§

Новости

Фаворита Минздрава начинают «прессовать»
28 Июня 2018 г.

ФАС продолжает расследовать три дела против Минздрава и «короля госзаказа» - АО «Р-Фарм». Регулятор подозревает ведомство Скворцовой и фармацевтов в сговоре при заключении госконтрактов на поставку дорогих лекарств. При этом компания Алексея Репика остается критически импортозависимой и предвзятой к отечественным разработкам.

 

ФАС не указ?

Федеральная антимонопольная служба не в первый раз обращает внимание на чрезмерно повышенный иммунитет АО «Р-Фарм», выданный Минздравом при заключении госконтрактов. Доля фармацевтической компании главы «Деловой России» Алексея Репика в госзакупках лекарств в 2017 году, по данным «IQVIA Россия и СНГ», составила 8,3%. Она стала лидером госзаказа на препараты от ВИЧ и гепатита, выиграв конкурсы Минздрава на сумму около 10 млрд. рублей. А по итогам 2016 года «Р-Фарм» освоила 43 бюджетных миллиарда.

В середине июня регулятор завел сразу три дела о нарушении антимонопольного законодательства, в том числе за нарушение закона о конкуренции, который запрещает соглашения с властями. Подобное намерение антимонопольщиков анонсировалось еще после мартовской внеплановой проверки в Минздраве. По словам главы управления ФАС по борьбе с картелями Андрея Тенишева, очевидно, что медицинское ведомство, проводя конкурсы по закупке жизненно важных лекарств, создавало преимущественные условия именно для «Р-Фарм».

Антимонопольщики также выявили, что в 2017 году фармкомпания нарушила условия сразу 19 контрактов на 8,2 млрд. рублей. Дело более чем серьезное, учитывая, что речь идет о поставках препаратов против ВИЧ, вирусов гепатитов В и С, туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью, а также других антивирусных и антибактериальных лекарств. «Р-Фарм» однозначно должны были внести в Реестр недобросовестных поставщиков и отстранить от тендеров, но, тем не менее, она не только продолжает участвовать в торгах, но и, судя по всему, становится единственным снабженцем Минздрава по столь серьезным позициям.

Медицинские чиновники гневно настаивают на том, что проверка, инициированная ФАС, была проведена «с грубыми процессуальными нарушениями». «Я с сожалением слушала, как Игорь Юрьевич (Артемьев – глава ФАС РФ – ред.) обвинил Минздрав в сговоре с компанией «Р-Фарм» по итогам проверки, которая вообще прошла с колоссальными нарушениями, - заявила директор департамента лекарственного обеспечения Минздрава России Елена Максимкина в рамках Конгресса «Право на лекарство». - А у кого мне еще закупать лекарства, если никто не выходит?! Кроме того, в компании «Р-Фарм» проверка не проводилась. То есть одна сторона не знает о том, что с ней какая-то другая сторона договаривается».

Госконтракт – не обязательство

Минздраву, похоже, важнее поставить суперположительный диагноз своей работе: фактически даже не опровергая результаты проверки ФАС и признав, что «имели место нарушения сроков поставки лекарств в отношении компании «Р-Фарм», ведомство грозится жалобами в Генпрокуратуру. Не на поставщиков – на антимонопольщиков в связи с неведомыми «процессуальными нарушениями».

«Сотни ВИЧ-инфицированных, нуждающихся в поддерживающей терапии, не получили вовремя столь нужного для них препарата, который могла бы поставить иная компания, - сообщал в своем расследовании «Миллиарды на лекарствах, или Таинственный мистер Репик» известный журналист Олег Лурье. - А «Р-Фарм» просто оплачивает незначительную для нее неустойку меньше миллиона рублей и остается «любимой» фирмой - победительницей большинства последующих госконтрактов Минздрава РФ? Считаю, что в надзирающие за законностью органы, Генпрокуратуру и СКР, должна обращаться именно ФАС, а не Минздрав, так как, судя по документам и итогам проверки Минздрава, во взаимоотношениях между «Р-Фарм» и Министерством здравоохранения имеются коррупционные связи. Тем более, речь идет о самых крупных контрактах на поставки медпрепаратов и многомиллиардных бюджетных средствах».

Кстати, компания миллиардера Репика срывает поставки не только по госконтрактам Минздрава. В конце мая Арбитражный суд Москвы частично удовлетворил иск Минпромторга РФ к АО «Р-Фарм» и постановил взыскать с фармкомпании смехотворные 2 млн. рублей вместо заявленных в иске 71,55 млн. Ведомство Дениса Мантурова обвинило производителя лекарств в нарушении сроков выполнения работ по госконтракту на 150 млн. рублей, заключенному в рамках программы «Фарма 2020» еще в сентябре 2011 года.

