§

Заявления

 

В Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации

Дело № АКПИ12-1774

 

Заявители (истцы):

1. Саверский Александр Владимирович, действующий в своих интересах и в интересах своей дочери Саверской Василисы Александровны, 17.05.2002 года рождения.

Адрес: 117447, Москва, ул. Дм. Ульянова, д. 43, к.3, кв. 309

Тел. 8 (985) 969-75-61

2. Власов Василий Викторович,

Адрес: Москва, ул. Белореченская, д. 34/1, кв. 80

Тел. 8 (910) 409-99-73

3. Власов Ян Владимирович,

Адрес: 443099, Самара, ул. Фрунзе, д. 101 «А», кв. 36

Тел. 8 (927)201-47-05

 

Заинтересованное лицо: Правительство Российской Федерации

Адрес: Москва, Краснопресненская набережная, дом 2.

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

На решение Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2013 года, дело № АКПИ12-1774, по заявлению Власова Я.В., Власова Я.В., Саверского А.В., а так же в интересах несовершеннолетней Саверской Василисы. 

Нами было подано заявление об отмене части 1 Постановления Правительства РФ от 31.08.2011 N 725 "О составе территорий, образующих каждую часовую зону, и порядке исчисления времени в часовых зонах, а также о признании утратившими силу отдельных Постановлений Правительства Российской Федерации" в связи с тем, что эта норма:

- нарушает право на высший достижимый уровень здоровья, причиняет вред здоровью граждан и нарушает право на охрану здоровья;

- нарушает право на благоприятную окружающую среду;

- нарушает запрет на проведение опытов на людях;

- нарушает право детей на отдых;

- а так же при ее принятии нарушен порядок изменения часовых зон, установленный законом.

Верховный    Суд Российской Федерации 26.03.2013г. вынес Решение об отказе в отмене части 1 указанного Постановления.

Решение считаем необоснованным и незаконным по следующим основаниям...

1. Суд даже формально не рассмотрел главные основания Заявления:

- нарушение права на высший достижимый уровень здоровья (п. 1 с) ч.2 ст. 12 Международного пакта экономических социальных и культурных прав МПЭСКП), являющегося частью правовой системы Российской Федерации;

- нарушение действием Постановления права на охрану здоровья (ст. 18 ФЗ РФ № 323 от 21.11.2011. «Об основах охраны здоровья граждан»);

- причинение действием Постановления вреда здоровью гражданам (согласно ч.1 ст. 1065 ГК РФ опасность причинения вреда может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей опасность).

Судом полностью проигнорированы указанные нормы права, указанные в нашем Заявлении, как и доказательства причинения вреда, и доказательства риска причинения вреда, которые были представлены суду, включая заключение Российской академии наук в приложении к письму № 4-К-1016-1851 от 21.11.2012., где сообщается, что «необходимость пробуждения до восхода солнца из-за опережения естественного хода времени вызывает прерывание физиологически нормального сна, разрушает нервную и иммунную системы организма и оказывает негативное влияние в перспективном плане на здоровье человека. При круглогодичном двухчасовом опережении природного ритма смены дня и ночи длительность преждевременного, до восхода солнца, бодрствования и детей, и взрослых вырастает на треть. Это приводит к значительному ухудшению качества жизни и состояния здоровья населения» (л.д. 249).

Однако слово «здоровье» даже не упомянуто в мотивировочной части Решения суда.

Поскольку суд не применил законы, подлежащие применению, не изучил и не оценил связанные с данными основаниями доказательства и обстоятельства, то на основании п.1 ч.2 ст. 330 ГПК РФ данное Решение подлежит отмене.

Следует разъяснить позицию заявителей о том, что Правительство РФ, сдвинув московское время на один час вперед, что составило отклонение примерно на 1 час 30 минут от поясного географического времени даже в зимний период, не изменило режим работы ни свой, ни своих министерств, ведомств, судов, учреждений, что повлекло за собой сохранение режима работы органов власти субъектов РФ и их учреждений — школ и иных учебных учреждений, лечебных учреждений, учреждений коммунального хозяйства и т.п. Таким образом возник сдвиг режима сна и бодрствования подавляющей части народонаселения России относительно вращения Земли и Солнца, что и явилось нарушением природного ритма.

