§

Новости

Городские и сельские поликлиники испытывают острую нехватку врачей первого звена
23 Августа 2017 г.

Народные активисты провели мониторинг работы поликлинических отделений районных больниц. Он прошел в рамках проекта Общероссийского народного фронта «Народная оценка качества». На прошлой неделе представители областной администрации, территориального фонда ОМС, члены общественного совета по независимой оценке качества и представители общественных организаций встретились на совещании, на котором обсудили недостатки в работе поликлиник, выявленные по итогам рейда. Как выяснилось, проблемы куда глобальнее, чем все того ожидали.

 

Денег нет, но вы лечите

Как всегда, все упирается в деньги. Иногда их просто мало, а порой катастрофически не хватает. Современная медицина подошла как раз ко второму этапу финансового дефицита. Средств не хватает ни на оплату труда, ни на покупку необходимых медикаментов, ни на ремонт медицинского оборудования. «Все оборудование привести в соответствие техническим нормам мы пока не в состоянии, – признался первый заместитель начальника департамента охраны здоровья населения Кемеровской области Александр Васильевич Брежнев. – Приоритет отдается тому оборудованию, которое может повлиять на снижение смертности населения».

В связи с недофинансированием, имеется тенденция к накоплению кредиторской задолженности медучреждений перед поставщиками. И тянется она с прошлого года. «В октябре мне будет необходимо повысить зарплату, – рассказывает главный врач ГБУЗ КО «Промышленновская районная больница» Михаил Сергеевич Гордеев. – Индексации тарифов и поддержки от бюджета почти нет. И я понимаю, что мне придется делать непростой выбор: либо мои врачи имеют деньги, а пациенты не имеют лекарств, либо наоборот».

Добавляет проблем повсеместно развивающееся бумаготворчество. Контролирующие организации ежегодно повышают требования к поликлиникам. Планы, акты, отчеты, закупки, отработка закона об использовании персональных данных – огромное количество времени и сил уходит на обработку документации. Руководство начинает задумываться о введении дополнительных штатных единиц для этих целей. Иначе врачам будет просто некогда заниматься своими прямыми обязанностями. Очень бы упростило бумажную волокиту ведение электронных историй болезней и создание единой медицинской информационной базы. Но пока эту задумку реализовать не удается. Врачи старой закалки категорически отказываются менять привычный уклад. Доходит до шантажа увольнением. Руководство поликлиник себе такой роскоши позволить не может, и связано это со следующей проблемой – острой нехваткой молодых специалистов, особенно первого звена (терапевты, педиатры). При этом ощущается она не только в сельских территориях, но и в городах.

По данным департамента здравоохранения Кемеровской области, на сегодняшний день в медицинских учреждениях Кузбасса имеется 1506 вакансий. Из них 1196 приходится на города области и 310 на районы. Лидирующие позиции в списке занимают Новокузнецк (291 вакансия) и Кемерово (266 вакансий).

Молодые медики тают во мраке

Почему выпускники медицинских вузов так и не доходят до исполнения клятвы Гиппократа? И снова деньги. Молодым специалистам хочется со студенческой скамьи встать к операционному столу, и получать приличную зарплату. Увы, работа в медицинской сфере такой возможности не дает. Поэтому идут бывшие студенты после получения диплома устраиваться тату-мастерами или администраторами какого-нибудь торгового зала, растворяясь во времени. Обидно.

Раньше врачи первого звена могли поправить свое финансовое положение дополнительными подработками (дежурствами) в стационаре. Но сейчас закон это запрещает. «Поэтому молодежь к нам либо не приходит, либо очень быстро увольняется, – подтверждает главный врач ГБУЗ КО «Яшкинская районная больница» Ярослав Леонидович Масенко. – Разрешили бы добавлять им хотя бы четвертушку ставки, как было раньше, было бы чуть проще их удержать. А теперь и этого лишили. Без сертификата и аккредитации специалиста доступ ординаторам в стационар закрыт».

Как заманивают специалистов

Не идет молодое поколение в сельские поликлиники по вполне понятным объективным причинам. Разве что патриоты, которые выросли в этой местности и решили остаться преданными своим корням. Поэтому государство пытается найти способы заинтересовать «молодую кровь», а проще говоря, заманить их в на село.  Для этого используются целевые программы набора в вузы, социальное жилье и специальные государственные программы, в частности – программа «Земский доктор/фельдшер».

