§

Новости

Столичная наценка. Почему Москва переплачивает за лекарства?
03 Марта 2017 г.

Конфликт вокруг госзакупок лекарств в Москве не утихает с декабря. Бывший главный врач московской онкологической больницы № 62 Анатолий Махсон обвиняет мэрию (главным образом вице-мэра Леонида Печатникова) в том, что город закупает лекарства по завышенным ценам. Как Махсон указал в своём заявлении в ФСБ, в 2016 году за онкопрепараты и медоборудование город переплатил как минимум 218 млн рублей. Печатников отвергает заявления Махсона. 

 

Департамент здравоохранения Москвы, покупая лекарства, действительно не стремится к экономии. Начальная цена закупки (она может понижаться на торгах, если есть конкуренция) в Москве часто выше, чем в других регионах. Вот примеры за последний год (дозировки и лекарственные формы в закупках, которые мы сравнили, совпадают).

Инфографика: © L!FE 

Почему на одно и то же лекарство чиновники устанавливают разные цены? Начальная цена закупки формируется разными методами, и Москва выбрала самый неэкономный из них. Это так называемый тарифный метод.

Если лекарство входит в список ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты), государство фиксирует для него "потолок" цены — дороже продавать просто запрещено. Этот "потолок" столичные чиновники и делают начальной ценой контракта. То есть это вообще самая высокая цена, по которой данный препарат может продаваться в России

Есть другой вариант — метод сопоставимых рыночных цен. Закупщик запрашивает как минимум у трёх компаний, работающих на рынке, по какой цене они могут поставить этот препарат. Когда они дают ответ, закупщик вычисляет среднюю цифру — это и станет начальной ценой контракта. Очевидно, что в итоге начальная цена может быть ниже, чем ценовой "потолок" препарата. 

Попытка оправдаться не удалась

Интересно, что вице-мэр Москвы Леонид Печатников очень эмоционально высказался по поводу тарифного метода ещё 8 декабря на клинико-анатомической конференции (на которой руководство медучреждений собирается, чтобы разобрать главные врачебные ошибки). 

"...Все регионы, не только Москва, получили директивное письмо из Министерства экономики (очевидно, Минэкономразвития. — Прим. Лайфа), которое обязывало нас в качестве начальной максимальной цены ставить максимальную цену, зарегистрированную в Минздраве", — сказал Леонид Печатников.  

Письмо Минэкономразвития, где рекомендуется применять тарифный метод (о чём говорил Печатников) вышло 13 марта 2015 года за подписью директора Департамента развития контрактной системы Минэкономразвития Максима Чемерисова. Чиновник перечисляет нормативные акты, на которые стоит ориентироваться, а потом резюмирует: "Таким образом, при определении НМЦК при осуществлении закупок ЖНВЛП заказчик применяет тарифный метод".

Однако в Минэкономразвития пояснили, что в конце 2015 года были приняты поправки в закон о госзакупках и правила изменились. При этом в тексте поправок вообще не говорится про определение начальной цены — они касаются других вопросов. 

Официальный представитель ведомства Елена Лашкина сообщила, что "при осуществлении закупки лекарственных препаратов, включённых в перечень ЖНВЛП, НМЦК определяется только посредством применения метода сопоставимых рыночных цен (анализа рынка)". 

Так что все эмоциональные заявления Печатникова, которые он делал, не имеют под собой никаких оснований. Тем более что другие регионы использовали при закупке лекарств метод, который позволяет максимально сэкономить бюджетные средства. И неслучайно полиция уже заинтересовалась закупочной деятельностью Департамента здравоохранения Москвы. Как сообщал РБК со ссылкой на Следственный комитет, материалы проверки были переданы из СКР в ГУВД по Москве и городскую прокуратуру. 

Товарищи по бизнесу бывшими не бывают

Многие регионы давно отказались от тарифного метода при закупках лекарств. Москва сделала это только что. Пресс-служба департамента здравоохранения в ответ на запрос Лайфа сообщила, что с 1 января 2017 года действует распоряжение мэрии, согласно которому начальная цена контракта на поставку лекарств из списка ЖНВЛП "формируется на основании средневзвешенного значения из цен, содержащихся в контрактах, заключённых Министерством здравоохранения РФ, заказчиками Москвы, Московской области, города Санкт-Петербурга на поставку лекарственных препаратов с тем же МНН, дозировкой и формой выпуска".

