§

Новости

Бизнес и медицина — две вещи несовместные
20 Марта 2017 г.

Какими правами обладает сегодня отечественный пациент? Какую ответственность несут перед ним врачи и медицинские чиновники? Защитит ли генпрокуратура здоровье людей? Какие тенденции в современном здравоохранении обнадеживают, а какие наиболее опасны? Какая система здравоохранения нужна России? Об этом в видеоэфире "Правды.Ру" рассказал президент "Лиги защитников пациентов" Александр Саверский.

 

По опросам ВЦИОМ, людей волнует рост цен на лекарства, нехватка медицинских работников, рост доли платной медицинской помощи, длительные сроки ожидания этой помощи и плохая организация и прием людей в поликлиниках. Причем этот набор не меняется несколько лет. Расскажите нам, пожалуйста, о болевых точках в здравоохранении. Совпадают ли со всем вышесказанным ваши наблюдения?

— Да, абсолютно совпадают. И я должен сказать, что впервые за время работы "Лиги защитников пациентов", которой вот-вот исполнится уже 17 лет, мы вместе с председателем комиссии по социальной политике Общественной палаты Вадимом Анатольевичем Слепаком направили в Генеральную прокуратуру очень интересный запрос. Он касается возможности реализации конституционного права на бесплатную медицинскую помощь.

Я и раньше писал обращения. Решение Общественного совета при Росздравнадзоре было еще десять лет назад. Тогда даже президент Медведев вынужден был высказаться, что нельзя зарабатывать на том оборудовании, которое бесплатно поставили в рамках Национального проекта "Здоровье". Минздрав издал приказ, были проверки и т. д. Но ничего так и не произошло — рост платных услуг, по данным Счетной палаты, составляет 25 процентов в год.

Это взрыв. Получается, что людей, которые не получили бесплатной медицинской помощи, намного больше. Потому что платить могут примерно 20 процентов, остальные не могут платить. Тем не менее их выдавливают в систему платной помощи. Я раньше искренне верил, что очереди в больницах, поликлиниках от того, что не умеют управлять, теперь я совершенно ответственно могу сказать, что очереди создаются специально. Это основной способ выдавливания людей из бесплатной в платную систему здравоохранения.

Государственная система начала оказывать платную помощь, хотя в Конституции четко написано: оказываться гражданам помощь должна бесплатно за счет бюджетных и иных поступлений. Фактически Конституция указала, что граждане опосредованно уже оплачивают помощь через бюджет и страховые поступления. То есть получается вообще полный абсурд, граждане уже заплатили, а с них еще и в третий раз требуют, причем по полной стоимости.

Частная система залезла в ОМС, она паразитирует на недостатках, отсасывает деньги из бюджета. Чем система хуже, тем лучше частникам. Эти якобы страховщики таковыми не являются ни разу, потому что у них денег своих нет. Они — просто в государственной системе посредники. Они не несут абсолютно никакого риска, страховщиком является само государство.

Они только делают вид, что что-то там страхуют. На самом деле, просто-напросто допущены к кормушке. Они блюдут свои интересы, чем играют против системы здравоохранения и, самое главное, против пациентов. Разве они будут пациента защищать — чтобы он дороже стоил, что ли?! С какого перепугу? Они не заинтересованы ни в увеличении объемов, ни в улучшении качества, потому что качество — дороже.

— Да, получается парадоксальная ситуация: чем хуже медицина, которую так называемые страховщики якобы обеспечивают, тем им лучше…

— Совершенно верно. Для них — лучше, а для нас — наоборот. То есть они разваливают медицину за наш же с вами счет. Всё! СССР был в медицине на вершине. Там были свои внутренние штуки, которые надо было отрегулировать, но стационарное звено после войны было очень сильно развито. А у нас стационарные лобби — академики — сели на стационар, так и сидят там до сих пор. Сложился перекос жуткий.

Вообще, медицина не сфера рынка, потому что у человека в этом случае нет свободы воли. Он не может не совершить эту сделку, здоровье не холодильник или одежда, которую можно выбрать, отложить покупку.. Функция охраны здоровья - это обязанность государства, как охрана правопорядка, границ, безопасности и т. д.

— На ваше обращение в Генеральную прокуратуру какой-то ответ уже есть?

— Еще нет, мы только недавно обратились. Мы в какой-то степени рискуем, потому что если получим какую-нибудь отписку, то что им еще писать?… Поэтому, собственно, мы и предлагаем вынести представление в минздрав о принятии программы по выведению платных услуг из системы государственных учреждений.

— Возможно, прокуратура перешлет эту бумагу в тот же минздрав для рассмотрения, как у нас это обычно бывает. Это, конечно, очень важно и глобально. Быстро не решится этот вопрос в любом случае. Куда сейчас жаловаться, если отказывают в лечении и лекарствах? Есть ли смысл смысл оставлять жалобу в поликлинике или больнице?