«Компания Р-Фарм» должна была завершить работу к концу января 2014 года. Но в декабре 2013 года она уведомила Минпромторг о невозможности закончить все вовремя. В итоге просрочка по договору составила 477 дней, а заказчик трижды (в 2014, 2017 и 2018 гг.) направлял поставщику претензии о взыскании неустойки, а затем обратился в суд. Однако судья посчитал, что министерство не должно было начислять неустойку на общую сумму контракта, кроме того, был частично пропущен срок исковой давности – и сумма требований упала «ниже плинтуса» до 2 млн. Подозрительно везет господину Репику даже при нарушении условий государственных контрактов!

Войны фармацевтов

А вот обычный спор с коллегами «Р-Фарм» проигрывает. В начале июня тот же Арбитражный суд столицы удовлетворил требования фармкомпании «Натива» (считается близкой к одному из крупнейших производителей лекарств – «Фармстандарту») о взыскании с компании Алексея Репика 112,2 млн. рублей задолженности по договору поставки лекарств от 2017 года – соответствующий иск был подан в марте 2018 года. Кроме того, в апреле арбитраж удовлетворил требования «Нативы» к «Р-Фарм» по договорам поставки лекарств по двум другим заявлениям суммарно более чем на 300 млн. рублей. Сейчас в суде ведутся еще два аналогичных разбирательства: общая сумма этих требований - 227,4 млн. рублей, сообщает «Коммерсант».

В конце минувшего года «Натива» даже пыталась добиться через суд банкротства компании «Р-Фарм». Сам Алексей Репик заявил: дескать, «Натива» создает лишнюю информационную шумиху, желая отвлечь внимание общественности от ее собственных судебных споров с иностранными производителями о праве на интеллектуальную собственность. Однако в «Нативе» говорят лишь о желании получить деньги за свой товар, а эксперты считают, что подобный скандал между фармкомпаниями-тяжеловесами – не более чем конкурентная борьба за долю на рынке, прежде всего – на госзакупках.

Российский рынок лекарств явно становится ареной жестких корпоративных конфликтов. По слухам, все эти события с антимонопольными делами ФАС против «Р-Фарм», на фоне которых она, по сути, оказалась отрезанной от других крупных гостендеров, могли произойти в интересах некоего третьего игрока.

А тут как раз московские власти объявляют конкурс на поставку столице лекарств на 22,6 млрд. рублей до 2028 года. По условиям тендера победитель должен к 2022 году построить завод и наладить производство 31 международного непатентованного наименования (МНН), вложив в его организацию не менее 3 млрд. рублей. Эксперты говорят, что построить за четыре года с нуля столь гигантские производственные мощности просто нереально – ходят слухи, что подобный тендер мог быть объявлен под конкретного производителя.

Возможно, в этом, практически невыполнимом конкурсе, примут участие «Фармстандарт», «Биокад» и «Герофарм» - по крайней мере, представители этих компаний приняли участие в публичном обсуждении условий контракта. Интересно, что 7 из 31 наименования МНН уже производит «Биокад», он же в сентябре прошлого года заключил по ним контракт с департаментом здравоохранения Москвы и в его рамках ведет строительство завода в Зеленограде. Именно за этот контракт тогда боролась и «Р-Фарм», причем компания предложила меньшую цену, но ее заявка была отклонена якобы из-за несоответствия конкурсной документации. И теперь, во время обсуждения нового тендера московских властей, по репутации «детища» Алексея Репика был нанесен сокрушительный удар.

Примечательно, что владельца «Р-Фарм» в свое время называли наиболее вероятным преемником «СИА Интернейшнл ЛТД» Игоря Рудинского. Однако новым собственником стал основной акционер завода по производству лекарственных препаратов «Биоком» (75% акций) и член совета директоров «Нацимбио» (структура «Ростеха») Александр Винокуров. Обойдя Алексея Репика, он сконцентрировал в своих руках производственные и сбытовые мощности и получил крупного поставщика лекарств для бесплатного обеспечения льготников (за которые платит государство). А льготники, к слову, все чаще жалуются на нехватку этих препаратов в аптеках, из-за чего те же пенсионеры вынуждены приобретать необходимые медикаменты за свой счет или вовсе отказываться от них из-за непомерно высоких ценников. Но на деяния такого производственно-дистрибьютерского «монстра» ФАС почему-то пока смотрит сквозь пальцы.

