§

Новости

Ставропольские врачи 5 лет избегали наказания за смерть новорожденного
11 Сентября 2019 г.

Трагедия произошла в Красногвардейском районе Ставрополья в 2014 году. К смерти младенца привела ошибка врачей, которые спутали аппендицит с воспалением почек. Обычно такие истории врачам сходят с рук. Чтобы доказать вину медиков в этот раз, потребовалось 5 лет. Однако реального наказания врачи до сих пор не понесли.

 

История болезни

Зимой 2014-го года молодая здоровая женщина поступила в Красногвардейскую районную больницу с болями внизу живота. Бригаду скорой помощи она не дождалась. Помогла сестра, которая отвезла ее в больницу, рассказывает ее судебный представитель Наталья Чихладзе.

В больнице единственную правильную догадку не приняли во внимание. Опытный врач-гинеколог предположила, что симптомы похожи на аппендицит. Но решение о лечении, по словам Чихладзе, принимал врач-хирург, он посчитал, что это проблемы с почками.

«Ее осмотрел гинеколог, поскольку у нее был большой срок беременности. Врач-гинеколог единственная из всех, кто ее осматривал, заподозрила аппендицит. А хирурги ей поставили пиелонефрит. Хотя диагноз “аппендицит” хирург должен ставить, а не гинеколог. Просто гинеколог — женщина с опытом, она сразу сказала, что похоже на аппендицит», — вспоминает представитель пострадавшей.

Беременную около недели лечили от воспаления почек. Сбить температуру или избавить женщину от боли не смогли ни антибиотики, ни обезболивающие, рассказывает Чихладзе. В результате беременную выписали, несмотря на продолжавшуюся агонию.

Дома роженица продержалась только ближайшую ночь. На следующий день бригада скорой помощи доставила ее в отделение гинекологии, где она провела еще 3 дня под наблюдением врачей. Обследование гинеколога не показало никаких аномалий и женщину направили в краевую гинекологическую больницу в Ставрополе.

Только там после ультразвукового исследования (УЗИ) в брюшной полости беременной обнаружили 3 литра гноя, который экстренно выкачали. Врачи объяснили, что воспаленный аппендицит спровоцировал заражение плода, вспоминает Чихладзе.

Женщину прооперировали 5 раз, чтобы исключить заражение. После месяца, проведенного в больнице Ставрополя, восстанавливаться домой ее отправили без ребенка. Малыш прожил еще немногим более двух месяцев.

Жизнь после трагедии

После операций у женщины остались огромные шрамы, больше она не сможет иметь детей. Она тяжело переживала утрату, особенно, когда после трагедии гражданский муж решил разойтись.

Оставшись без семьи и работы, женщина не решилась судиться с врачами. «Она сказала, что по судам ходить не будет и в правосудие не верит. Даже мне эмоционально тяжело было это выносить», — вспоминает Чихладзе, которая предложила женщине свою помощь в качестве судебного представителя.

Только однажды пострадавшая обратилась к руководству районной больницы с вопросом о том, как оформить инвалидность. «Со стороны больницы никаких извинений не было. Они просто ее послали подальше, никак не помогали. Сказали типа “ты здоровая как лошадь — работай”», — рассказала Чихладзе.

Жизнь пострадавшей после трагедии изменилась кардинально, она испытывает финансовые трудности. «Раньше она держала хозяйство, у нее были коровы. Она очень работящая женщина. А сейчас она очень сильно устает. У нее гормональные нарушения. Ей очень тяжело теперь», — рассказывает собеседница агентства.

Кто виноват?

Привлечь врачей к уголовной ответственности за халатность не удалось. Хирург районной больницы, который первым поставил неверный диагноз, вскоре уволился. Вся ответственность должна была лечь на главу хирургического отделения Сергея Канарева.

