§

Новости

Врача-гинеколога, из-за ошибки которой погибла мать шестерых детей, осудили в Иркутской области
30 Сентября 2016 г.

Врач во время кесарева сечения проткнула роженице кишечник

 

- Снежаночке 23 сентября годик исполнился. Хороший получился праздник, домашний, - улыбается папа девочки - Лев Замагин. – Она такая умница! Моя отрада и главная помощница. Уже слово «папа» говорит. Жаль, Аня этого не видит…

Не увидит она, и как растут пятеро сыновей, не увидит новый просторный дом, который купил муж для семьи. Год назад, 6 ноября, 35-летней Анны Замагиной не стало. Она и дочку-то прижать к груди и покачать на руках не успела: прямо из родового зала мама малышки попала в реанимацию. Полтора месяца в больнице, 8 (!) операций, тяжелая борьба за жизнь… И все-таки она угасла, не перенесла страшных мук.

- Я до сих пор не верю, что ее нет, - о жене Лев и сейчас говорит с болью в голосе. - В кошмарном сне не мог представить, чего будет стоить рождение долгожданной дочки.

Кесарево было плановым. Проблем со здоровьем, в общем-то, у Ани не было. Просто шестые роды… Операция прошла хорошо, Снежана появилась на свет здоровой. А на следующий день Аню почему-то вновь прооперировали. Тогда родные не знали, что из-за врачебной ошибки…

Кесарево маме шестерых детей из поселка Улея проводила 33-летняя гинеколог-акушер Ирина Г. (фамилию доктора не называем, приговор суда не вступил в законную силу. – Прим. ред.). Недавняя выпускница Иркутского медуниверситета, получив диплом в 2013 году, вернулась в родную Осу работать. В районной больнице молодого специалиста приняли с распростертыми объятиями - доктора в селе всегда нужны. Подъемными и другими бонусами, которые полагаются, врача обеспечили. Когда Анна Замагина попала на хирургический стол, за плечами Ирины Г. было уже 2 года практики. Много это или мало? Как судить. Если гинеколога допускали до кесарева - значит, считалось достаточным. Тем более что сама по себе операция была плановой. Никаких осложнений возникнуть не должно было. Однако…

- Я видела Аню на следующий день после родов. Она чувствовала себя нормально, - вспоминает родственница Замагиных Эльвира. – Конечно, у нее все болело, но ведь после хирургического вмешательства так всегда бывает.

Врачей же беспокоил шов пациентки. Во время обхода доктора обнаружили, что он почему-то начал гноиться. Женщину немедленно повезли в операционную. Тогда-то и выяснилось, что Ирина Г. во время кесарева сечения случайно проколола роженице тонкий кишечник, в организме Анны начался сепсис. От родственников медики ничего скрывать не стали. Сразу сообщили, в чем дело. Близкие раздувать конфликт не стали - находились в абсолютной уверенности, что Анна поправится. Да и к тому же на руках у Льва была грудная Снежана.

Одна операция, другая - пациентка угасала на глазах. Тогда врачи отправили Анну в Иркутск. В областной больнице женщине провели еще 6 операций, но спасти не смогли… Анна умерла.

- Через месяц после трагедии мы написали заявление в Следственный комитет, - продолжает Эльвира Замагина.

Началась проверка. Хоть в больнице не скрывали, что инцидент с проколом кишечника имел место быть, СК назначил экспертизу.

- Мы получили доказательства, что врач во время операции допустила ошибку и повредила внутренний орган, – прокомментировал «Комсомолке» старший следователь по Боханскому МСО СУ СК РФ по Иркутской области Константин Мадаев.

Дело очень быстро передали в суд. Сам процесс уложился буквально в пару заседаний. Акушер-гинеколог полностью признала свою вину, попросила у родных погибшей пациентки прощения. В итоге Ирина Г. получила ограничение свободы на 2 года (в течение этого времени она не сможет никуда выезжать из Осы, посещать массовые мероприятия). Кроме того, ее отстранили от работы на 2,6 года. Правда, как стало известно «КП», доктор продолжает трудиться, принимать пациенток. Ирина сочла приговор несправедливым и подала апелляцию. Сама доктор и ее коллеги от комментариев журналистам отказались.

P.S. Отцу семейства, Льву Замагину, после смерти жены пришлось уйти с работы (он был трактористом). Сейчас сидит дома с детьми. Управляться с младшими братьями (4, 9, 12 и 14 лет) и маленькой сестренкой помогает старший, 16-летний сын.

- Нормально мы живем, - говорит Лев. – Моя мама тоже все время с нами. И с огородом помогает, и с хозяйством. Мы держим кур, коров. А как иначе прокормить ребят? Детские пособия и мамина пенсия – единственный доход. И не воспринимайте это как жалобу. Нам хватает.

- По просьбе семьи мы готовим иск в суд о возмещении морального ущерба, - поясняет прокурор Осинской района Вадим Семенов.

Сумму сейчас рассчитывают. Но даже миллиарды долларов маму детям не вернут...

 


источник :  www.irk.kp.ru

вернуться в раздел новостей