§

Новости

Резонансная история из Туапсе вскрыла шокирующую изнанку кубанской медицины
16 Декабря 2015 г.

Смерть от анафилактического шока 24-летнией Яны Плаксий, которая задыхалась, пока медики родильного отделения центральной райбольницы №2 в поселке Новомихайловский (Туапсинский район) пили чай, всколыхнула тему качества медицинских услуг в Краснодарском крае.

 

Прямая ссылка на встроенное изображение

После того, как родные погибшей подняли общественный резонанс, еще несколько человек, потерявших за последние годы в этом же отделении малюток и жен, захотели рассказать свои истории. Эксперты уверены – это не единичные врачебные ошибки, а системная «болезнь» отдельных учреждений здравоохранения Кубани.

Родные Яны Плаксий рассказывают, что прибывшей на роды молодой женщине сделали укол трамала (наркотический опиоидный анальгетик), после чего медики оставили ее, уйдя праздновать день рождения главврача.

В последние минуты жизни Яна задыхалась, о чем написала в прощальном SMS своей тете. Когда родня уже вечером приехала в отделение встречать маму и малютку Эмилию, им сообщили о двойной смерти. Которую могли бы списать в архив, но родственники добились общественного резонанса, разместив обращение в социальных сетях.

В итоге Следственное управление СКР возбудило уголовное дело по ч.2 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Врача, которая должна была принимать роды, отстранили от работы, а само отделение закрыли на дезинфекцию.

– После того, как наша история разошлась в СМИ, к нам стали обращаться люди, у которых в этом отделении погибли новорожденные и даже роженицы. Таких историй больше десятка.

До этого люди пытались поднять резонанс, но как признались несколько женщин, они были одни, некому было им помочь. Так как у нас большая дружная семья, может быть, поэтому у нас что-то получится, – рассказала КАВПОЛИТу сестра погибшей Анюта Авджиян.

Первое, что услышала: «Мы его не спасли»

– Я рожала в июле 2013 года. В срок начались спазмы в районе поясницы, фельдшер скорой помощи сразу определила: вы рожаете, тут же отвезли в роддом. Там почему-то сочли, что нет родовой деятельности, и сделали какой-то укол, что за препарат вкололи, до сих пор не знаю, – поделившись с КАВПОЛИТом этой историей, 30-летняя Мария попросила не указывать ее фамилии.

– Была смена врача-гинеколога Ларисы Аракеловой (она же дежурила при смерти Плаксий – прим. авт.), у которой я состояла на учете всю беременность. Лариса Рашидовна знала, что в больнице врачом работает мой хороший друг, поэтому сразу отрезала: раз у тебя договоренность с ним, у него и рожай. Но никакой договоренности не было, никому денег я не платила, поэтому и внимания мне уделяли ноль, – рассказывает женщина.

Роды прошли 13 июля, сама Мария была под наркозом, когда отошла увидела, что все вокруг нервно суетятся.

– Сказали, что ребенок в тяжелом состоянии, его поместили в барокамеру. Никак не могли запустить легкие, детского реаниматолога в больнице нет, вызывали взрослого с первого этажа. Когда вставили катетер для подачи кислорода, оказалось, что кислорода не хватает, нашли его со скандалом, – перечисляет моя собеседница. – Вызвали из Краснодара реанимобиль, но не указали, что нас нужно госпитализировать.

В медицинской истории ребенка отсутствуют три часа, пока мать спала. Что в это время было с малышом, неизвестно

После родов Мария дежурила рядом с малышом, следующей ночью заснула лишь на четыре часа. Первое, что услышала от врача: «Мы его не спасли». В свидетельстве о смерти указано, что мальчик умер от анафилактического шока, но какое лекарство вызвало такую реакцию, до сих пор неизвестно. По словам матери, в медицинской истории ребенка отсутствуют три часа – с четырех до семи утра, пока она спала. Что в это время было с малышом, неизвестно.

– Написала заявление в Следственный комитет – и в местное управление, и в Москву. Но ответа так и не получила, по своим каналам узнала, что в возбуждении уголовного дела отказано, – подытожила Мария.

Дочь Михаила Быдру, родившаяся в этой же райбольнице, прожила всего девять дней. Мужчина признается, что никто даже не извинился за нерасторопность (а при оперативной госпитализации ребенка можно было сохранить!), за смерть малышки.

Я обвиняю врачей в том, что они ничего не сделали, чтобы сохранить ребенка, отмахнулись, как от бродячей собаки.