— Всё может быть. Но первым делом нужно сразу же написать заявление главврачу о том, что ваши права нарушены. Задача — оставить след нарушения вашего права. Это очень важно. Потому что пока следа нет, никто и не пихнётся. Если вы след оставили, то главный врач прекрасно понимает, что следующее обращение будет в прокуратуру.

Итак, пока вы документ о нарушении права не написали, нет никакого доказательства, что ваши права нарушены. После появления такой бумаги, по нашей статистике, 90 процентов всех ситуаций разруливается. Поэтому не стесняйтесь — когда это действительно важно, делайте это. Если бумага появилась, а ваше право продолжает нарушаться, то возникает ситуация, когда нужна уже правовая защита. То есть до этого вы пытались реализовать свое право, затем его уже нужно защищать, если оно так и не реализовано. Защитой прав занимаются правоохранительные органы.

Полиция может применять нормы типа неоказания помощи, оставление в опасности (125-я статья УК), но это редкость. А прокуратура осуществляет надзор за выполнением законодательства и, в частности, прав граждан. Поэтому она может давать предписания разного рода. Другое дело — нужно решение суда. Семь лет назад нам удалось сдвинуть систему: прокуратура пошла в суды на стороне пациента. Уже не приходится больным самим по судам бегать. И они часто выигрывают суды.

У меня есть решение Верховного суда Республики Татарстан, которое просто больно читать. Пациент обратился в суд, потому что ему отказали в обеспечении дорогого лекарства. Суд первой инстанции постановил, что он прав, должно быть лекарство. Так минздрав подал апелляцию против пациента. Вообще дикая ситуация!

Мало того, что они судились год, так еще и после этого апелляцию подали, не согласились с очевидным решением. Верховный суд Татарстана подтверждает: да, должны быть лекарства. Ой, а пациент-то умер за это время. Уже состав уголовного преступления налицо. Верховный суд Татарстана установил обстоятельство, что должны были дать лекарства, но не дали. Так возбуждайте уголовное дело — чистая 293-я статья Уголовного кодекса.

— Реформа здравоохранения идет уже нескончаемо. Но до сих пор, видимо, никто не понимает, что это за реформа, в какую сторону?…

— Нет, всё достаточно просто и понятно. Первая ошибка, которая была допущена в середине 90-х годов: вместе с либеральным правительством мы получили представление о том, что даже государство предоставляет услуги, государственные услуги — это нормально. Это бред, потому что государство — это властный орган, который тем и отличается, у него есть властные функции.

Если оно начинает торговать услугами, то всё — привет. ФАС в одно время сказал: а какая разница между нами и прачечной? У меня шок был. Раз нет разницы, то я лучше в прачечную схожу. Дешевле обойдется. Государство, власть — это не рынок, нельзя это превращать в базар. Также нельзя торговать здоровьем, это уже вымогательство получается. Власть должна различать рыночную сферу и сферу государственного регулирования и функций государства.

Говорят, что за всем этим нет экономики. Госпожа Матвиенко в свое время сказала, что здравоохранение — это черная дыра, которой сколько ни дай, всё мало. На самом деле, просто нет понятийного ряда, никто об этом серьезно не думал, нет науки в отношении того, что здоровье является способностью осуществлять нормальную жизнедеятельность, в частности трудиться. А без способности трудиться нет продукции, без труда нет вообще никакой экономики. Таким образом здоровье является основой экономики. Если нет здоровья, то и экономики нет.

— Каковы ваши предчувствия относительно нашей медицины и, соответственно, развития России в целом?

— Я зарекся делать прогнозы, но альтернативы нашей аналитики и предложениям просто нет. Сейчас это и Генеральная прокуратура сформулировала. Есть только абстрактные рассуждения о том, что бизнес в медицине — это здорово и классно, это всех нас спасет. Но в реальности мы понимаем, что ситуация ухудшается.

Находятся политические силы, которые начинают это всё потихоньку подхватывать. Круг наших сторонников расширяется, потому что всё больше людей начинают понимать, что нынешний путь в никуда. Системно надо всё менять. Когда произойдут изменения, я не знаю.

Но дело в том, что исторически это неизбежный процесс. От человека, который платит за себя, мы всё равно придем к государству, которое платит за человека и устанавливает правила. Можно еще лет двадцать метаться, но всё равно мы к этому придем. Чем дольше мы к этому будем приходить, тем хуже и болезненней будет этот путь, причем не только для отдельных людей, но и для всего народа и государства. Так можно угробить здоровье всей страны и лишить ее исторической перспективы.

Лейла Мамедова

 


источникwww.pravda.ru

вернуться в раздел новостей