«Импортный» Минздрав

Такая «звериная» конкуренция между фармгигантами наверняка радует спикера Госдумы Вячеслава Володина, недавно призвавшего Минздрав к созданию конкурентного рынка лекарственных препаратов по примеру лучших стран Европы. Ранее он же обвинил ведомство Вероники Скворцовой в том, что оно не выполнило поставленные задачи. В ходе встречи, посвященной законопроекту об «ответке» на санкции США, председатель нижней палаты парламента посетовал: доля лекарств отечественного производства на рынке составляет немногим более 30%, и только за счет поставок в Россию компании из США зарабатывают порядка 50 млрд. рублей в год.

«Отечественный рынок лекарств контролируется зарубежными корпорациями из враждебных стран, - сообщает «Финансовая прачечная» (ФП) - канал запрещенного в России Telegram. - Прекратив поставки, эти страны могут без объявления войны отправить на тот свет сотни тысяч россиян. Манипулируя ценами на медикаменты или создавая их искусственный дефицит, можно влиять на настроения в обществе – вызвать бунты или панику. В странах, откуда к нам поставляются таблетки, об этом хорошо известно, а у нас?»

Ранее авторы законопроекта об ответных мерах РФ на американские санкции и вовсе предлагали запретить импорт тамошних лекарств. Мягко говоря, слишком радикальное решение, если учитывать, что сегодня в Россию ввозится более 1000 наименований препаратов из США, причем 90 из них не имеют никаких аналогов на отечественном рынке. Боярышник и кора дуба здесь не спасут. К слову, та же «Р-Фарм» является главным поставщиком именно американских препаратов. «Будучи монополистом в целых сегментах рынка, «Р-фарм» критически импортозависима, - продолжает ФП. - Купить у американцев готовые пилюли, отдать откат министру проще и выгоднее, чем оплачивать отечественные разработки, налаживать производство. Репик не готов вкладываться в российские разработки и самым вредительским образом выдавливает с рынка отечественных производителей.

Например, «Р-фарм» получила контракт на 994 млн. рублей на поставку препарата против рассеянного склероза «Абаджио», оттеснив от участия в конкурсе «Валенту фарм» с разработанным ею аналогичным препаратом «Феморикс». При этом «Абаджио» не только стоил дороже «Феморикса» (43,4 против 34,6 тыс. рублей), но и представлял собою продукцию дочерней компании французской Sanofi. «Р-фарм» занимался лишь ее упаковкой. И таких примеров много, они не могут не вызвать подозрения в некоей материальной заинтересованности министра Скворцовой в иностранных поставках. Да и сам Алексей Репик на кризис не жалуется: в прошлом году он поднялся со 116-го на 47-е место в рейтинге Forbes, увеличив свое состояние в 2,3 раза, до $2,1 млрд.»

Если добавить, что в прошлом году Алексей Репик продал 10% акций своей фармкомпании японской Mitsui – надеяться на то, что отечественный рынок лекарств вдруг заполонят чисто российские жизненно важные лекарственные препараты, не приходится. «Все разговоры о том, что у нас 60-80% импорта уже заменено отечественным, совершенно лукавые, - заявил «Веку» президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский. - Многие компании понастроили здесь заводы, но это не значит, что они выпускают российское лекарство. Чисто отечественных медпрепаратов вообще реально всего 4% на рынке, но именно эту цифру мы официально не слышим. И в большинстве случаев речь идет всего лишь об упаковке. Если в Питере Тойоту собирают, она что, от этого становится отечественным автомобилем?»

По словам общественника, рынок лекарств – не та отрасль, где уместна конкуренция. «Не всегда на одном поле топчутся два быка. На лекарственном рынке речь идет об очень быстрой смене инновационных препаратов, и побеждает тот, кто быстрее разработает что-то принципиально новое, - говорит Саверский. - Если компания имеет долгосрочный госконтракт на 5-7 лет, то в этот период никакой конкуренции по этой позиции быть не может. А за это время любой конкурент просто умирает. Не имея госконтрактов за такой срок, нужно продавать медикаменты где-то в других местах, совершенно в других странах.

Существует два основных подхода к регулированию. Первый: действительно рыночный – рынок должен быть затоварен, чтобы фармкомпании начали пожирать друг друга. У нас этого во многих аспектах нет и будет не скоро, может быть, даже никогда. Для России больше подходит второй способ - административный, как в армии. Когда мы устанавливаем порядок, сами создаем научные институты, лаборатории, строим заводы-фабрики – и в конечном итоге выпущенное собственное лекарство обходится дешевле. Но в Минздраве этого никак не поймут», - заключает эксперт.

Анастасия Бакурина

 


источник :  wek.ru

вернуться в раздел новостей