§

Новости

А ребёнка уже не вернуть...
30 Мая 2011 г.

Уголовное дело, которое рассматривали вчера в Ленинском районном суде Ярославля, во многом симптоматично: несколько человек с высшим медицинским образованием в течение недели не оказывали надлежащую помощь подростку.

Ярославский школьник Олег Васильев мучился от боли целую неделю и умер, так и не получив адекватной помощи. А на скамье подсудимых оказался доктор, который последним осмотрел ребёнка, – Антон Корышков. И тогда, по заключению именитых ярославских медиков, в случае госпитализации и лечения ещё был шанс – пятьдесят на пятьдесят – сохранить жизнь Олегу. Увы, мальчишка услышал лишь: пустяки, это просто ушиб.

Слушания по этому делу начались ещё в марте. А сама трагическая история тянется с середины апреля 2008 года. Тогда 15-летний подросток обратился в травмопункт Соловьёвки с жалобой на боль в пятке – ушибся, играя в футбол. Пришёл на приём один, без матери. Потом позвонил ей и сообщил, что рентген показал: с костью всё в порядке, дело в ушибе, и ему прописали мазь.

К сожалению, боль не утихала, напротив, появилась отёчность розового цвета. Парень пошёл в молодёжную поликлинику. Долго ждал своей очереди, но врач куда-то ушёл, и помощь Олегу оказала медсестра: она перевязала его, выписала какой-то раствор. В карточке также появилась запись: ушиб.

А дела Олега ухудшались: отёк стал багровым и достиг середины голеностопа, так, что невозможно было надеть обувь. Появились одышка, температура. К парню дважды приезжала «скорая», навестила участковый терапевт, которая даже не удосужилась посмотреть на отёк. Потом она объясняла: он не стал разворачивать бинт. Среди тех, к кому Олег обращался, был даже кандидат медицинских наук в больнице имени Соловьёва. Но и тот не придал значения жалобам мальчика. Пощупал ногу, отметил, что отёк фиолетовый, но ничего настораживающего нет. Ушиб. Потом он объяснил суду: очень много пациентов было за дверью. А Олегу посоветовал продолжать начатое лечение – ничего страшного нет.

Но ребёнку уже не помогали болеутоляющие таблетки, которые ему щедро рекомендовали врачи. На отёке появились красные пятна и дырки, как червоточинки, и из них сочилась жёлтая лимфа. Апофеозом мучений стал визит Олега 27 апреля в травмопункт Соловьёвки, где его и принял ортопед-травматолог Антон Корышков. Врач отправил парня домой, гарантировав «на 150 процентов», что всё будет в порядке. А наутро отец не смог разбудить сына – тот лежал уже холодный…

Большинство членов экспертной комиссии, сплошь состоящей из медицинских светил Ярославля, сейчас утверждают: даже 27 апреля можно было спасти мальчика, хотя шансов оставалось всё меньше. Как выявила потом судмедэкспертиза, за считанные дни у него развился сепсис, и смерть наступила из-за фибринозно-гнойной пневмонии в прямой связи с полученной травмой. Связь здесь такова: после травмы на ноге образовалась флегмона, и токсины как продукт патологического процесса поднялись с кровотоком, вызвав гнойный процесс в лёгких, а затем остановку сердца.

Кстати, защита пыталась использовать следующий довод: возможно, дескать, пневмония возникла из-за простудного заболевания, которое Олег перенёс незадолго до того, в марте. В ход пошёл и такой аргумент: доктор Корышков – ортопед, поэтому он не мог правильно оценить болезненное состояние подростка, у которого, как потом оказалось, была пневмония.

Довод, что ортопед – узкий специалист и диагностировать пневмонию не в состоянии, суд счёл несостоятельным. Действительно, это даже на взгляд обывателя не вписывается ни в какие рамки. И, как выяснил суд, не соответствует своду должностных обязанностей, расписанных для медперсонала больницы.

Также суд счёл характер причинно-следственной связи между травмой, возникшей после неё флегмоной и пневмонией, достаточным, чтобы признать доктора Корышкова виновным, и назначил ему наказание по части 2 статьи 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Учитывая смягчающие обстоятельства – двое малолетних детей, не судим, – суд назначил ему два года лишения свободы условно с исправительным сроком в один год шесть месяцев с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок два с половиной года. У обеих сторон есть право обжаловать приговор в дальнейшей инстанции.

В перерыве между чтением приговора очень хотелось узнать у Антона Корышкова: как же так получилось с Олегом? Но в ответ были лишь высокомерный взгляд и враждебное молчание. А потом, уже у крыльца, он курил в обществе довольно улыбающихся людей в дорогих костюмах. И подходить к нему уже не захотелось.

 

источник :                                                                                                               вернуться в раздел новостей

http://www.sevkray.ru/news/11/56272/