Отношение к этой программе у молодежи неоднозначное. Есть те, кто всю жизнь мечтал сбежать из города, получил свою денежку, купил домик в деревне и счастлив. О своем опыте нам рассказала Мария Иванова, врач-педиатр поликлиники села Елыкаево: «Я воспользовалась этой программой в 2014 году и работаю в сельской ЦРБ Кемеровского района. Я изначально пыталась устроиться в сельскую поликлинику, потому что сама живу в сельской местности. Но на тот момент вакансий не было. И я пошла в городскую детскую поликлинику №7. Через полгода место появилось, и меня пригласили. Я шла не за миллионом. О программе узнала намного позже, но не воспользоваться ей было бы глупо. Оформила документы в мае, в декабре мне выплатили деньги. Думаю, сейчас этот процесс проходит быстрее. Использование выданных средств никак не регламентируется. Я могла их тратить на свое усмотрение, но должна отработать пять лет на текущем месте работы. Работа на селе мне больше по душе, поэтому меня все устраивает. А миллион – приятное дополнение. Хотя кто-то, возможно, целенаправленно идет за деньгами и не думает, что ему будет некомфортно работать в тех или иных условиях. Потом отрабатывает пять лет и увольняется. Текучка кадров есть, конечно. Из тех, кто вместе со мной оформлялся по этой программе, пока работают все. У некоторых время контракта истекло, но они все равно остались. Мое дальнейшее решение по истечении срока контракта будет зависеть от уровня заработной платы».

Но что-то нам подсказывает, что таких как Мария, меньшинство. Остальных манят города и мегаполисы. «Лично я не пошла бы работать по программе «Земский фельдшер», – призналась студентка Кемеровского областного медицинского колледжа Мария Аскерова. – Даже за деньги. Деньги закончатся. А чем я там в деревне заниматься буду? Жизнь работой не ограничивается. Я семью планирую, дело для души: хочу заниматься татуажем после окончания. А там ни развития, ни клиентуры. Муж за мной вряд ли туда рванет. Да и детей учить хотелось бы не в деревенских школах».

Вот и получается, что медицинские проблемы настолько закольцованы и взаимозависимы, что разорвать этот порочный круг можно, пожалуй, только радикальными, а то и революционными решениями. Возможно, они смогут пошатнуть и перестроить консервативную систему, которой все сложнее и сложнее выживать в реалиях современности.

Эксперт МК: сельских больниц быть не должно

Ваграм Ваганович Агаджанян, доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН.

Проблему дефицита молодых кадров уже не один год успешно решает Ваграм Ваганович Агаджанян, главный врач ГАУЗ КО ОКЦОЗШ (Областной консультационный центр охраны здоровья шахтеров, г. Ленинск-Кузнецкий), доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, заслуженный врач РФ:

«Я беседовал с ректорами различных медицинских вузов. Никто не понимает, где после окончания растворяются их выпускники. Буквально тают во мраке. Хочу сразу сказать: к нам толпами не идут. И в нашем Центре есть недостаток кадров, но не такой острый, чтобы его можно было назвать дефицитом: на 1600 рабочих мест  всего 10 врачебных вакансий. Мы стараемся создать все условия, чтобы заинтересовать и привлечь «молодую кровь».

Когда к нам на работу устраивается молодой специалист, мы обеспечиваем его служебным жильем, которое предоставляется на весь срок трудовой деятельности в нашем Центре на условиях доходного дома: символическая арендная плата плюс стоимость коммунальных услуг. В этом вопросе активную поддержку нам оказывает город.

Все наши врачи занимаются научной деятельностью. У нас защищено 79 кандидатских и 13 докторских диссертаций. Это движение вперед. Не думаю, что такой шанс дают другие клиники. Наши специалисты высоко ценятся в России и других странах.

Естественно, мы не только даем, но и требуем. Главное мое требование – отсутствие лени и любовь к своей профессии, понимание того, зачем молодой человек в нее пришел. В западных странах студент получает диплом, а потом около десяти лет работает помощником врача, чтобы стать настоящим доктором, особенно с хирургическим уклоном. Десять лет! У нас это два года ординатуры и пять лет работы ассистентом.

К программе «Земский фельдшер» мы прямого отношения не имеем. Хотя недавно я объехал несколько сел, посмотрел, как там все устроено. Кое-где даже есть врачи, которые приехали работать по этой программе. Но их немного. На мой личный взгляд, специалистов в село даже деньгами не заманишь. Люди сегодня привыкли жить в хороших условиях, ищут перспективы, стремятся к развитию. А в сельских больницах ничего этого нет. Они не соответствуют ни одному стандарту. Мне кажется, нужно менять систему, а не искать врачей, которые отработают свой миллион, и на этом все закончится. Не будут они коров там разводить. А если направлять их туда насильно по целевым программам, тоже ничего хорошего это не сулит. Как они там будут работать, если душа не лежит?

Не должно быть сельских больниц. Нужно создавать глобальный медицинский центр с концентрацией взаимозаменяемых специалистов. Вся Европа уже идет по этому пути, и у них все хорошо, молодежь довольна».

В момент нашего визита в Центр охраны здоровья шахтеров писать заявление о приеме на работу пришла молодая девушка. Она готова переехать из Новосибирска в Ленинск-Кузнецкий ради работы в Центре Агаджаняна.

«Я неоднократно бывала в этой больнице, – пояснила Надежда. – Мне здесь очень нравится: комфортно, красиво, уютно, высокопрофессионально. Я для себя никаких других вариантов даже не рассматривала. Это одна из самых востребованных клиник. Ну и шикарные условия работы, конечно».

Ирина Соловьева

 


источник :  www.mk-kuzbass.ru

вернуться в раздел новостей