§

Новости

Смерть пациентов: две истории одного хирурга
14 Февраля 2017 г.

Близких терять нелегко, особенно тех, кто умирает в полном расцвете сил. Обычно всякая потеря сопровождается гневом. Например, на медицинских работников, если потеря родного человека связана с болезнью или травмой.

 

Потом страсти утихают, человек начинает уже ровнее ко всему относиться, понимая, что, возможно, ничьей вины здесь не было. Однако это к нашей истории не относится.

10 сентября 2015 года перестало биться сердце знаменитого красноуфимца Михаила Горошникова. Прошло время, но его родные уверены, что причиной гибели стала именно врачебная ошибка.

Рассказывает Оксана Веселкова, родственница Михаила:

 

Оксана Веселкова

— Виновник трагедии Шерифбой Чургасиев, врач-хирург Красноуфимской районной больницы, не оказавший помощь Михаилу Горошникову, до сих пор работает в больнице и в его копилке все новые и новые жертвы.

Трагедия в семье Горошниковых произошла 10 сентября. Утром из жизни ушел муж, отец двоих сыновей Михаил Горошников. Многие красноуфимцы знали его как бессменного ведущего и главного редактора популярного красноуфимского телевидения «Провинциальный канал». Еще его знали, как прекрасного, доброго, отзывчивого человека. Больно осознавать, что Михаила Васильевича больше нет с нами.

Михаил Горошников был очень талантливым человеком, ему удалось в начале 90-х с нуля создать телевидение, многим молодым людям «Провинциальный канал» дал путевку в жизнь.

Несколько лет назад Михаил Горошников вместе с семьей переехал в Пермь. Там он кардинально сменил направление деятельности. Его упорство, трудолюбие позволили Михаилу Васильевичу стать начальником отдела пожарной безопасности министерства общественной безопасности Пермского края. Но он не терял связь с Красноуфимском и с удовольствием приезжал на дачу в любимую Рябиновку.

Михаил Горошников. Фото Сергея Лещева

Вот и в этот раз 22 августа, в субботу, он работал на даче. Внезапно Михаил почувствовал себя плохо, пожаловался на сильное жжение в животе. Вызвали скорую помощь. Приехавший на вызов фельдшер диагностировала перфорацию двенадцатиперстной кишки. В результате разрыва кишечника все его содержимое оказалось в брюшной полости.

В 11 часов утра Михаила Васильевича привезли в ЦБ Красноуфимска. Дежурный хирург, кандидат медицинских наук, между прочим, сказал, что ничего «хирургического» он не видит и велел прийти на прием к терапевту в понедельник. В 12 часов дня Михаил был уже у родственников, пролежал всю субботу, не спал ночью ни минуты. Ему становилось все хуже. Родственники решили вновь вызвать скорую помощь. На вызов приехала тот же фельдшер, что была накануне. Посмотрела живот и вновь решила везти Михаила в больницу. Девушки в приемном отделении сказали, мол, зачем привезли, его вчера смотрели. А давление у Михаила было уже 7 на 5, пульс не прощупывался.

Спустился дежурный врач Матвеев, экстренно направили Михаила в оперблок. Но перед тем как провести операцию, целый час поднимали давление, оно было почти на нуле. Операция закончилась лишь в 12 часов ночи в воскресенье. Затем его перевели в реанимацию Красноуфимской больницы. Там он провел 10 дней. Первое время Михаил Васильевич был нетранспортабелен, подключен к аппаратам.

Когда появилась возможность его перевезти в Екатеринбург, был вызван реаниомобиль. Но когда он приехал, то забрал более тяжелого пациента, молодого человека 22 лет. Пообещали приехать на следующий день и забрать Михаила. Но не приехали. Пришлось самостоятельно звонить, договариваться через знакомых. В результате удалось дождаться вертолета. Но в Екатеринбурге сказали, что привезли очень поздно. Несколько дней медики Екатеринбурга боролись за жизнь Михаила Васильевича, провели 4 операции, удалось справиться с гнойным перитонитом, сепсисом. Но как заставить работать омертвевшие органы? Михаил не мог дышать самостоятельно, был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких, аппарату диализа почки, ставились постоянно уколы адреналина прямо в сердце. Несмотря на все старания, исправить результат безразличия красноуфимских врачей областным медикам не удалось. Утром 10 сентября сердце Михаила Горошникова остановилось.

