§

Новости

Как петербурженка пыталась вылечиться от онкологического заболевания
16 Февраля 2012 г.

После успешно проведенной операции по поводу меланомы, у 50-летней Анны появилась надежда. В родной поликлинике успокаивали – рака больше нет, а анемия может иметь другие причины. Даже районный онколог не видел в резком ухудшении самочувствия грозных признаков. А когда женщина приехала к хирургу в Песочный, тот сказал, что у нее неоперабельная стадия и … отправил домой умирать.

 

«Вы уже не моя пациентка»

- Я понимаю, что все люди когда-нибудь умирают, но не думала, что со мной это произойдет так нецивилизованно, - мужественно рассуждает Анна.

Полтора года назад ей сделали операцию в Институте онкологии в Песочном. Она прошла успешно, но хирург предупредил, что каждые три месяца необходимо приезжать на консультацию. Женщина попала под наблюдение районной поликлиники и районного онколога. Все это время специалисты успокаивали ее, что рака больше нет. Даже онколога не насторожило резкое ухудшение самочувствия летом прошло года, когда у женщины уровень гемоглобина в крови упал до 60 единиц, причем таблетки уже не помогали, приходилось поддерживать этот показатель с помощью уколов.

В декабре Анна вновь приехала к своему хирургу, у нее уже были увеличенные лимфоузлы.

- Поздно, это метостазы, «вы уже не моя пациентка», - развел руками врач. Несмотря на тяжелое состояние, больную в институт не госпитализировали и даже не позаботились о том, чтобы ее срочно проконсультировал химиотерапевт и были сделаны все необходимые анализы и диагностика. Доктор отправил женщину домой, дав направления на УЗИ, анализы и радиоизотопную диагностику, а также посоветовал обратиться к химиотерапевту.

Ждать очереди на исследования пришлось больше месяца, - то праздники, то отсутствовали изотопы. А когда пришло время консультации химиотерапевта, у женщины уже не было сил ехать. Следующий прием амбулаторных пациентов у этого специалиста планировался, по словам хирурга, только через две недели. Каждый день ожидания таким больным стоит жизни - этого ли не знать онкологам, однако в институте онкологии, видимо, оперируют больше цифрами отчетности за операбельных больных.

Только после обращения к главному онкологу Петербурга Алексею Барчуку, консультацию ускорили. Это оказалось делом считанных минут. Тот самый хирург просто взял женщину за руку и отвел к специалисту. Почему он не сделал это в декабре и заставил больную страдать не только физически, но и от мыслей о безысходности своего положения?

Химиотерапевт сообщила, что возьмется за лечение, но сначала нужно поднять гемоглобин, а для этого - госпитализироваться в любую городскую клинику. Однако за деньги можно подлечиться и в самом институте онкологии.

Где лечить онкологию по ОМС?

Почему больных с сопутствующими заболеваниями отказываются лечить в НИИ онкологии? На этот вопрос нам ответил один из его сотрудников. Федеральный институт финансируется из двух источников. Квоты выделяются на высоко-технологичную медицинскую и специализированную онкологическую помощь, в которую входит дорогостоящая химиотерапия. А по ОМС выполняются только несколько видов несложных операций и проводятся первичные консультации. Как и все медицинские учреждения, институт имеет право на осуществление платных услуг сверх программы. Сложные больные должны направляться в НИИ онкологии полностью обследованные, что происходит далеко не всегда.

Проблема бесплатного обследования в клиниках города особенно остро стоит перед приезжими. Поэтому институт и предоставляет возможность платных услуг при подготовке к лечению. Хотя, по мнению сотрудников института, внимательного отношения к пациентам очень не хватает врачам-онкологам, которые, видимо, причисляют себя к высшей касте в медицине и забыли о том, что имеют дело с людьми.

В городском онкологическом диспансере на Березовой аллее лечение финансируется из фонда ОМС, поэтому здесь пациентов имеют возможность лечить и готовить к операции и химиотерапии бесплатно.

- Когда вопрос стоит о падении гемоглобина, связанном с онкологическим заболеванием, мы госпитализируем таких больных и сами готовим их к химиотерапии, - говорит главный врач городского онкологического диспансера Георгий Манихас.

За деньги будет все: и кровь, и койка в палате

Прошла еще неделя безрезультатных попыток получить медицинскую помощь в государственной клинике, на этот раз в больнице № 4 им. Святого Георгия. Туда пациентку планово госпитализировали в машине «Скорой помощи». В приемном покое успокоили, дескать, все будет хорошо, места есть, взяли анализы – гемоглобин уже упал до 50 единиц, и оформили. А на отделении врач сообщила, что мест в палатах нет и ей могут предоставить только кушетку в коридоре, и переливания крови, которое срочно требуется женщине, тоже придется подождать – пока закажут кровь, времени может пройти много. Другое дело – платно: будет и палата, и кровь, намекала человек в белом халате.

Сил искать правду не было, и женщина в сопровождении мужа уехала из больницы домой.

Да, людям свойственно надеяться на лучшее, верить тому, кто успокаивает и говорит сладкую, как теперь выяснилось, ложь. Тем более, если это говорят сами врачи - по незнанию и некомпетентности, а может быть, из-за безответственности и нежелания работать. Теперь за свое легковерное поведение она платит ценой жизни, спасать которую не просто не могут, но даже не хотят люди в белых халатах. Со своим заболеванием, о степени запущенности которого врачи даже не стремятся узнать, она остается один на один. О каком уровне онкологической помощи и медицины вообще можно говорить при таком отношении к человеку.

 


 

источник :  doctorpiter.ru

вернуться в раздел новостей