Заявителями были представлены суду доказательства причинения вреда здоровью таким изменением режима, которые не нашли оценки:

- мнение Российской академии медицинских наук (л.д. 248-250);

- мнение Комитета по охране здоровья Государственной Думы РФ (л.д. 29-30);

- данные исследований о вреде здоровью при работе в ночное время (л.д. 213-214);

- мнения органов власти субъектов РФ (л.д.216-231);

- мнения руководителей государства, министерств и ведомств (л.д.209-210);

- мнение Министерства здравоохранения и социального развития РФ (л.д. 241, абз.4,л.д. 241 абз.4,5, л.д. 246 п.п. 4, 4.1., 4.2., л.д. 237 абз.4);

- мнения экспертов и общественных деятелей, высказанные в СМИ (л.д.27-28), притом, что суд отказался от вызова специалиста в суд для разъяснений сложностей, связанных с переводом часов и их влиянием на человека;

- мнения граждан, выступающих во всех опросах в подавляющем большинстве за отмену летнего времени, за его сохранение голосуют  не более 25 %, что указывает на дискомфорт, который оно принесло (л.д. 212-214);

- результаты мониторинга Правительства РФ (л.д.214).

При имеющихся доказательствах у суда не было иного выхода, как вынести решение о том, что обжалуемое Постановление не позволяет гражданам достичь наивысшего уровня здоровья, более того — причиняет своим действием вред и должно быть отменено во избежание дальнейшего причинения вреда и для устранения фактора, нарушающего право на охрану здоровья.

2. В отношении нормы ст. 7 МПЭСКП, согласно которой ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам, суд посчитал, что «Содержание пункта 1 Постановления не дает никаких оснований для признания состоятельным утверждения заявителей о его противоречии указанной норме международного права, поскольку они имеют различные предметы правового регулирования. Постановление в оспариваемой части устанавливает порядок исчисления московского времени и вопросов, касающихся медицинских или научных опытов, не затрагивает» (т.2 л.д. 63).

Таким образом суд решил, что исчисление времени не касается вопросов науки и, в частности, медицины, и что можно устанавливать время по вольному усмотрению без научных или иных обоснований. При этом, то, что Правительство не объявило это опытом, не означает, что оно таковым не является, поскольку любая новая деятельность содержит в себе элементы эксперимента, даже и непредумышленного, поскольку результат ее заранее неизвестен — это Правительство РФ при надлежащей заботливости и осмотрительности должно было знать во избежание нарушения гражданских прав своими действиями.

Нынешняя деятельность Правительства по мониторингу и исследованию влияния постоянного летнего времени на население (например, л.д. 182-185) является ничем иным, как сбором и анализом научных данных в ходе проведения эксперимента, что подтверждает факт наличия эксперимента, а также тот факт, что Правительство исследует этот вопрос с научной точки зрения.

Между тем, общеизвестно, что лишение сна и управление его режимом является, как основой целого ряда медицинских методов, в частности, метода лечения депрессий[1], так и основой самых тяжелых пыток в мире. Этот метод пыток применялся в ходе различных войн и в работе спецслужб, включая преступления нацистов, что является общеизвестным фактом. Эти обстоятельства прямо указывают на то, что режим сна и бодрствования может причинять как вред, так и пользу здоровью человека в зависимости от корректности его применения, что и делает такой режим предметом исследования таких наук, как хронобиология и сомнология.

Хронобиология - раздел биологии, изучающий временные характеристики биологических, в т. ч. физиологических, процессов (биоритмы, сезонность и др.)[2] Имеются, например, «Основы хронобальнео- и хронофизиотерапии наиболее распространенных заболеваний. Методические рекомендации» (утв. Минздравом РСФСР 10.09.1990)

Сомнология — раздел медицины и нейробиологии, посвящённый исследованиям сна, расстройствам сна, их лечению и влиянию на здоровье человека. Существует сомнологический центр Минздрава РФ (Приказ Минздрава РФ от 02.12.1997 N 353 «О создании сомнологического Центра Минздрава России»). В обосновании создания Центра в фабуле приказа признается влияние нарушений сна на возникновение болезней: «В целях снижения заболеваемости, связанной с нарушениями сна, преждевременной смертности во время сна, а также с целью организации профилактических мер и лечения нарушений сна приказываю...»

