления здравоохранением. НИФИ ссылается на то, в развитых странах коечный фонд меньше российского. «Данные о коечном фонде других стран невозможно напрямую экстраполировать на РФ, так как у нас существенно выше потоки больных и другая плотность проживания населения»,— говорят эксперт. Что это, если не проявление того же хамского отношения к людям? Между прочим, гражданам своей страны. Вот почему, назрела острая необходимость в Уполномоченном по правам пациентов в РФ. Эта должность может быть утверждена в структуре Уполномоченного по правам человека  РФ.  Ведь защита прав пациента – это, прежде всего, защита права россиян на жизнь и здоровье. Однако, Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова категорически заявила, что должность уполномоченного по правам пациентов является излишней.

«Мне представляется, что это (омбудсмен по правам пациента) –   излишняя структура. У нас есть общества пациентов, общества медиков, разные благотворительные организации, Росздравнадзор, огромное экспертное сообщество при страховых компаниях. У нас выстроена законодательно система контроля. Создавать еще одну структуру – нецелесообразно», – заявила Скворцова в интервью газете «Известия» 16 июля. По ее словам, Минздраву необходима обратная связь от пациентов для эффективного управления отраслью. «Мы реально открыты для любых предложений, комментариев,  жалоб», – подчеркнула Скворцова. Но эта «открытость»  - тоже под большим сомнением, так как на жалобы пациентов чиновники отвечают отписками или   равнодушным молчанием.

По мнению экспертов Движения  «Добро – без границ»,  система здравоохранения России остро нуждается, если можно так выразиться, в морально-этической реконструкции. Для этого необходимо придать клятве врача России юридическую  силу и за нарушение клятвы судить также строго,  как судят в армии за нарушение присяги. Во всех  медицинских учреждениях страны (от медучилища и института до  поликлиники и больницы) более активно  должна идти воспитательная работа с персоналом. Врача, допустившего  хамство  по отношению к больному, надо лишать диплома и права заниматься профессиональной деятельностью. Проблему ликвидации хамства в медицине возможно решить только совместными усилиями власти и общества. 

Было бы разумным создать, хотя бы для начала, при крупных лечебных заведениях (больницах и поликлиниках) независимые общественные наблюдательные советы по врачебной этике, которые бы рассматривали конфликтные ситуации без корпоративного вмешательства медицинского сообщества. И в Минздраве, наконец-то, должны понять, что успех нашей медицины  кроется не только переоснащении медицинских учреждений, но прежде всего в самих медиках.     

В медицине главным лекарством является врач. Пациенты пока еще доверяют врачам самое дорогое, что у них есть – СВОЮ ЖИЗНЬ. Врач – это не работа, а СЛУЖЕНИЕ. И если ты не СЛУЖИШЬ, то уходи!!! Это в свое время неоднократно подчеркивал выдающийся врач Владимир Михайлович Бехтерев: «Если больному после разговора с врачом не становится легче, то это не врач». «Грибковы» и «комковы» - хамы от медицины - не имеют морального права носить белый халат. Необходимо, чтобы у них на это не было и юридического права. Хамству – не место в нашем здравоохранении.

 


источник :  www.good.cnt.ru

вернуться в раздел новостей