– На шестом месяце беременности у жены начались сильные боли, ее положили в больницу. В четверг отошли воды, она со слезами просила меня что-то предпринять, но лечащая врач по телефону отрезала: выйду в понедельник, тогда и посмотрим. Дежурный доктор прошептал: увозите ее, она здесь умрет, – делится с КАВПОЛИТом Михаил. – Хотел вызвать платную скорую помощь из Краснодара, но там развели руками: в краевую столицу мы ее отвезем, а что дальше делать, куда роженицу определять?

В итоге добился вызова «скорой» из Туапсе, приехала и лечащий врач, с ходу набросилась – зачем везде жалуетесь!

Женщину отвезли в краевой перинатальный центр. Несмотря на внимание краснодарских медиков и квалифицированную помощь, ребенок родился с осложнениями и прожил полторы недели.

– В перинатальном центре качали головой: привезли бы на полдня раньше, можно было выходить новорожденную. Супруга до сих пор (а прошло полтора года) не может успокоиться, поэтому не до обращений в следственные органы. Но я обвиняю врачей родильного отделения в том, что они ничего не сделали, чтобы сохранить ребенка, отмахнулись, как от бродячей собаки, – признается мужчина.

Халатность белых халатов

Похожая ситуация у Марины Виситовой – в 2012 году после родов в новомихайловской больнице умер новорожденный сын.

– Сроки родов наступили, но схватки не было, меня положили в палату для искусственного вызывания родов. 3 марта, примерно в обед, начались схватки, вечером врач сделал какой-то укол, меня положили в родильный зал и на всю ночь ушли, только раз медсестра заглянула. Роды приняла уже новая смена, – рассказывает КАВПОЛИТу женщина. – Из-за укола и схваток я не могла спать, когда родила, была вымотанной, чуть не упала, все в глазах плыло. Услышала только, что мальчик родился крупный – 4,8 кг. Врачи восстановили ему сердцебиение и дыхание, а затем отвезли нас в Краснодар.

Вскоре новорожденный умер, в свидетельстве о смерти указали врожденный порок мозга, хотя на руках у матери несколько сделанных во время беременности УЗИ, на которых патологии не наблюдаются.

– По религиозным причинам не хотела делать вскрытие, но главврач меня буквально вытолкнул за дверь. Когда выдали ребенка, у него была синяя отечность по всему лицу, как будто упал. Медики еще прикрикнули: это не наша вина, вы так рожаете, – продолжает Виситова. – Когда через два года рожала второй раз, уже в Сочи, врачи были обходительными, не отходили ни на минуту, все время под наблюдением. Роды прошли нормально.

Официальная статистика сообщает, что младенческая смертность в Краснодарском крае одна из самых низких в стране – за последние годы в регионе открылись несколько крупных перинатальных центров, оборудованных по последнему слову медицинской техники.

У ребенка была отечность по всему лицу, как будто он упал. Медики прикрикнули: это не наша вина, вы так рожаете.

За последние пять лет на Кубани умирают в среднем пять-шесть новорожденных из тысячи. Тем страшнее становятся факты смерти малышей из-за врачебной халатности. Такие истории вызывают не только краевой, но и федеральный резонанс. Вот некоторые примеры последних лет.

Весной 2012 года в Славянске-на-Кубани после прививки от гепатита умер полуторамесячный Витя Панасенков. По словам матери, прививку ребенку сделали непрофессионально, что повлекло за собой абсцесс, а последующая халатность медиков привела к смерти мальчика в реанимационном отделении Славянской ЦРБ.

В ноябре 2008 года в акушерском отделении городской больницы Кропоткина умер четырехдневный младенец, которому сосудистым катетером повредили правое предсердие.

Всероссийский резонанс вызвала история двухмесячной Софьи Куливец, которую с диагнозом «коклюш» доставили из Абинской районной больницы в краевую инфекционную больницу. Для введения лекарства малютке установили катетер, в результате чего в плечевой артерии образовался тромб, и правую руку пришлось ампутировать.

Суд приговорил врачей к году колонии и лишил права заниматься врачебной практикой.

Наконец, в этом августе в городской больнице Новороссийска умер грудной ребенок, изъятый у матери «ввиду ненадлежащего исполнения родителями обязанностей по его содержанию». Родители погибшего заявляют, что органы опеки забрали абсолютно здорового ребенка, по их версии, малыш получил травму, упав в больнице.

 


источник :  kavpolit.com

вернуться в раздел новостей