§

Заявления


ОТЗЫВ от 23.11.2009. на Административный регламент Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по направлению граждан Российской Федерации на лечение за пределами территории Российской Федерации1


Представленный проект Административного регламента имеет большое социальное значение. Он детально регулирует процедуру организации медицинских услуг гражданам России за рубежом и является хорошим основанием для работы, но требует некоторых уточнений и доработки во избежание различных толкований, избыточности процедур и большей их прозрачности в интересах граждан.
1.    Несмотря на то, что Постановления Правительства РФ от 11 ноября 2005 г. № 679 «О порядке разработки и утверждения административных регламентов исполнения государственных функций (предоставления государственных услуг)» и от 30 июня 2004 г. № 321 «Об утверждении Положения о Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации» в действующих редакциях относят к компетенции Минздравсоцразвития оказание государственных услуг, тем не менее, услуга – понятие гражданско-правовое, предполагающее автономию воли сторон при совершении сделки по отношению к ее существенным условиям. В данном случае пациент не вступает в сделку с Министерством и не может влиять на существенные условия организации ему медицинских услуг за рубежом. Если же Министерство предполагает оказывать услуги гражданам по поездкам за рубеж, что делает его аналогом туристической фирмы, то на такие отношения может быть распространено законодательство о защите прав потребителей с его требованиями к качеству услуги, информации о ней, срокам, санкциям за нарушение закона и т.д.. Во избежание подобных правоприменений следует называть данную деятельность не услугой, а, например, исполнением государственной функции по обеспечению оказания медицинских услуг гражданам России за пределами Российской Федерации. Тогда и Административный регламент корректнее определять, как Административный регламент Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации по обеспечению оказания медицинских услуг гражданам Российской Федерации за пределами Российской Федерации. Такое прочтение позволяет более корректно определять цели, результаты, сроки и иные существенные условия осуществления функции по тексту всего регламента, где главное значение обретает качество административной работы, а гражданско-правовые термины лишь мешают видению административных процедур.
2.    Пример к п. 1 Отзыва: результатом оказания услуги не может быть отказ в направлении гражданина на лечение, то есть отказ заявителю в том, о чем он просит. Услуга характеризуется достижением результата для потребителя (в данном случае – заявителя), что и следует из ст. 4 ФЗ РФ «О защите прав потребителей». В то же время недостижение результата относят к  недостаткам услуги. Представляется, что результатом исполнения государственной функции по обеспечению оказания медицинских услуг гражданам за пределами РФ является обеспечение наиболее качественного из доступных видов медицинских услуг. Такая формулировка включает в себя указанную в регламенте возможность оказать медицинскую помощь гражданину на территории РФ при невозможности ее получения за рубежом.
3.    В п.п. 2.12 говорится о нотариально заверенной доверенности. Согласно ст. 185 ГК РФ доверенность может быть заверена не только нотариусом, но и дежурным врачом санатория, например. Имеет смысл говорить о доверенности, заверенной в соответствии с действующим законодательством.
4.    В п.п. 2.15 (встречается дважды) и в п.п.3.15 следует устранить ошибку во фразах «оригинал выписного эпикриза медицинской карты стационарного больного, выданная федеральным учреждением здравоохранения» на, очевидно, «оригинал выписного эпикриза из медицинской карты стационарного больного, выданный федеральным учреждением здравоохранения».
5.     «Срок предоставления государственной услуги» следует, очевидно, читать, как «Срок исполнения государственной функции».
6.     Раздел «Требования к организации, ведению приема заявителей и оборудованию мест предоставления государственной услуги» целесообразно поставить сразу за разделом «Порядок информирования о предоставлении государственной услуги», поскольку в обоих идет речь о работе приемной.
7.    П.п. 2.21. следует дополнить словами: «а также подъемником или пандусом для лиц с ограниченными возможностями передвижения».
8.    В п.п. 2.18 представляется неправомерным допускать возможность несоблюдения сроков из-за невыполнения отдельных административных процедур учреждениями Минздравсоцразвития, поскольку перечисленные организации подчиняются министерству, которое является основным исполнителем функции и обязано, в частности, обеспечивать полноценную работу своих учреждений. Логичным было бы указание на ответственность исполнителей за неисполнение, ненадлежащее и несвоевременное исполнение положений АР. Это тем более важно, что такие нарушения могут влечь за собой и уголовную ответственность, поскольку речь идет о жизни и здоровье людей (ст. ст. 124, 125, 293 УК РФ).
9.    В п.п. 3.1 абзац «заключение с иностранной организацией договора о проведении лечения гражданина Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации» дополнить словами «выполнение его условий со своей стороны, включая своевременную оплату медицинских услуг».
