§

Новости

Жительница Уфы потратила полтора миллиона рублей, чтобы вылечить несуществующий рак
17 Мая 2017 г.

Женщину отправили в немецкую клинику при условии, что за ее счет поедет и завотделением больницы.

 

Еще полгода назад жизнь 36-летней уфимки Ирины Гординой была полной чашей: любящий супруг, долгожданные крошки – четырехлетний сын и годовалая дочка. Казалось бы – живи и радуйся. Беда пришла, откуда не ждали.

«У вас рак, но вы не волнуйтесь»

- Следить за здоровьем у меня в привычке: я правильно питаюсь, занимаюсь фитнесом. На очередном обследовании ей порекомендовали проконсультироваться у онколога. Даже записали на следующую неделю на прием. Онкология! Да у меня от одного только слова этого все внутри перевернулось, - вздыхает женщина.

Домой Ирина шла на негнущихся ногах. По пути позвонила своей давней приятельнице, которая работала как раз в онкодиспансере.

- Она ответила, мол, хорошо знает врача, к которому меня записали – это завотделением. Но стоит ли тянуть с осмотром? Дескать, у раковых больных счет идет на часы. Раз у заведующей нет времени меня принять, она сама мной займется.

Три дня Ирина проплакала без сна и еды, и в понедельник явилась на прием. Врач осмотрела пациентку, пощупала, где надо, сокрушенно поцокала языком и заявила: опухоль! Будем иссекать! Женщине тут же сделали все анализы и отправили домой.

- На следующий день мне позвонили и сказали: это точно рак. Но вы не волнуйтесь - завтра будут остальные результаты, возможно, это ошибка, - не может сдержать слез Ирина.

Врачи уфимской клиники твердили, что у женщины рак. Фото: Личный Архив

Врачи уфимской клиники твердили, что у женщины рак.

«Ходить до старости в памперсах»

Чуда не произошло, страшный диагноз подтвердился. Ирине велели досдавать анализы, оформлять бумажки и готовиться к операции. Заверили, что бояться не стоит: прооперирует сама заведующая – золотые руки. Для подстраховки назначили еще и эмиссионную томографию – посмотреть, нет ли метастазов.

- В день ПЭТ мне позвонила мама и огорошила: мол, ей только что сообщила моя врач, что оперировать меня не возьмутся - форма рака очень сложная - какой-то «плоскоклеточный, низкодифференцированный». Резать такую опухоль в Уфе – только инвалидом пациента оставлять и всю оставшуюся жизнь носить памперсы. Мне рекомендовали клинику в городе Мюнстер в Германии. Но одно условие: со мной в Мюнстер полетит завотделением – мы же ничего в раке не понимаем, а она будет самоотверженно помогать.

Тут выяснилось, что оформить медицинскую визу не так-то просто: делают ее лишь в Екатеринбурге. Да еще нужно иметь на руках вызов из клиники, билет на самолет в Мюнстер и более 12 тысяч евро на счету - для оплаты лечения.

Зачем нам кузнец

- Мы с мамой буквально поселились в интернете. Оказалось, что с моим диагнозом оперируют много где – в Корее, Израиле, Москве. И никакой визы не надо. Но врач стояла на своем – Мюнстер и все тут. Да еще свела меня с женщиной, которая занимается отправкой больных за границу – мол, поможет все необходимое собрать.

Деньги на лечение и билеты собирали всем миром: занимали у родни, друзей и знакомых, прикидывали, сколько смогут выручить, если продадут квартиру…

В ожидании операции Ирину трясло и лихорадило, от переживаний она похудела на семь килограммов и стала похожа на тень.

- Настроение менялось как погода. Я могла накричать, нагрубить и тут же разразиться слезами. Сил заниматься детьми не было совсем – пришлось мужу временно оставить работу. Я же весь день проводила, съежившись в углу дивана. Плакала и молилась, - всхлипывает женщина. – Даже пришлось ходить к психиатру.

Первой заподозрила неладное мама Ирины – почему за чужой счет должна ехать завотделением? У нее и визы-то нет!

- Я стала теребить своего врача – мол, а вдруг заведующую не пустят? Ведь в Германии своих лекарей полно, и наши им не указ. А меня отругали! Дескать, зачем же я все разбалтываю? Разве не могу соврать, что это наша родственница?

Немецкие коллеги созвали консилиум, но болячку так и не нашли. Фото: Личный Архив

Немецкие коллеги созвали консилиум, но болячку так и не нашли.

Чудо или врачебная ошибка?

С этого момента мать женщины взяла все в свои руки. Созвонилась с клиникой в Берлине, где пару лет назад сама проходила обследование, записалась на прием, нашла переводчика, и убедила Ирину заскочить туда на пару дней. Мол, Мюнстер рядом, всегда в него успеем.

С зубной щеткой в кармане Ирина прилетела в берлинскую клинику. На следующий день ее исследовали вдоль и поперек, чуть ли не под микроскопом рассмотрели уфимские анализы, повторили ультразвуковое исследование, собрали консилиум… И развели руками: Ирина здорова. Анализы в порядке. Опухоли нет. Никакая операция не нужна.

- Я не поверила! Подумала, надо же, какая примитивная медицина в Германии – не могут диагноз подтвердить. Слава богу, не отпустили просто так – убедили анализы у них пересдать.

Но все оказалось правдой: раком Ирина не была больна ни минуты.

Вернувшись в Уфу, Ирина пошла в онкодиспансер. Женщине не терпелось выяснить, что же с ней произошло: чудесное исцеление или врачебная ошибка?

Вы все придумали

В лечебнице Ирину, по ее словам, приняли неласково.

- Мы поставили тебе диагноз коллегиально, - горячилась лечащий врач.

- И вообще мы вас никуда не направляли, - вторили другие специалисты. – Это ваша версия, ваши слова.

И никаких тебе «простите-извините» за полгода терзаний и слез. Чтобы докопаться до истины, Ирина обратилась за помощью в полицию и следственный комитет, сейчас ведется доследственная проверка. По итогам решат, возбуждать ли уголовное дело.

«Врачи обиделись»

В диспансере комментировать ситуацию не торопятся: главврач ушел на больничный, его заместитель - все время в операционной, второй зам тоже занят важными делами. Ни лечащего врача Ирины, ни заведующую застать в отделении тоже не вышло – оказывается, старший медперсонал работает только до обеда.

Получить хоть какой-то комментарий корреспондент «Комсомолки» смог лишь на второй день штурма клиники.

- Заместитель главврача просил вам передать, что мы данную ситуацию комментировать не будем. Письменного согласия пациентки у нас нет.

- Так давайте Ирине позвоним и спросим – вдруг она согласна.

- Устное согласие к делу не пришьешь: у нас ведь судебные дела тут идут. Еще привлечет нас к ответу за разглашение ее состояния, - скептически пожимает плечами секретарь. - Обратилась по знакомству, помочь ей хотели, и в такую историю вылилось. Врачи опытные, стоящие, ни разу никаких нареканий, да и вообще такая история у нас впервые. Очень врачи обиделись…

Звонок в Минздрав

- Диспансер комментировать этот частные случай не будет до выяснения обстоятельств, - пояснили в ведомстве. – С учреждением пациентка имеет право разбираться. Проводить проверку пока не планируем: к нам она не обращалась.

 


источник :  www.ufa.kp.ru

вернуться в раздел новостей