§

Новости

Антон Бурков высказался о деле, которое потрясло Екатеринбург, и раскритиковал коллегу
07 Октября 2019 г.

На прошлой неделе Екатеринбург потрясла новость о том, что у 19-летней девушки после аварии забрали органы, не спросив ее родных. Это случилось после того, как она попала в ДТП в Москве и впала в кому. Там же, в Москве, она умерла. Ее родители обратилась в Европейский суд по правам человека, но уральский юрист Вадим Каратаев заявил, что у этого дела нет перспективы. Представитель семьи в ЕСПЧ Антон Бурков, ученый, который работает с Гарвардским университетом, раскритиковал колонку Каратаева. Вот ответ Буркова: 

 

— Довольно странно слышать от юриста, специализирующегося и зарабатывающего на врачебных ошибках, такое заключение: «Вести себя противоправно в ситуации с пересадкой органов просто невозможно, настолько всё находится под контролем». Про контроль говорит юрист, у которого в работе такие дела, как история медика, у которой лучшие уральские врачи пропустили рак во время беременностисмерть пациентки в 24-й больнице, которой перелили несовместимую кровь, и у нее случился гемолитический шок; гибель новорожденного малыша в 14-м роддоме

Думаю, мотив такой двуликости в том, что этот юрист — бывший реаниматолог. Он «сам был много раз причастен к трансплантации», поэтому, вполне вероятно, изымал органы без согласия родственников, следуя закону, на который и сам ссылается.

Соглашусь с бывшим реаниматологом: «любой адвокат перед тем, как браться за дело, должен принять решение о перспективности иска, должен изучить источники нормативного регулирования ситуации». Прежде чем браться за дело, команда наших юристов изучила все источники, в том числе международное право и практику Европейского суда по правам человека. Его юрисдикцию Россия признала в 1998 году и постановления этого суда исполняет. Этот международный суд работает по прецедентному праву — смотрит, были ли ранее рассмотрены аналогичные дела, и решает дело на примере предыдущего. Дел, аналогичных истории екатеринбургских родителей, в ЕСПЧ было два: «Петрова против Латвии» и «Елберте против Латвии». В Латвии работала такая же, как в России, презумпция согласия. Сегодня уже нет — изменили систему изъятия органов благодаря постановлению ЕСПЧ в 2015 году. Бывший реаниматолог не изучил эти нормативные акты, прежде чем комментировать дело. А они доступны в переводе на русский язык.

Невозможно не согласиться и со словами бывшего реаниматолога, что «ничего лишнего "на всякий случай" не изъяли и никогда не изымут!». Но если изъяли — запишите в документы. Не в булочной крошки без учета сметаете. Взяли аорту вместе с сердцем — запишите, какой длины. А если не пишут, подозрения вызывает: а не пошла ли аорта на получение коллагена? Изъятие органов, кроме как для трансплантации, запрещено законом. А если не записал, что аорта изъята, то кто мешает на коллаген пустить? Кто узнает? Ведь всё же тайно и без документов.

«И неужели юрист думает, что московские врачи сделали всё это самовольно, на свой страх и риск, не зная про презумпцию согласия?». Согласен: знали и изъяли органы, не сообщив родителям. В этом-то и вся чернота. Знают, что изымают втайне, и изымают, прикрываясь законом.

При одном условии соглашусь со словами бывшего реаниматолога: «Вести себя противоправно в ситуации с пересадкой органов просто невозможно, настолько всё находится под контролем». Вот это условие: бывший реаниматолог откажется от представления интересов всех своих клиентов по всем своим медицинским делам и от гонораров — ведь у врачей «всё находится под контролем». Зачем к ним иски подавать?

А спор с бывшим реаниматологом рассудит ЕСПЧ. В этом году будет постановление.

 


источник :  www.e1.ru