Таким образом, именно наука, включая медицину, занимается исследованием влияния биологических ритмов на здоровье. Как уже говорилось, обжалуемое Постановление изменило режим сна и бодрствования людей, по крайней мере, в зимнее время. Как уже говорилось, изменение режима произошло в ряде регионов почти на два часа относительно поясного времени, включая и Москву. Никаких научных данных в пользу такого перехода на постоянное время у Правительства РФ не имелось (имелись лишь данные о вреде, собственно, сезонных переходов — л.д.239-247). Правительство РФ не предоставило суду научного обоснования перехода на постоянное летнее время в интересах здоровья людей и не исключило риски такого перехода.

Рассуждения на тему полезности для здоровья удлинения световой активности в вечернее время так же подлежали доказыванию до принятия Постановления, тем более, что уже тогда имелись данные и мнения экспертов о вреде летнего времени, которые мы приводили в Заявлении. При принятии решения не был изучен вопрос о том, что происходит с человеком, когда сокращается время сна в ночное время, и человек вынужден ночью в предутренние часы работать или учиться.

Поскольку летнее время зимой ранее не вводилось, то не могло быть научных данных о влиянии круглогодичного летнего времени на здоровье людей до принятия Постановления. Следовательно, такое введение следует считать экспериментом, введение которого было осуществлено без согласия граждан в масштабах всей страны.

Между тем, сам факт признания Минздравом РФ риска популяционному здоровью, связанного с десинхронозом административного и астрономического (поясного времени), является достаточным для признания факта проведения эксперимента с риском для здоровья людей (л.д. 239), и это, не считая факта признания вреда здоровью (см. п.1 Апелляционной жалобы).

Тот факт, что вопросом исчисления времени в Правительстве РФ занимается Минпромторг, уже указывает на приоритеты Правительства в этом вопросе, и ошибочность подходов в их выборе, поскольку проигнорирована опасность влияния перевода времени на здоровье людей.

Данные доводы сами по себе достаточны, что бы суд прекратил действие  эксперимента, однако ни доводы, ни доказательства заявителей не были рассмотрены, так же как и отсутствие научной базы у Правительства РФ при переводе страны на круглогодичное летнее время. 

3. Тезис суда о том, что «Оспариваемая норма не содержит каких-либо положений, направленных на ограничение права ребенка на отдых и досуг» (т.2 л.д. 63), - указывает на исключительно формальный подход суда к делу. Он не рассматривает наше заявление по сути, даже не утруждается этим, а ведь речь идет о здоровье детей.

Так, суд полагает, что если норма права сама не говорит прямо о том, что ее введение нарушает чьи-то права, то никакого нарушения прав ее действием совершено быть не может. Но это утверждение не имеет ничего общего ни с теорией права, ни с наукой вообще, ни даже с логикой: если бы не писать на этикетке, что яд убивает, то он бы и не убивал? К сожалению, в жизни это не так.

Несмотря на то, что в обжалуемой норме ничего не говорится про детей и про их отдых, как и о многом другом тоже не говорится, по факту введения этой нормы дети не могут отдыхать в ночное время, потому что идут в это время в детские сады или в школу, что и нарушает их право на отдых (сон) ночью!

Какие тут еще нужны доказательства, истцам не понятно, и суд этого не разъяснил, поскольку отрицает саму возможность нарушения права детей на отдых, полагая, очевидно, что если они учатся по ночам, то это нормально, и даже не рассматривает доводов заявителей.

Между тем, совершенно ясно, что дети должны по ночам спать, и к учебе не должны приступать ранее 9.30 ("Методические указания по организации обучения студентов высших учебных заведений (гигиенические и медицинские вопросы)", утв. Минздравом СССР 06.01.1982 N 2515-81, 18.01.1982 N 10-11/9), о чем Правительство не позаботилось, не изменив режим работы детских учреждений, при введении летнего время зимой, когда это наиболее тяжело.

4. Суд неверно истолковал закон, определив, что «В соответствии с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, выраженной во вступившем в законную силу решении от 21 июля 2006 г. по делу № ГКПИ06-517, Федеральный закон «Об охране окружающей среды» не относит категорию времени и установление порядка его исчисления на территории России к указанным выше экологическим системам, природным и природно-антропогенным объектам. Установление порядка исчисления времени не может влиять на устойчивое функционирование естественных экологических систем, природных и природно-антропогенных объектов и оказывать неблагоприятное воздействие на окружающую среду. Право граждан на благоприятную окружающую среду обеспечивается не порядком исчисления времени на соответствующей территории, а проводимыми государством мерами по мониторингу окружающей среды...» (т.2 л.д. 63).