Последний (на момент подготовки материала) тендер на закупку лекарств из списка ЖНВЛП был размещён Агентством по закупкам Департамента здравоохранения Москвы 28 декабря. За 74 млн рублей агентство закупает вакцину для профилактики гриппа. Метод определения начальной цены — тарифный. 7 февраля извещение по предписанию московского управления ФАС было изменено — но при этом метод так и остался тарифным.

ФАС предписала внести изменения по жалобе потенциальных поставщиков. Она заключалась в том, что техзадание было написано конкретно под вакцину "Гриппол плюс" производства компании "Петровакс фарм" (в ТЗ указывалось, что вакцина должна содержать азоксимера бромид). 

Завышали ли чиновники цены в угоду конкретным предпринимателям? Основные поставщики лекарств и медтехники для московских больниц такие.

Инфографика: © L!FE 

Связи между компаниями "Тагор", "Аквиста", "Фармадис" и Печатниковым не прямые — они больше похожи на теорию пяти рукопожатий. Печатников раньше был совладельцем и главным врачом Европейского медицинского центра. Его бывшие бизнес-партёры в свою очередь имеют бизнес-партнёров, которые прямо или косвенно связаны с этими тремя компаниями.

Интересно, что эти три компании выходят почти исключительно на московские тендеры, которые объявляет департамент здравоохранения или городские больницы. Остальные компании из топ-10 (кроме "Гормедтехники") активно заключают контракты и в регионах. 

Общая сумма закупок (заказчики — Агентство по закупкам Департамента здравоохранения Москвы и городские больницы) — 62,3 млрд рублей. При этом конкуренция на торгах была только в 48% случаев (когда заявки подавали два и более участников). В большинстве случаев заявку подавал единственный участник — и с ним заключали контракт. Кстати, в целом по России уровень конкуренции больше. По данным недавнего доклада Минэкономразвития, на тендеры по лекарствам в России в среднем подаётся 2,2 заявки. 

Отметим, что у второй стороны конфликта, то есть Анатолия Махсона, тоже не всё просто с госзакупками. Ранее он владел долей в компании "Онкотест". Его бывший бизнес-партнёр Мария Глебова сейчас является генеральным директором и совладельцем компании "Промедика". Эта компания в 2016 году заключила с онкологической больницей № 62 шесть контрактов на поставку медицинского оборудования, инструментов и расходных материалов. Так что ему можно предъявить то же обвинение, что уже предъявлялось Печатникову.

В пресс-службах ФСБ, Минздрава, компаний-поставщиков из топ-10 не ответили на запросы Лайфа. В пресс-службе Счётной палаты сообщили:

— Конкретно проверкой закупок 62-й больницы мы заниматься не будем, это не наш уровень, мы занимаемся федеральным бюджетом. Возможно, в рамках какой-то региональной проверки этот вопрос затронут.

В пресс-службе добавили, что в апреле Счётная палата начнёт проверку "госрегулирования цен на лекарственные препараты для медицинского применения, обеспечение которыми осуществляется в рамках программы госгарантий бесплатного оказания медпомощи" (то есть которые выдаются в больнице или по бесплатному рецепту). 

— Всё это очень мутная история, — говорит директор Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики (ВШЭ) Лариса Попович. — Могу сказать, что установка "экономить" так или иначе может быть в регионах: там бюджет на здравоохранение небольшой, а обеспечить лекарствами нужно всех, сейчас об этом говорит даже президент. В Москве совсем другой бюджет — он гораздо больше, больше возможностей. Москва не экономит. 

Москва не экономит, а между тем денег на обеспечение всех пациентов лекарствами не хватает. Как рассказывал Лайф, большинство больных раком в Москве не получают положенного бесплатного лечения. Таковы результаты опроса службы помощи онкологическим больным "Ясное утро". Только у 7% опрошенных не было дополнительных расходов на лечение своего онкологического заболевания за последний год. 50% респондентов за свой счёт покупали лекарства (в том числе для химиотерапии), 74% опрошенных оплачивали диагностические процедуры.

Александра Рыкова

 


источник :  life.ru

вернуться в раздел новостей