§

Новости

О защите и самоорганизации врачей
10 Апреля 2017 г.

Практически с того момента, как о существовании «Лиги защитников пациентов» стало широко известно, - лет 15 прошло, - мы стали слышать от врачей вопрос: «А когда будет «Лига защитников врачей?»

 

«Этот вопрос не ко мне, - обычно отвечал я, - наша Лига раздражает врачебное сообщество, провоцирует вас на самоорганизацию, но не может инициировать создание организации врачей напрямую. Это было бы уж как-то совсем странно со всех точек зрения».

Мы же не суд, чтобы обе стороны конфликта воспринимать равноудаленно. Мы могли бы защищать врачей только в одном аспекте, когда система не дает им нормально работать, ведь пациенты очень заинтересованы в том. чтобы врачи могли их лечить нормально – чтобы были доступны лекарства, оборудование, специалисты, - в этом аспекте мы могли бы быть даже эффективнее и агрессивнее (в хорошем смысле), чем организации врачей. Но есть другая группа конфликтов, где мы не сможем помочь врачам никогда – конфликты с пациентами. Тут мы всегда на своей стороне, и понятно, что должна быть другая сторона.

При этом, когда врачи обращаются к нам за помощью, как пациенты, мы им, конечно, помогаем, и имеем даже выигранные суды, и это уже давно так.

Но вот эта «другая сторона конфликта» никак не хочет формироваться в организацию. А она очень нужна и тоже в силу десятков разных причин. Самая простая из них – врач (медицинский работник) должен ощущать, что у него есть защита… от всего: от агрессивного пациента и пациента-сутяжника, от администрации, от коллег-злопыхателей, от дурацких решений властей, от отсутствия того, чем лечат, от стрессовых факторов и т.п.

Я знаю практически все ведущие действующие организации врачей: Российская медицинская ассоциация (Пироговское движение врачей), Общество врачей России и, конечно, Национальную медицинскую палату. Кроме этого, есть еще сотни чисто профессиональных организаций – терапевтов, акушеров-гинекологов, стоматологов и т.п., есть ассоциации частных врачей, врачей лабораторной практики, медицинских сестер. Еще есть профсоюзы, и среди них есть даже попытка создать независимые. То есть их реально сотни, если включить туда региональные.

И все же защиты у врача нет, и вопрос о том, когда будет «Лига защитников врачей» продолжают мне задавать даже чаще, чем раньше. И это – хорошо!

Дело в том, что сообщество практически исчерпало ресурс авторитетов, которые могли бы взять на себя это решение. Последним из таких авторитетов был Л.М. Рошаль, и почти одновременно с НМП было создано Общество врачей России, которое ныне возглавляет ректор МГМСУ О.О. Янушевич.

Я с большим уважением отношусь ко всем тем людям, которые развивают движение врачей и медицинского персонала, но они решили много других вопросов, но не решили главного – они не создали систему защиты прав врачей.

Если Вы думаете, что они не в курсе этой задачи, - то ошибаетесь. Во-первых, они и сами об этом знают, поскольку проблема очевидна, а во-вторых, я им об этом лично говорил, и не один раз, и не только лично, а и публично - на круглых и всяких других столах.

Все дело в том, что прямо или косвенно вокруг этой проблемы идет торг. Власть торгуется с представителями сообщества: мы дадим тебе вот это, а ты там не очень активничай, а то ведь всем плохо будет. Что дает власть? Хм, фантазии не хватит.

Прежде всего, сохранение постов – обратите внимание: многие руководители таких обществ были или являются руководителями государственных медицинских учреждений, а это уже сразу приговор независимости. С другой стороны, если руководитель выпадает из сферы влияния на власть, то почему-то тут же падает его влияние вообще – так произошло с РМА и Пироговским движением, с Российским медицинским обществом.

Власть может дать право проводить сертификацию/аккредитацию врачей, право создавать клинические протоколы и влиять на стандарты. За чей счет создаются протоколы - объяснять, наверно, не надо. Основными интересантами выступают фармкомпании, это - деньги. За аккредитацию (обучение) врачам приходится платить самим. 600 тысяч плательщиков – хороший рынок. Вопрос: зачем, когда у тебя уже есть такие возможности, заниматься очень сложным делом по защите прав врачей? Оно ведь и правда очень непростое и само-то по себе в силу множества нюансов, но дел не в нюансах. Главное в том, что защита врача приводит к конфликтам с той самой государственной системой, которая дает право зарабатывать на протоколах и аккредитации. Защита прав врачей, как это не сложно догадаться, нужна в основном не от пациентов (таких конфликтов не очень много), конечно, а от самой системы здравоохранения.