Ему было только 45 лет. Он был полон жизни, планов, ему предстояло еще сделать так много… Без любящего и заботливого отца и мужа остались двое сыновей и жена. Это невосполнимая утрата…

Жена Михаила Горошникова Эльвира до сих пор не смирилась с халатностью «врача» Чургосиева. Были и письма во многие инстанции, уголовное дело по факту смерти Михаила Горошникова то закрывается, то открывается, все упирается в отсутствие заключения судмедэкспертизы, которое не могут сделать уже почти 1,5 года.

А Шерифбой Чургосиев прекрасно себя чувствует, продолжает работать в Красноуфимской районной больнице все в той же должности и от его рук снова умирают люди. Это муж Алсу Исламовой.

Алсу Исламова совсем недавно потеряла мужа Эдуарда. Она также считает, что вина за смерть мужа лежит на Шарифбое Собировиче:

 

Алсу Исламова

— 8 января утром муж получил ножевое ранение. Наряд скорой помощи доставил его сразу в реанимацию, где его экстренно прооперировал Ширфбой Чургосиев. Через 12 часов муж пришел в сознание. На следующий день перевели в палату. Он разговаривал, думали, пойдет на поправку.

10 января я приехала навещать мужа. Врачи оповестили, что мужу нужно еще провести операцию, но причину объяснить не смогли. Через каждые полчаса бегала к Чургосиеву с вопросом: «Что с ним?» и через каждые полчаса у него причины менялись, и говорил он непонятно.

Долго не могли увезти на операцию, тянули, прошло 5 часов, я уже со слезами подошла, попросила, чтоб уже прооперировали. Состояние мужа ухудшалось. После чего его увезли. Через 2 часа после операции позвонила врачу, где ответили, что шансов на выживание маленькие.

11 января приехала узнать состояние мужа. Главный реанимации провел к себе, где сообщил, что муж умер. Я спросила: «Значит в первой операции, что-то допустили?», на что ответил врач: «Если б удачно провели первую, не стали бы проводить вторую». Тут же задала вопрос: «Врачебная ошибка?» ответил: «Получается так. Вы можете обжаловать». После чего я ушла.

После похорон пришла в ЦРБ к главному хирургу. Объяснять начал, по какой причине произошла смерть. Добавил, что врачебной ошибки нет. Я сказала, что их врач дал понять, что ошибка все-таки была, на что он просто замолчал.

Обратилась к следователю. Он говорит, что по экспертизам врачебной вины нет.

Нам, конечно, правды никто не скажет, город маленький, каждый будет друг друга прикрывать.

После всего я выложила пост в соц. сети, где бурно красноуфимцы обсуждали врачей. Шум дошел до депутата, который обратился к главному врачу ЦРБ.

Со мной связался через знакомых Новоселов, попросил приехать меня в ЦРБ, объясниться. Лично с ним не виделась, общалась с Матвеевым и заместителем Новоселова. В оправдание сказали, что молодые специалисты не едут, работают с теми, кто есть.

Про Чургосиева говорили положительные отзывы, что он кандидат наук. Но как «кандидат наук» может ошибиться не один раз, а несколько?

Со мной связалась девушка, у которой зять так же пострадал от рук Чургосиева. Нужно таких врачей отстранять от работы, понимаем, что врачей мало в городе, но это не значит, что они должны калечить наших близких.

Муж был светлым, добрым, жизнерадостным человеком, душой компании.

Жизнь только начиналась. На руках остался маленький сын. У мужа были большие планы на будущее: открыл фермерство. Хотел, чтоб у сына было

обеспеченное будущее.

Была сильная, безумная любовь к сыну. Делал все, чтоб нашей семье было хорошо.

В одночасье все рухнуло. Не могу  представить, как буду жить дальше без мужа. Как поднимать сына.

Мужа никто не вернет, виновников надо наказывать.

А еще Алсу добавляет, что от маленького сынишки, которому нет еще и трех лет, приходится прятать папины фотографии, ведь видя их, он начинает требовать папу. А как объяснишь малышу, что отца больше нет на свете?

Родственники обоих погибших не сидят сложа руки. Родные Михаила Васильевича сначала подали заявление в СК. Они просили возбудить дело по ч. 2 ст. 124 УК РФ «Неоказание помощи больному». Следователь комитета сначала усмотрел в деле признаки этой статьи. Однако дело было передано в полицию. А там в возбуждении его отказали, так как результаты из Свердловского бюро судебно-медицинской экспертизы еще не пришли. Однако родственники намерены идти до конца.

Алсу же создала в социальной сети группу, в которой предложила всем, кто считает себя пострадавшим из-за действий специалистов Красноуфимской РБ, объединиться и написать на больницу коллективную жалобу.

 


источникksk66.ru

вернуться в раздел новостей