Действительно, понятие «время» и его исчисление не упоминаются в упомянутом законе, однако суду должно быть очевидно, что природа не может развиваться вне времени. Об этом говорит любая наука — физика, биология, геология, история и пр. Это — общеизвестный факт, не требующий доказательств! Если суд в этом сомневается, пусть назначит экспертизу для ответа на вопрос: «Может ли окружающая среда, природа развиваться вне времени?»

Несмотря на очевидность ответа, и в названном законе можно найти понятие «время», скрытое среди родовых, более общих понятий.

В ст.1 названного Закона определяются:

«качество окружающей среды - состояние окружающей среды, которое характеризуется физическими, химическими, биологическими и иными показателями и (или) их совокупностью;

благоприятная окружающая среда - окружающая среда, качество которой обеспечивает устойчивое функционирование естественных экологических систем, природных и природно-антропогенных объектов;

негативное воздействие на окружающую среду - воздействие хозяйственной и иной деятельности, последствия которой приводят к негативным изменениям качества окружающей среды;...

нормативы допустимых физических воздействий - нормативы, которые установлены в соответствии с уровнями допустимого воздействия физических факторов на окружающую среду и при соблюдении которых обеспечиваются нормативы качества окружающей среды».

Время - условная сравнительная мера (физический показатель) существования движения материи[3], и потому расчет влияния любого фактора на окружающую среду ведется, исходя из того, какой период времени действует излучение, выбросы и т.п., что отражается и в соответствующих нормативных актах, связанных с окружающей природной средой.

Не зря в упомянутом законе используются термины «воздействие» и «функционирование», которые просто не возможно оценить вне времени.

Так, в соответствии с ГОСТ 17.1.1.01-77 «Охрана природы. Гидросфера. Использование и охрана вод. Основные определения».

«39. Предельно допустимый сброс вещества в водный объект ПДС - масса веществ в сточных водах, максимально допустимая к отведению с установленным режимом в данном пункте водного объекта в единицу времени с целью обеспечения норм качества воды в контрольном пункте.

47. Ассимилирующая способность водного объекта - способность водного объекта принимать определенную массу веществ в единицу времени без нарушения норм качества воды в контролируемом створе или пункте водопользования»

Согласно ГОСТ 17.2.3.02-78 «Охрана природы. Атмосфера»:

«Установление значения ПДВ (предельно допустимый выброс вредных веществ в атмосферу - авт.), как количества вредных веществ, которое не разрешается превышать при выбросе в атмосферу в единицу времени, производят на основе методов расчета ПДВ в атмосферу, утвержденных. Госстроем СССР».

Простой пример с изменением работы шлюзов, которые обеспечивают порой целую цепочку взаимодействия экосистем (рек, озер, морей с живыми организмами внутри них и по берегам), и которые должны пропускать в то же время теплоходы, которые отправляются по времени, исчисление которого устанавливает Правительство РФ (и граждане живут по нему), показывает ошибочность позиции суда о том, что окружающая среда может существовать вне времени и не зависит от его исчисления.

Если государство сдвигает время в жизни общества, то увеличение поступления воды в город, полив растений в городе и кормление животных будет осуществляться так же со сдвигом. А человек, вышедший зимой на работу или на учебу ночью, больше рискует заболеть из-за невыспанности и большего холода, что и определяет для него неблагоприятность окружающей среды. Таким образом, закон «Об охране окружающей среды» и нормативные акты, защищающие окружающую среду, учитывают фактор времени.

В конце концов, планета Земля, на которой мы живем, и Солнце являются для человека частью окружающей среды, и если мы изменяем ритм своей жизни относительно движения этих объектов, то мы изменяем и их влияние на себя — это влияние остается прежним, а мы выпадаем из под его благоприятного (естественного) действия, превращая в негативное, тогда и действие окружающей среды становится неблагоприятным для людей.

Мы в своем заявлении ссылались на то, что согласно названному закону естественная экологическая система - объективно существующая часть природной среды, которая имеет пространственно-территориальные границы и в которой живые (растения, животные и другие организмы) и неживые ее элементы взаимодействуют как единое функциональное целое и связаны между собой обменом веществ и энергией. Такой естественной системой следует считать и человеческое общество, проживающее, например, в городе Москва, - где люди, машины, элементы природы взаимодействуют друг с другом. Это — полностью укладывается в приведенные выше определения. Взаимодействие элементов и обмен веществ и энергий в обществе и в городе невозможны вне времени.