Возникли проблемы просто с тем, чтобы добиться возбуждения уголовного дела. В Следственном комитете, по словам Чихладзе, заводить дело отказывались. Она написала около сотни жалоб в краевое управление Следственного комитета, несколько раз бывала на приеме у руководителя Следкома — Игоря Иванова. Что заставило возбудить следственные органы, наконец, возбудить уголовное дело, неясно.

«В 2014 году это случилось и в декабре 2017-го они просто поняли, что я уже не слезу с этого — пишу, пишу жалобы. Только после этого возбудили уголовное дело», — вспоминает Чиладзе.

Но уголовной ответственности Канарев все-таки избежал. В августе 2018 года суд прекратил дело по амнистии в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне, объявленной в 2015 году.

Тогда представитель пострадавшей обратилась в суд за возмещением морального ущерба. Красногвардейский районный суд согласился с доводами истца, но сумму компенсации сократил с 2,5 миллиона рублей до 500 тысяч. Деньги должна была выплатить районная больница.

Однако пострадавшая сторона считает эту компенсацию недостаточной и намерена продолжать судебное разбирательство. «Я считаю, что 500 тысяч за смерть ребенка — это очень мало. Мы будем требовать 2,5 миллиона рублей», — отметила Чихладзе.

Несмотря на амнистию, уголовное дело против Канарева помогло добиться компенсации. В рамках уголовного разбирательства была проведена экспертиза, которая доказала, что смерть младенца связана с действиям врачей районной больницы.

По словам Чихладзе, в ближайшие месяцы врачей ждет еще один иск о причинении вреда здоровью. Она рассчитывает привлечь к ответственности и самого врача-хирурга, который после смерти младенца поспешил уволиться из районной больницы и уехал из Красногвардейского.

Несчастные случаи повторяются, но виновных нет

Ежегодно в Ставропольском крае умирают от 200 до 300 младенцев, согласно официальным данным Северокавказстат. Каждый год регистрируют около десятка смертей с вердиктом «несчастный случай». Это значит, что ребенок умер от внешних факторов, чаще всего от действий медиков.

«Они всегда обвиняют рожениц. На протяжении долгого времени у вас роженица наблюдается, и никакую внутриутробную инфекцию никто не обнаруживал. Если внутриутробная инфекция, плод развивается неправильно, замедляется развитие, вес не набирает. Скорее всего это идет асфиксия, несвоевременное кесарево. Тогда они говорят, что несчастный случай», — рассказывает Чихладзе.

В прошлом году ей удалось добиться денежной компенсации по другому похожему случаю, который произошел в той же Красногвардейской районной больнице в 2016 году. По словам Чихладзе, ребенок родился мертвым из-за запоздалого кесаревого сечения. Несмотря на компенсацию в 600 тысяч рублей, назначенную судом, вина врачей в смерти ребенка фактически осталась недоказанной.

Беременную за неделю до родов положили в больницу. Когда она начала жаловаться на боли, ей стали колоть обезболивающие. В результате такого ухода женщина начала рожать минимум на 5 дней позже, чем предсказывали врачи, сказано в материалах суда. Врачи провели кесарево сечение. Ребенок родился с удушьем и без сознания. Чуть больше месяца младенец провел в коме, после чего скончался.

По мнению Чихладзе, основные доказательства врачебной ошибки, которая привела к запоздалой операции, были уничтожены или переписаны. Доказать удалось только некачественное оказание медицинских услуг.

Но обычно такие дела, по словам Чихладзе, крайне редко заканчиваются наказанием врачей. Чаще всего родители сами не рискуют подавать в суд.

«Когда это случилось, они [врачи] часть документации уничтожили, часть документации просто переписали. Поэтому особых доказательств не было. Единственное, что мы смогли доказать, то, что ей некачественно в период беременности оказывалась медицинская помощь, за что с больницы взыскали 600 тысяч», — отметила Чихладзе.

По ее словам, в Красногвардейском районе еще не меньше двух семей оказались похожей ситуации, но решили не обращаться в суд.

 


источник :  newstracker.ru