§

Новости

“Большинство районных больниц нужно закрыть”
25 Сентября 2019 г.

После передачи здравоохранения в государственную собственность больницы лишились муниципальной поддержки и превратились в источники дохода. Медицина пополняет казну муниципалитетов за счёт коммунальных платежей, обогащает фонды ОМС, а мелкие медучреждения держатся на плаву лишь благодаря долгам.

 

«Смешно, но главные врачи не спешат эти долги гасить: пока они есть – больница будет жить. Оплатишь – могут и закрыть», – пишет председатель Московского городского научного общества терапевтов, профессор Павел Воробьёв.

Московский врач также заявил о том, что большинство российских районных больниц нужно закрыть.

По мнению председателя Московского городского научного общества терапевтов, профессора Павла Воробьёва, их нужно заменить крупными многопрофильными центрами.

О причинах нынешнего положения в российском здравоохранении Павел Воробьёв опубликовал пост на своей странице в Facebook.

1. Передача муниципального здравоохранения в государственную собственность (это было при Голиковой году в 9-10).

Теперь все райбольницы субъектового подчинения, а главных врачей назначает… губернатор. Кроме того, раньше коммуналка оплачивалась (или прощалась) муниципалитетом, а теперь больница – основной источник дохода района по оплате отопления и всех прочих удовольствий. Результат – многомиллионные долги (у каждой) всех райбольниц по всей стране. Кредиторская задолженность. В некоторых введено внешнее управление, так как они – банкроты. И – ни-ни муниципалитет помочь ничем не может: не его, нецелевое расходование средств. Тюрьма, если что. Смешно, но главные врачи не спешат эти долги гасить: пока они есть – больница будет жить. Оплатишь – могут и закрыть.

2. Делать в большинстве таких райбольниц нечего.

Одни роды за год, 4 операции. Но есть и акушерское отделение и хирургия. Обычно нет анестезиолога (а что ему тут делать – огород копать?), рентгенолога, врача-лаборанта и т.д. Как-же так? – а очень просто: каждый врач имеет по 3-4 сертификата и занимает, соответственно, по 3-4, а иногда и 6 должностей. Каждая имеет копеечное покрытие, вместе – совсем неплохи выходит. Да еще многие подрабатывают экспертами страховых компаний в соседних районах. Ну, типа, чтобы конфликта интересов не было. Все друг-друга знают и держат уровень штрафов примерно около 10%. Иногда случаются непонятки и штрафуют на 30%. Но это обычно не договорились.

3. На деньгах медицины жируют не только муниципалитеты. Кстати, районные больнички – везде градообразующие организации: до 10-15% жителей работают там. Включая истопников, конюхов, кухарок-санитарок и т.д. Деньги, которые отчекрыживаются от нашей зряплаты, идут в фонд ОМС. Туда же платит и региональный бюджет за неработающее население. А дальше федеральный фонд делит деньги по регионам. По своим каким-то правилам. Догадайтесь про правила.

Из регионального фонда эти налоги поступают… в частные страховые компании. Которые не все являются русскими (РОСНО, например, немецкая компания). Там оседает немного на всякие развлечения, например, новый фокус Минздрава – уполномоченные страховой компании в больничке. И ведь они уже сидят, что и зачем они делают – не знает никто и никто не узнает. Но деньги, якобы предназначенные для лечения утекают к ним в кармашек. Часть перечисленных страховой компанией в больницу – 10-30% не менее – возвращаются в страховую штрафами. Круговорот бабла в природе. И на каждой транзакции еще банк немножко отрезает – процентик-другой. В сумме – миллиарды.

4. Я абсолютно уверен: большую часть больничек районных надо закрывать. Не может быть больницы на 10 тысяч населения, да еще живущего на территории 200х200 км. Это пародия на оказание помощи. Вместо них должны быть опорные крупные, многопрофильные больницы из расчёта примерно 1 больница на 100-150 тысяч населения. В нее должна быть обеспечена транспортная доступность с помощью вертолетов. Считается все быстро – это гораздо выгоднее.

Вместо районных больниц должны работать врачи общей практики – ВОПы, один ВОП на 2-3 тысячи населения. В его подчинении – штат медсестер, парамедиков в каждом самом малом населенном пункте. Все снабжены системой телемедицины (технически все решено и даже работает). У ВОПа – палата интенсивной терапии с круглосуточным дежурством сестринских бригад. Там же – обеспечение экстренных родов. Кстати, пока они начнутся – вполне может прилететь дежурная акушерка из опорной больницы.

Неплохо иметь модуль хирургический, чтобы прилетевшая бригада хирургов могла что-то на месте прооперировать, если больной нетранспортабелен (но точно это везде не нужно, только в особо удаленных районах). Скорые могут быть там, где плечо доставки – пол-часа, максимум – час. Но вертолеты – лучше. Только не спрашивайте – а что будет, если ночью. А что сейчас ночью? Пока найдут водителя, прогреют на морозе “буханку”…

А вот работающих в поте лица хирургов в райбольницах я что-то не встречал. Если это не крупный многопрофильный стационар. В обычных больничках – нет, огород чаще копают. Рентгена нет, лаборатории нет, анестезиолога нет, компонентов крови нет: какие уж операции тут. Панариции?

Как сообщалось ранее, известный российский врач, доктор медицинских наук Павел Воробьёв не смог вжиться в бюрократическую систему Орловской области на должности советника губернатора по вопросам здравоохранения. По словам Воробьёва, к его советам по реальному улучшению региональной медицины никто не хотел прислушиваться, потому что “сами знают, как надо”. В итоге Павел Воробьёв покинул свой пост добровольно.

 


источник :  medrussia.org