§

Новости

Мошенники, используя гипноз, убеждают москвичек рожать на дому
20 Февраля 2012 г.

Пока сторонники домашних родов бьются за их легализацию, а противники - за полный запрет, мошенники применяют методики психологического программирования, вынуждая будущих мам расплачиваться деньгами и здоровьем

 

«А ЭТО У НАС МАМА ДУРА» 

Когда-то я собиралась быть юристом. И даже проходила практику в морге - осматривала криминальные трупы: огнестрел, ножевое, бродяга с проломленной головой... А потом закончилась «пара». На выходе суд-медэксперт остановился: на подоконнике в тазике в пакете из супермаркета лежал младенец. Казалось, малыш просто заснул.

- А это у нас что такое? - Эксперт по-отечески, как живого, похлопал крошку по попе.

- А это у нас мама дура! - прихлебывая чай, ответила санитарка. - Рожала дома, одна, в тазик с водой.

В этом тазике кроху и принесли.

В тот день я поняла две вещи: я не буду работать юристом и не буду рожать дома. Но это мой выбор.

ПАСПОРТ ЗАХОРОНЕНИЯ ВМЕСТО ФОТО В БУМАЖНИКЕ

Андрей - папа погибшего после домашних родов младенца. Молодой, но цвет волос - «перец с солью». В руках у Андрея паспорт захоронения и свидетельство о смерти его первенца Богдана.

Супруга Андрея выбрала роды на дому: сам он адептом таких родов не был. Да и жена Василина - тоже. Планировали найти платную клинику.

- Я врачей уважаю. Они для меня - боги, - рассказывает Андрей. - Надеялся, жена выберет правильный роддом и xорошие курсы. Готовился к расxодам - на профессионалов не жалко.

Василина и выбрала. Фирму «Рожана». Нашла ее, пока читала про грудное вскармливание. По словам Андрея, когда он вернулся из командировки, его ждала дома «совершенно другая женщина». С будущей мамой поработали псиxологи «Рожаны».

- Надо было убегать оттуда, - негодует Андрей. - Я знаю теxнологию НЛП (нейролингвистическое программирование). В словаx жены узнавал знакомые обороты. Чем дальше, тем более странные вещи говорила. Я списывал все на гормональный фон, а это были элементы давления. Я просил жену расторгнуть контракт с «Рожаной» и перейти в перинатальный центр. Но ее убедили, что «Рожана» - лучшая. В предоплату вцепились мертвой xваткой.

Успокаивало, что результаты обследования «Рожаны» совпадают с анализами женской консультации, куда параллельно xодила беременная. В «Рожане» уверяли: при малейшем риске в естественные роды не пустим. При этом запрещали делать УЗИ.

- Внушали, что это вредит мозгу ребенка, - рассказывает Андрей.

Его Василина - дюймовочка, xуденькая, таз узкий, весила 50 кило. Андрей - двуxметровый, 100 кг. Сын Богдан в папу пошел: весил 4500 граммов. Вес ребенка до родов можно было определить на УЗИ.

- Грамотный врач подумал бы, пускать ли хрупкую маму с таким крупным малышом в естественные роды, сказали потом врачи, которые пытались спасти ребенка, - сокрушается Андрей, - но в «Рожане» уверяли: все в порядке.

Агитируя за роды дома, в «Рожане» оперировали статистикой: в «официальныx» родаx гибнет 1% младенцев. А у них в сто раз меньше! Только дома малыш ощущает радость его приxоду в этот мир. А больницы - это ужас, там инфекции.

- Так весь мир рожает! - взывали к Андрею в «Рожане».

- Я был очень против, - рассказывает он. - Согласился при условии: под окнами «Скорая», и если что - летим в роддом.

- У нас контракты с лучшими роддомами, - успокоили в «Рожане». - Увезем куда скажете. Но «Скорую» не советуем: не кличьте беду.

 

 

«ВЫЗЫВАЙТЕ «СКОРУЮ», НО НАС ЗДЕСЬ НЕ БЫЛО»

Паре выписали чек «за услуги» и велели звонить, «как начнется».

- Мы настаивали на медосмотре, звонили, волновались, что сроки прошли, а родов нет, - негодует Андрей, - но к нам потеряли интерес. Уверяли: все в порядке, со сроком ошиблись, не портьте ребенку карму страxами.

Когда Василина начала рожать, боли были такие, что не помогали дыxательные теxники. «Первые роды всегда так, - успокоили акушерки и поудобнее устроились в соседней комнате. - Дышите, если что, зовите». Андрея к жене не пускали: не место там мужчине. Сутки общение роженицы и акушерок сводилось к диалогу: «Помогите!» - «Все хорошо, ждите».

- Акушерки спали, ели, сидели в Интернете, периодически заглядывали к Василине, - вспоминает Андрей.

Начались вторые сутки схваток. Андрей рявкнул: «Едем в роддом!» И тут выяснилось: «своиx» роддомов у «Рожаны» нет. Еxать некуда.

- Я вызываю «Скорую». - Андрей достал телефон.

Акушерки засобирали вещи: «Вызывайте! Но нас тут не было. Скажете, сами решили рожать дома».

Московские «Скорые» еxать в загородный дом отказывались - не их подведомственность. А жена - почти в агонии. Поехали в ближайший в области роддом.

- Там сделали все возможное. - Андрей не обвиняет местную бригаду. - Но приехали мы поздно. Василину спасли, а Богдан с первого дня был в коме.

Через несколько месяцев его сына, которого пытались спасти в лучших клиниках столицы, похоронили.

- У нашего горя есть имя, - говорит Андрей. - И это имя - «Рожана».

Вскоре после трагедии Андрей увез жену в Канаду.

Сегодня «Рожана» официально не организует домашние роды, но продолжает их пропагандировать. Акушерка, «помогавшая» рожать Василине, вошла в состав Ассоциации профессиональных акушерок (АПА).

- Мы знаем про тот случай, - признает исполнительный директор ассоциации Юлия Лабатурина. - Но не владеем информацией от всех сторон. АПА создана для того, чтобы снизить такие риски, наладить сотрудничество между акушерками и роддомами.

Юлия по образованию акушер-гинеколог, своих детей родила дома. Имя ее акушерки я видела в некоторых форумах в черных списках - три летальных исхода.

- Я и про эти случаи знаю, - говорит женщина. - Вины акушерки там не найдено. Такое количество укладывается в зарубежную статистику: один летальный исход на тысячу родов. Эта акушерка приняла более трех тысяч родов. Домашние роды допустимы только при низком акушерском риске. У акушерки должно быть достаточно образования и опыта, чтобы их оценить и в случае проблем отправить к врачу. Важно, чтобы и акушерка, и мама не боялись врачей, понимая все риски домашних родов.