§

Новости

Вне доступа. Особенности оказания медицинской помощи в России
28 Ноября 2016 г.

Официальные отчёты рапортуют: лечение стало доступнее. И неважно, в чём доступность измерять – в финансах, специалистах, километрах, часах и днях ожидания. Пациенты с такой статистикой, конечно же, не согласны и, кажется, услышаны.

 

Своё исследование доступности медицинской и фармацевтической помощи провела Лига защитников пациентов. В последние дни октября завершился второй этап исследования, посвящённый исключительно лекарственным препаратам.

Никогда в жизни за лечение не платили 5,2% опрошенных пациентов. Доступность же медицинской помощи за последние пять лет упала – так посчитали почти две трети респондентов.

«Необходимо расширить штат специалистов и педиатров пропорционально численности населения. И ещё оборудовать ЛПУ воздухоочистителями и кондиционерами», – пояснил один из участников исследования.

Время достучаться

Меньше докторов на приёме – больше пациентов, ожидающих в коридоре.

Самое опасное в долгой очереди в поликлинике даже не то, что человек, больной, например, астмой, в душном помещении попросту не выдержит. Там, где много людей и недостаточно воздуха, стремительно распространяются инфекции.

Парадокс: чем активнее «оптимизируют» работу медучреждений, тем сильнее и непосильнее нагрузка на медиков. 61,9% пациентов считают, что за последние пять лет активных реформ в здравоохранении упала не только доступность лечения, но и его качество.

Ещё немного цифр

Несколько дней ждут приёма терапевта почти 30% наших сограждан. Хотя записаться к участковому проще, чем к специалистам: это, по крайней мере, можно сделать прямо в регистратуре.

Чтобы попасть к доктору узкой специальности, времени и терпения нужно ещё больше (не забывайте, что перед этим пациент несколько дней ждал консультации терапевта). Почти каждый четвёртый (24,4%) ожидает приёма специалиста далеко не одну неделю. Дожить до УЗИ, КТ или МРТ, а иногда и до сдачи анализов тоже не самая простая задача. 26,9% опрошенных ждут обследования неделями.

Между жизнью и здоровьем

Для 78,8% участников исследования цена лекарства – тот самый барьер, который помешает приобрести препарат. Почти четыре пятых наших со­отечественников считают медикаменты недоступными по цене. И, если ситуация не кажется критической, готовы потерпеть.

В анкете о доступности фармпрепаратов два вопроса покажутся некорректными. Вначале больного спрашивают, по какой цене он уже не купит препарат, от которого зависит его здоровье. А потом предлагают ответить, какая сумма будет слишком высокой для лекарства, которое спасёт его жизнь.

За средства «для здоровья» россияне готовы отдать не более 3 тысяч рублей. За лекарство, спасающее жизнь, наш человек готов принести в аптеку не более полумиллиона. Однако на втором по популярности месте ответ «30 тысяч рублей». А теперь внимание: в эту сумму пациент оценил жизнь, свою и своих близких. Он смирился с тем, что для реформаторов важнее сегодняшняя экономия.

Инвестировать в здоровье

Как определяется граница между «быть здоровее» и «выжить» – вопрос очень и очень интересный. Поиски ответа на него могли бы стать продолжением исследования.

Сами пациенты довольно часто ошибаются, но не при заполнении анкет, а в реальной жизни. Опаснейшее заболевание менингит слишком легко принять за простуду. И отправить ребёнка с этой «простудой» в школу, чтобы не пришлось брать больничный.

 

 

 

 

«Нужно относиться к здравоохранению как к инвестиционной сфере, ведь здоровье – это центр экономики», – подчёркивает Александр Саверский, президент Лиги защитников пациентов. Расценивать здравоохранение как прибыльную сферу для госбюджета предлагает и Лариса Попович, директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ. Эксперт приводит данные: каждый рубль, вложенный в профилактику сердечно-сосудистых заболеваний, даёт макро­экономике страны 7 рублей дополнительного дохода.

 

 

 

 

Сергей Бойцов, директор Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины, замечает, что один рубль, вложенный в обследование сердечно-сосудистой системы, даёт даже не 7, а 10 рублей экономии. Экономя на медицинских исследованиях, реформаторы лишают здравоохранение возможности сберечь средства.

Льготный – значит недоступный

Российский фармацевтический рынок падает шестой год подряд. Таковы данные DSM Group. Употребление фармацевтических препаратов вернулось к показателям 2006–2007 годов.

 

 

 

 

По данным RNC Pharma, в прошлом году многие наши сограждане заменили лекарства на БАДы. Решающую роль сыграла цена. «2016 год – один из самых сложных годов для фармацевтического рынка. За первые полгода динамика была отрицательная. Рост за девять месяцев составил всего 1 процент», – поясняет Юлия Нечаева, директор отдела стратегических исследований DSM Group. Выйти из большого минуса в маленький плюс помогли лишь сезонные всплески заболеваемости. Рынок подрос в начале осени.

Более серьёзным (и при этом безопасным для пациента) фактором роста могли бы стать льготные рецепты. Ведь льготные лекарства легко получают только 4,6% тех, кому они положены (цифра близка к доле больных, которые никогда не платили за приём или медобследование).

«Экономия» и жизнь

 

 

 

 

«Мы числимся в этих списках, но мы эти лекарства не получаем. Фармакоэкономика на чашах весов сравнивается с жизнью пациентов и их здоровьем!» – с болью говорит Ирина Боровова, председатель Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!».

Сама Ирина совсем недавно победила рак молочной железы. Но ещё большим чудом, чем победа над страшным диагнозом, стала победа пациентки в борьбе за лекарство. Жизнеспасающий герцептин отказывались выдавать. Просьбу женщины о препарате, без которого она не могла выжить, услышали лишь на «круглом столе» в Государственной думе.

Мечта создать общество, которое защитит пациентов со страшным диагнозом, возникла у Ирины именно тогда, в дни хождений по органам, организациям и инстанциям. Мама семерых детей, победившая страшное заболевание, сегодня борется за жизни других женщин: современной пациентке с раком молочной железы часто всего 26–35 лет. Отказ в выдаче лекарства оборачивается метастазами. А среди платежей больных за их же лечение сегодня есть даже плата за химиотерапию.

Менее шокирующий, но только на первый взгляд, пример. Бабушка жалуется участковому терапевту на боли, которые её мучают. Доктор, работающий на две, а то и на две с половиной ставки, устало отмахивается: «Что вы хотите – возраст!» Пожилая женщина идёт в аптеку, покупает копеечные обезболивающие. Не устраняя причины боли, медикаменты приводят к интоксикации организма. Из-за вынужденного неумеренного потребления нестероидных противовоспалительных средств пациентку ждёт диализ.

 

 

 

 

Дешёвые анальгетики сегодня – миллионы рублей на спасение жизней завтра. Как замечает советник председателя партии «Справедливая Россия» Наталья Малышева: «Люди теряют здоровье, и бюджет теряет больше, чем экономит». А экономика страны теряет трудящихся. И счёт идёт уже на миллионы.

Екатерина Алтайская

 


источник :  www.aif.ru

вернуться в раздел новостей