Низкие зарплаты и соцпакет, нарушения права нормально лечить, большая ответственность, планы, которые не выполнить без приписок, проверки и пр. – эта система сегодня не сбалансирована, и в ней много, что можно сделать правовыми способами. Но тот, кто это сделает, не может быть частью государственной системы здравоохранения, потому что нужна независимость, чтобы спорить системой даже на уровне судов.

Отмечу, что самоорганизация в условиях государственной медицины является ложной целью, и отличающейся от цели по защите врачей.

Из этого можно было бы сделать чистый бизнес: просто - защита прав врачей за плату. И в ближайшее время, я думаю, вопрос начнет решаться именно так. Но дело в том, что не у всех врачей есть та самая плата. Кто-то должен за него заплатить. По идее, как раз для этого и нужно сообщество врачей, которое вскладчину за него заплатит, например, через членские взносы. Тот факт, что ни одна из существующих организаций, по моим сведениям, не собирает членские взносы, указывает на то, что они не выполняют своих уставов, эти организации не могут считаться членскими, а через это те врачи, которые нуждаются в юридической помощи, просто не могут ее получить, потому что не на что. Да и права на участие в жизни этих организаций практически нет – даже голосовать за выборные органы нельзя, если врач-член не заплатил взносы. В результате, строго говоря, существующие организации не представляют интересов врачей, потому что не имеют с ними обратной связи.

А ведь не может быть других, надежных источников финансирования, кроме взносов. Да и должен ли врач думать, что кто-то за него решит все проблемы просто так, если он даже взносы не заплатил? Может быть, уже пора понять, что только личное участие, пусть и небольшое, способно что-то изменить?

Но как менять, если сам врач не может ссориться с системой, пока он - часть ее, пока он от нее зависим? И эта проблема не могла быть решена, пока у врача не было альтернатив работе на государство. Сейчас ситуация меняется. Несмотря на то, что я не считаю, что частный бизнес решит проблемы нашего здравоохранения, следует признать, что он массово оттягивает на себя кадры здравоохранения, и это стало позволять этим кадрам выставлять государственной системе здравоохранения требования, при выполнении которых врач готов был бы там работать. Наверно, при другом менеджменте государственного здравоохранения, нашлось бы другое решение, но эта система управления идет по пути, где частный бизнес станет скоро диктовать государству, как оно будет лечить людей. И врач, понимая, что он может перейти на работу в другое место, получает возможность бороться за свои права в государственной системе.

Представьте, что прошедшие масштабные увольнения сопровождались бы исками персонала к ГУЗ и МУЗ. Ведь, когда врач уже уволен, он мало чем рискует. Наверно, тогда и сама оптимизация обрела бы иные черты. Интересно и то, что это все еще может произойти, и иски могут быть предъявлены, если появится «Лига защитников врачей», которая поставит перед собой такую задачу.

Итак, эта организация должна выполнить главное условие: создать механизм защиты врачей и медперсонала. Это может быть сделано только за счет самих врачей, чтобы привлечь к этой работе специализированных юристов на постоянной основе. На первом этапе – лет пять - эта организация ни в коем случае не должна заниматься клиническими протоколами и аккредитацией, иначе это снова убьет идею защиты. Ее также не может возглавлять человек, зависящий от государственной системы. Возможно, это и вовсе должен быть известный адвокат, а не врач. Но главное, что эта организация, которая должна быть основана не на авторитете конкретного человека (авторитеты в системе себя исчерпали) – она должна быть создана институционально, как механизм, хорошо продуманный и отлаженный. Тогда она имеет шансы стать полезным всему обществу, прежде всего, врачам, а через них и пациентам.

Со своей стороны в последнее время я активно занимаюсь обсуждением создания такой организации, но, конечно, не войду в ее руководящий состав в силу конфликта интересов, однако окажу посильную помощь.

Александр Саверский

 


вернуться в раздел новостей