Суд не рассмотрел этот довод, оставшись в узких формальных рамках того, что в законе не упомянуто «время», что лишило его возможности рассмотреть данное основание нашего Заявления по существу, и привело к ошибочным выводам о том, что природа развивается вне времени и не зависит от его исчисления.

На основании изложенного суд, основываясь на законе, должен признать, что существование окружающей среды невозможно вне времени и, признав так же вынужденность каждого человека жить с нарушением природных ритмов окружающей среды, включая общество, отменить обжалуемое Постановление, как нарушающее право на благоприятную окружающую среду. 

5. В своем Решении, основываясь на мнении представителей Правительства РФ, которое не было судом проверено, суд указал: «Постановление не изменило существовавшую на момент его принятия систему девяти часовых зон России, установленную ранее действовавшими нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации. Ни город Москва, ни другие субъекты Российской Федерации в другие часовые зоны не переведены» (т.2 л.д. 62).

Эта информация не соответствует действительности.

Так, п. 4 обжалуемого Постановления отменяет действие Постановления Правительства Российской Федерации от 19 марта 2010 г. N 171 "О применении на территории Камчатского края и Чукотского автономного округа времени десятого часового пояса". Таким образом очевидно, что к моменту принятия обжалуемого Постановления, которым в России вводятся девять зон, их было больше девяти, и решение суда в этой части ошибочно даже по формальным обстоятельствам.

В прежде действовавшем Постановлении Правительства РФ от 8 января 1992 г. N 23 "О порядке исчисления времени на территории Российской Федерации" сказано: «Ввести на территории Российской Федерации следующий порядок исчисления времени: поясное время плюс 1 час с дополнительным переводом ежегодно часовой стрелки в последнее воскресенье марта в 2 часа на 1 час вперед и в последнее воскресенье октября в 3 часа на 1 час назад».

Как известно, часовой зоной для Москвы в системе международного времени (согласно ч. 1 названного выше Постановления) до введения обжалуемого Постановления было время UTC/GMT+3, состоящее из географического поясного время (UTC/GMT+2)[4] плюс 1 час (по Постановлению Правительства РФ от 8 января 1992 г. N 23), а час летнего времени назван в Постановлении дополнительным переводом, то есть он не мог определять часовую зону. С введением же постоянного летнего время часовая зона Москвы относительно международного времени была изменена на UTC+4, включая и зиму, что в совокупности по существу и формально ознаменовало переход Москвы в другую часовую зону с точки зрения международного времени, и на 2 часа относительно географического поясного. По существу, обжалуемое Постановление Правительства РФ сдвинуло всю систему часовых зон относительно международного и географического времени на два часа постоянно, тем самым полностью изменив исчисление времени часовых зон по системе географическое поясное время+2 часа.

Московское время является основой для определения других часовых зон России (ч.3 ст. 5 ФЗ РФ «Об исчислении времени»), и поскольку была изменена часовая зона Москвы, то и другие регионы тоже были переведены в новые часовые зоны.

Согласно части 2 ст. 5 ФЗ РФ от 03.06.2011. N 107-ФЗ «Об исчислении времени» перевод территории из одной часовой зоны в другую должен  сопровождаться совместными предложениями законодательного органа власти и высшего должностного лица субъекта РФ (что отмечается и в Решении суда), включая Москву, где производилось изменение часовых поясов (зон). Однако о предложениях Москвы и других субъектов РФ (помимо упомянутых ниже) ничего не известно, доказательств таких предложений суду не представлено.

Суду были представлены письма о согласовании проекта обжалуемого Постановления только с исполнительными властями субъектов РФ. Однако это согласование нельзя считать полноценным. Прежде всего, законодательные власти большинства субъектов РФ не высказали своего отношения к реформе, что при изменении часового пояса необходимо по закону. Предложений своих они не давали.

Кроме того, из ряда писем ясно, что ряд регионов просил одно времяисчисление, а получил иное, что прямо противоречит закону, который требует согласия (даже предложений) обеих ветвей власти региона. Закон не предусматривает перевода в другую часовую зону без предложения обеих ветвей власти субъектов РФ, - таким образом, Правительство РФ вышло за границы своих полномочий, приняв решения о переводе в те часовые зоны, с которыми регионы были не согласны.