10.    В п.п. 3.10.3. описана процедура запроса в Росздравнадзор сведений о наличии (отсутствии) разрешения на применение на территории Российской Федерации медицинской технологии, рекомендованной пациенту в связи с имеющимся заболеванием. Из текста проекта АР не определено значение этой информации, хотя согласно АР она играют решающую роль при рассмотрении ее комиссией. Эта информация, очевидно, может иметь существенное значение, если на территории РФ используется необходимая технология, и пациент может получить помощь на территории РФ. Но тогда и объем запрашиваемых сведений должен быть шире – необходим перечень организаций, получивших разрешение и использующих данную технологию в РФ. Только в таком случае запрашиваемая информация может влиять на решение комиссии, являясь основанием для направления гражданина в медицинские организации на территории РФ, а не за рубеж. В противном случае и при сформулированном в проекте АР объеме информации смысл данного запроса не ясен, и представляется необоснованной тратой времени, важного для пациента. Здесь же следует отметить, что проект АР не устанавливает процедуру поиска  частных, ведомственных и т.п. организаций в РФ, где может иметься необходимая технология, ограничиваясь лишь сведениями из федеральных служб и учреждений, однако они могут не обладать необходимой полнотой информации в этих вопросах.
11.    П.п. 3.11. следует дополнить словами «и отсутствием медицинского заключения».
12.     п.п. 3.15. «Медицинское заключение федерального учреждения здравоохранения должно содержать:
обоснование наличия (отсутствия) показаний для направления пациента на лечение за пределами территории Российской Федерации;
обоснование необходимости сопровождения пациента, обусловленного медицинскими или иными показаниями;
рекомендации по лечению в условиях иностранной организации», -
следует дополнить словами:
«рекомендуемый перечень иностранных организаций (при наличии - не менее трех), имеющих необходимую технологию». Это дополнение исключает необходимость процедуры согласно п.п.3.38 и позволяет существенно сократить время поиска исполнителей услуг - иностранных организаций - искать их не последовательно, а одновременно.
13.    Представляется, что нарушена последовательность этапов - работы комиссии и изучение ответственным сотрудником вопроса о возможности заключения договора с иностранной организацией. Изучение вопроса о заключении договора должно быть проведено до заседания комиссии, поскольку: 1) отказ от заключения договора иностранной организации делает бессмысленным уже принятое комиссией решение, поскольку оно не будет выполнено; 2) неизвестна сумма расходов, которые могут превысить лимиты, а решение комиссии о направлении пациента уже принято; 3) неизвестны детали поездки пациента, которые могут быть существенны для принятия решения.
Более того, при наличии двух и более иностранных организаций, способных оказать необходимые услуги, запрос должен быть дан одновременно во все, что позволит комиссии выбирать исполнителя по цене и условиям. Такое положение соотносится с проведением конкурсов на размещение государственного заказа и духом антимонопольного законодательства.
При таком подходе комиссия не только принимает общее решение, но и определяет исполнителя, утверждает сумму расходов и основные условия договора с иностранной организацией. В противном случае, самые существенные решения оказываются в руках отельных сотрудников, что может влиять на развитие коррупции.
Такой подход делает ненужным ряд дальнейших процедур. Например, договор с пациентом теряет всякий смысл (здесь и не может быть договора, поскольку речь идет о решении государственного органа власти, на которое пациент повлиять не может), поскольку заменяется полноценным решением комиссии, в котором указываются все существенные условия. Решение комиссии должно содержать место для подписей пациента по существенным условиям, типа «с решением согласен», «с решением не согласен», «излишки средств обязуюсь возвратить» и т.п.
14.    В п.п. 3.44. сказано: «В случае отказа всех иностранных организаций…», однако мнение всех организаций знать невозможно. Эту фразу следует переформулировать, например, следующим образом: «В случае отказа иностранных организаций, о которых имелись сведения, полученные в ходе описанных в Административном регламенте процедур…»
15.    П.п. 3.32 и 3.33 следует убрать, поскольку описанные демократические процедуры голосования не могут всерьез применяться в органе власти, где все строится на должностном подчинении, и комиссия состоит из соподчиненных должностных лиц. Окончательное решение принимает Министр здравоохранения и социального развития РФ или заместитель министра с учетом мнения членов комиссии.
16.    П.п. 5.2. говорит об обжаловании принятых решений, но решение согласно Регламенту только одно – решение комиссии, и его невозможно обжаловать ни в Росздравнадзор, поскольку жаловаться в нижестоящий орган бессмысленно, ни в Минздравсоцразвития, поскольку это будет жалоба исполнителю на исполнителя. Этот пункт имеет смысл, если речь пойдет не о решениях, а о действиях или бездействиях должностных лиц, не выполняющих положения Административного регламента. Решение может быть обжаловано в Правительство РФ или в суд.
17.    Современные представления требуют возможности отслеживания прохождения административных процедур через Интернет, что делает их более прозрачными и открытыми.
18.    Не описана процедура экстренного обеспечения оказания медицинских услуг, когда имеется в том жизненная необходимость.
19.    Не описаны действия Министерства в случае, если иностранная организация не выполняет условий договора и нарушает права пациента.
20.    Несмотря на высказанные замечания, в целом документ является работоспособным.
 

 Председатель                       А.В. Саверский