§

Новости

Доказывать отсутствие вреда от ошибочного диагноза обязаны врачи – ВС РФ
06 Февраля 2017 г.

Пациенты вправе требовать компенсации морального ущерба из-за неправильно поставленных медиками диагнозов. При этом они не должны доказывать, что испытывали нравственные страдания от врачебных ошибок. Напротив, обязанность медработников приводить убедительные доводы о своей невиновности и подтверждать, что их неверные диагнозы не повлекли морального ущерба для обратившихся к ним за помощью. Такое указание судам общей юрисдикции сделал Верховный суд (ВС) РФ в своем обзоре практики рассмотрения дел.

 

Суд рассмотрел дело пациента, лечившегося от пневмонии, которому ошибочно поставили диагноз о наличии ВИЧ-инфекции.

Врачи совершили сразу ряд последовательных ошибок: перепутали анализы крови, не дожидаясь результатов повторных исследований, сообщили о заболевании родственникам, причем разговор с одним из них происходил на лестничной площадке, в результате чего о якобы наличии ВИЧ-инфекции узнали все соседи.

Пациент потребовал от врачей компенсации 1 миллиона рублей морального вреда, но больница своей вины в его страданиях не признала. Суды двух инстанций согласились с мнением медработников и не удовлетворили претензии истца. Однако ВС РФ их позицию не поддержал.

Жалоба пациента

Лечившийся от пневмонии пациент требовал компенсировать ему 1 миллион рублей морального вреда. Претензии были обращены к городской больнице и СПИД-Центру.

Истец указал, что после сдачи анализа крови его внезапно выписали, не долечив и не объясняя причин. Позднее сотрудник СПИД-Центра по телефону сообщил ему, что у него по результатам анализа крови выявлена положительная реакция на ВИЧ-инфекцию.

В тот же день истец явился в СПИД-Центр, где получил разъяснения относительно того, что заражен ВИЧ-инфекцией более года, данный факт ставит под угрозу жизнь его близких родственников, в связи с чем уже оповестили его жену.

И только после этого был проведен дополнительный забор крови на выявление ВИЧ-инфекции, по результатам анализа которого каких-либо форм ВИЧ- инфекции в крови уже не обнаружили.

Между тем, доведенная до супруги информация о наличии ВИЧ-инфекции «привела к резкому ухудшению морального климата в семье и прекращению семейных отношений».

Кроме того, несмотря на результаты повторного анализа, подтвердившие факт ошибки при постановке диагноза, домой к истцу пришли сотрудники СПИД-Центра, сообщившие его отцу, что целью визита является контроль состояния больного ВИЧ-инфекцией. Разговор состоялся на лестничной площадке, в результате чего свидетелями этого стали соседи.

«На протяжении всего времени с момента извещения по телефону о заболевании истец испытывал сильные нравственные страдания», - указал он в заявлении.

Информация о ВИЧ не наносит вреда

Суд первой инстанции, а за ним и апелляционная инстанция пришли к выводу, что доказательств вины конкретных сотрудников медицинских учреждений, неправильные или некомпетентные действия которых привели к постановке ошибочного диагноза при проведении анализа крови истца, в деле нет.

Обстоятельства забора крови у истца и у проходившего в больнице в тот же период времени лечение ВИЧ-инфицированного больного исключают возможность подмены контейнеров с кровью, посчитали суды.

«Факта наличия в имеющемся в СПИД-Центре контейнере с надписью фамилии истца сыворотки крови, содержащей ВИЧ-инфекцию, недостаточно для возложения на ответчиков гражданско-правовой ответственности по компенсации морального вреда, поскольку вина медицинских работников достоверно не установлена, а первоначальной постановкой ошибочного диагноза какой-либо фактический вред жизни или здоровью истца причинен не был», — указали суды в постановлениях.

Они признали, что истец перенес нравственные страдания в результате доведения до него информации о возможном присутствии в его организме ВИЧ-инфекции.

Но сослались на статью 13 Федерального закона от 30 марта 1995 года № 38 — «О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», согласно которой врач СПИД-Центра обязан был довести до него эту информацию.

При заборе крови для проведения обследования на ВИЧ-инфекцию истец предупреждался о возможности получения ложноположительных и ложноотрицательных результатов тестирования, указали суды.

Страдания от ошибки врачей очевидны

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ с такими выводами не согласилась.

Суд установил, что медработники больницы взяли у истца анализ крови для исследования на наличие ВИЧ-инфекции. При этом контейнер с сывороткой крови, в которой выявили ВИЧ-инфекцию, был маркирован фамилией заявителя. Однако последующие анализы наличие соответствующего заболевания не подтвердили.

Ошибочный диагноз был поставлен истцу не в результате ложноположительного тестирования, а вследствие поступления на исследование не принадлежащего истцу образца крови, маркированного его фамилией, отмечает ВС РФ.

«Факт причинения истцу нравственных страданий сообщением ему о постановке диагноза «ВИЧ-инфекция» является очевидным», - подчеркивает высшая инстанция.

Она напоминает, что статьей 1064 Гражданского кодекса РФ установлено, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.

А согласно пункту 11 Пленума ВС РФ от 26 января 2010 года № 1 «презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия своей вины должны представить сами ответчики», указывает ВС РФ.

Между тем, в данном деле суды необоснованно возложили бремя доказывания на истца, а не на ответчиков.

«Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что не доказана вина сотрудников больницы или СПИД-Центра, неправильные или некомпетентные действия которых привели к постановке ошибочного диагноза, нарушив нормы материального права и необоснованно возложив обязанность по доказыванию вины ответчиков на истца.

В то же время в соответствии с положениями статьи 1064 ГК РФ именно на ответчиков должна была быть возложена обязанность представить доказательства отсутствия вины медицинских учреждений в совершении действий, выразившихся в маркировке контейнера с сывороткой крови, не принадлежащей истцу и содержащей ВИЧ-инфекцию, фамилией истца», - подчеркнул ВС РФ.

На этих основаниях он отменил апелляционное определение и направил спор на новое рассмотрение.

Алиса Фокс

 


источник :  www.rapsinews.ru

вернуться в раздел новостей