В письме Минпромторга от 16.03.2011 г. № 10-652 (направлено незадолго до принятия обжалуемого Постановления) в Департамент оборонной промышленности и высоких технологий Правительства РФ сообщается об обращениях законодательных органов власти субъектов РФ: Республики Бурятия, Республики Саха (Якутия), Хабаровского края, Магаданской области, Приморского края, Иркутской области, Сахалинской области. Чукотского автономного округа, Еврейской автономной области и Камчатского края - к Председателю Правительства Российской Федерации В.В. Путину по вопросу перевода указанных субъектов Российской Федерации в другой часовой пояс.

Губернатор Иркутской области № 02-01-692/11 от 18.07.2011, ссылаясь на двухчасовую разницу между поясным и фактически исчисляемым временем, просит о введении в Иркутской области мск+4 (л.д. 119-120), а обжалуемым Постановлением введено в Иркутской области мск+5.

В письме Вице-губернатора Приморского края № 11-23/2259 от 26 апреля 2011г. сообщается о необходимости применения на территории Приморского края мск+6 часов, однако в обжалуемом Постановлении для Приморского края значится мск+7.

В письме Заместителя мэра в Правительстве города Москвы сказано: «В Правительстве Москвы рассмотрены материалы о внесении изменений в Законодательство Российской Федерации, связанных с отменой сезонного перевода часов на зимнее время со второго полугодия 2011 года. Полагаем, что представленные предложения носят конструктивный характер, предусматривают необходимые сроки проведения работ и создают необходимые условия для выполнения поручения Президента Российской Федерации от 8 февраля 2011 № Пр-308» (л.д.162). В этом тексте есть положительная оценка отмены сезонных переходов, но нет согласия на переход на постоянное летнее время и нет информации о том, что этот вопрос рассматривался. Мнение законодательного органа власти города Москвы суду не представлено.

В то же время Первый заместитель губернатора Курганской области сообщает о вхождении Курганской области с введением обжалуемого Постановления в 3-тью часовую зону (л.д. 126), то есть до этого Курганская область была в другой часовой зоне (в четвертой). Это прямо указывает на то, что субъекты оказались в других часовых зонах даже относительно московского времени. И практически все субъекты РФ оказались в новых часовых зонах относительного всемирного и географического поясного времени.

Таким образом, суд в этой части вынес Решение на основании информации заинтересованного лица о том, что не было изменения часовых зон, которая не соответствует действительности, что привело суд к неверной оценке, неверным выводам и неверному Решению. Между тем, очевидно, что процедура принятия обжалуемого Постановления проведена с нарушением закона, и потому оно подлежит отмене. 

6. На основании изложенного, следует отметить, что суд не рассмотрел наше заявление по существу, проигнорировав ряд оснований Заявления, наши доводы, доказательства, нормативные акты, используя недостоверную информацию, приведенную заинтересованным лицом, не удовлетворив при этом ходатайство о вызове в суд свидетеля Председателя Комитета по охране здоровья Государственной Думы РФ Калашникова Сергея Вячеславовича, который давно занимается вопросом зимнего и летнего времени, а так же Ковальзона Владимира Матвеевича - главного научного сотрудника Института проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН, председателя Российского общества сомнологов.

Между тем, у суда, если бы он основывался на материалах дела, не было иного варианта, как принять решение об отмене обжалуемой нормы, поскольку все имеющиеся доказательства указывают на нарушение наших прав и множественное нарушение правовых норм: права на высший достижимый уровень здоровья и его охрану, включая запрет на причинение вреда здоровью граждан; запрет на проведение опытов на людях; права детей на отдых; права на благоприятную окружающую среду; а так же нарушен порядок изменения часовых зон, установленный законом.

На основе изложенного и в соответствии со ст.328, 330 ГПК РФ 

ПРОШУ:

Решение Верховного Суда Российской Федерации от 26.03.2013. отменить полностью и принять по делу новое решение.

Саверский А.В.

за себя, Саверскую В.А., а так же по доверенностям за Власова В.В. и Власова Я.В.

Приложение Копия квитанции об уплате государственной пошлины

Второй экземпляр Апелляционной жалобы на 10 стр.