§

Новости

Инвалиды проигрывают в борьбе за льготные лекарства
29 Октября 2018 г.

В начале сентября в редакцию нашей газеты обратилась супруга пенсионера качканарского комбината. Уже пять лет ее муж страдает сахарным диабетом. До 2018 года мужчина получал льготные рецепты на лекарства от Качканарской ЦГБ, а с 2018 года — на базе медсанчасти. В июне и сентябре 2018 года ему отказали в выдаче рецептов, сославшись на израсходование лимита финансирования. Приобретать лекарства пенсионерам предложили за свой счет, хотя изначально в медучреждении заявки были поданы на год.

 

По случайному совпадению, в сентябре этого года в Саратовской области скончалась 28-летняя Ольга Богаева, также страдавшая сахарным диабетом. Женщина с января 2018 года не могла получить льготные лекарства, обращалась в прокуратуру и Минздрав, но разбирательство с нехваткой жизненно необходимых лекарств начали проводить только лишь после её смерти. Эта новость получила широкий резонанс, хотя в целом тема имеет глубокие корни.

По данным «Новой газеты», саратовцам, страдающим сахарным диабетом, бороться за препараты и средства диагностики приходится в течение многих лет. Ольга Богаева получала препараты железа и эпоэтин, рекомендованные специалистами областной клинической больницы для предотвращения почечной недостаточности. Однако с января нынешнего года врачи поликлиники № 20 перестали выписывать льготные рецепты, как сказано на сайте областной прокуратуры, в связи с «негласными указаниями» регионального Министерства здравоохранения.

Жизненно важных лекарств не было в аптеках, так как Минздрав несвоевременно провел закупки. Аукцион, объявленный в мае, был признан несостоявшимся. Найти поставщика удалось со второй попытки в июне, а контракт заключили лишь в августе. Девушка жаловалась на происходящее во все инстанции, но ситуация не менялась. Родственники пациентки, по сведениям прокуратуры, больше полугода покупали дорогие препараты за свой счет «в меньшем количестве, чем было рекомендовано».

По информации областного управления Следственного комитета, «потерпевшая утратила финансовую возможность в приобретении лекарств»: «10 августа у нее резко ухудшилось самочувствие, и она была госпитализирована. 14 сентября 28-летняя девушка скончалась».

Прокуратура внесла представление региональному министру здравоохранения, к дисциплинарной ответственности привлечены три чиновника. Следственный отдел по Волжскому району Саратова возбудил уголовное дело по статье 238 УК «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».

По качканарской истории редакция «НК» обратилась за комментарием к руководителю медсанчасти Алексею Парамонову и в прокуратуру. В МСЧ нам пояснили, что для их ЛПУ, имеющего право на выписку рецептов по программе «Доступные лекарства», был определенный лимит финансирования на 2018 год. Оформление дополнительной заявки возможно в пределах выделенной финансовой квоты. В марте 2018 года корректировка была произведена в пользу более дорогостоящих препаратов, тем самым обозначенный лимит был исчерпан, а люди оказались без жизненно необходимых лекарств.

Как сообщили нам в качканарской прокуратуре, по запросу «НК» проводится проверка, о результатах которой будет известно позднее.

Ряд экспертов объясняет удручающее положение со льготниками банальным исполнением майских указов президента, когда ради повышения зарплат медикам приходится экономить на всем, в том числе на лекарствах.

После смерти жительницы Саратова глава регионального Минздрава Владимир Шульдяков покинул пост по собственному желанию. Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова поручила Росздравнадзору проверить закупки льготных препаратов в Саратовской области, но следовало бы сделать это по всей стране.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отметил: «тема неоднократно фигурировала на прямых линиях, президент знает, что эпизодически такая проблема случается», но «обобщать ситуацию на основе отдельных трагических случаев было бы неверно». Однако эта проблема возникает ежегодно, и мало кого беспокоит, сможет ли человек дожить до следующей партии «доступных лекарств» или умрет от гипогликемической комы.

Мнение экспертов

Александр Саверский, президент Лиги защитников пациентов:

— В последнее время не редкость, что в аптеках нет льготных лекарств. Многие российские лечебные учреждения оказались на грани банкротства: при попытке выполнить майские указы президента по средним зарплатам врачей. Денег практически нет. Власти экономят в основном на лекарствах.

В 2016 году Лига защитников пациентов опрашивала людей: «Как вы считаете, доступны ли лекарства?» 75% респондентов ответили, что недоступны или плохо доступны. В 2017 году таких ответов было уже 83%. Только 15% из числа опрошенных сказали, что лекарства доступны.

В России существует негласное указание не выписывать рецепты пациентам — старая история, которая имеет нормативно-правовой характер. В 2007 году ввели программу дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО), и возникла проблема отсроченных рецептов (льготный рецепт, занесенный в компьютерную систему учета, на обеспечение лекарственным средством, временно отсутствующим на момент обращения льготника. — ред.).

Отсроченные рецепты были отменены, но с тех пор мы все равно слышим о них постоянно. Прежде чем выписать лекарство, врачи сначала обращаются в аптеку и спрашивают, есть ли лекарство. Если нет, то не выписывают.

Екатерина Фатерова, ответственный секретарь Российской диабетической ассоциации:

— Диабетики сталкиваются с тем, что врач и рад бы назначить то лекарство, которое пациенту нужно, но на него взвалили задачу выдавать то, что есть. Врач предоставляет информацию о том, сколько лекарств необходимо — а уж что закупят, то и закупят.

Диабетики сталкиваются еще с одной проблемой. У них есть назначенное лекарство, к которому организм привыкает. А потом пациент приходит в аптеку в очередной раз, а ему дают, например, инсулин короткого действия, но другой фирмы — не той, которой он пользовался раньше. После таких замен организм человека не может приспособиться.

Врач, в свою очередь, не имеет возможности объяснить, как изменить схему лечения и дозировку нового лекарства. Есть нормативы, сколько врач должен тратить времени на каждого пациента: за отведенные 3–5 минут он не может грамотно скорректировать больному лечение в соответствии с новым препаратом.

Кроме того, для того чтобы врач мог правильно назначить дозировки препаратов, необходимо делать контроль сахара крови, для которого нужны тест-полоски. Если федеральным льготникам их выделяют, то региональные их получают гораздо реже.

Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей:

— Льготные лекарства (бесплатные или со скидкой 50%) оплачиваются из разных каналов финансирования. Например, есть программы «Семь высокозатратных нозологий (редких заболеваний. — ред.)» и «Обеспечение необходимыми лекарственными средствами» (ОНЛС), финансирование которых осуществляется из федерального бюджета.

Аптеки не могут повлиять на количество закупаемых льготных лекарств, поскольку эту функцию выполняет государство, которое размещает тендеры для компаний-поставщиков. Далее оно уже распространяет лекарства по аптекам, которые участвуют в системе льготного обеспечения.

Государство осуществляет закупку на основании заявок от медицинских организаций, поликлиник. А аптека просто передает лекарства гражданам в том случае, если государство закупило их на конкретного пациента.

Проблема в том, что у нас ограниченное финансирование, не хватает средств для того, чтобы обеспечить всех нуждающихся и обладающих льготами. Это происходит потому, что закупки иногда осуществляются неправильно, а деньги тратятся не совсем логично. Вот и получается, что каких-то лекарств закупили больше, каких-то меньше.

Анна Лебедева

 


источник :  новыйкачканар.рф

вернуться в раздел новостей