§

Новости

Как доказать в суде, что вам оказали некачественную медпомощь?
07 Октября 2019 г.

Врач не смог поставить правильный диагноз. Спустя два дня пациент скончался. Родственники через суд потребовали от больницы компенсацию морального вреда. Суды им отказали: экспертиза не нашла прямой связи между некачественной медпомощью и смертью пациента. Верховный Суд отменил судебное решение и напомнил, что результаты экспертизы нужно оценивать вкупе с остальными доказательствами.

 

Суть дела

В мае 2015 года гражданин П. получил бытовую травму грудной клетки. Он обратился в травмпункт с жалобами на боль в груди и одышку. Ему сделали рентген, и на основании снимка врач-травматолог поставил ему диагноз: ушиб грудной клетки. Мужчине назначили лечение и отправили домой. Через два дня П. скончался. Причиной смерти стала пневмония.

Жена и дочь погибшего пациента обратились в суд с иском к больнице. Они считали, что П. была оказана медпомощь ненадлежащего качества: врач не провел необходимое обследование больного, не назначил анализы, и не стал его госпитализировать.

Истцы указали, что внезапная смерть П. причинила им нравственные страдания, и просили взыскать с больницы компенсацию морального вреда в размере 3 млн руб. в пользу каждой.

Что решили суды?

Суд первой инстанции назначил комиссионную судебно-медицинскую экспертизу.

К каким выводам пришла экспертиза?

  • На приеме П. была оказана помощь правильно, но не в полном объеме;

  • По результатам рентгеновского снимка П. нуждался в дополнительном обследовании, необходимо было уточнить диагноз и лечение, а также решить вопрос о необходимости госпитализации;

  • Допущенные врачом-травматологом недостатки в оказании медпомощи не явились сами по себе причиной возникновения пневмонии;

  • Прогрессированию заболевания способствовало то, что, несмотря не ухудшение состояния П. на следующий день после приема травматолога, он не обратился снова за медицинской помощью.

Кроме того, суд выяснил, что:

  • врач-травматолог рекомендовал П. продолжить обследование в поликлинике по месту жительства, но пациент рекомендации врача не выполнил;

  • родственники П. при ухудшении его состояния могли вызвать скорую помощь или врача, но не стали этого делать;

  • пневмония протекала бессимптомно, что не позволило ее диагностировать при посещении травмпункта.

Суд указал, что в заключении экспертизы не указана степень причинения вреда П. действиями (бездействием) врача. Поэтому между недостатками оказанной пациенту медпомощи и смертью П. нет прямой причинно-следственной связи.

Суд первой инстанции, а затем и апелляция отказали в удовлетворении иска.

Истцы обратились с жалобой в Верховный Суд (ВС РФ).

Что решил ВС?

ВС с решениями судов не согласился:

  • Больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда истцам в связи со смертью П. Но суды, напротив, возложили на истцов бремя доказывания обстоятельств, касающихся оказанию некачественной медпомощи и причинно-следственной связи между оказанной медпомощью и смертью П.

  • Больница не доказала отсутствие своей вины в том, что П. не был поставлен правильный диагноз, после чего состояние здоровья П. ухудшилось и наступила смерть.

  • Исходя из вышесказанного, вывод судов об отсутствии причинно-следственной связи между некачественной медпомощью, оказанной П., и наступившей скоропостижной смерти, а значит, и непричинением морального вреда истцам неправомерен.

ВС указал, что:

  • Суды не приняли во внимание доводы истцов: если бы диагноз П. был поставлен правильно, то он получил бы своевременное лечение.

  • Суды не применили к спорным отношениям положения статьи 70 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» о полномочиях лечащего врача при оказании медицинской помощи пациенту.

  • Суды не выяснили, предприняли ли врачи больницы «все необходимые и возможные меры <...> для своевременного и квалифицированного обследования пациента по указанным им жалобам и в целях установления правильного диагноза, определению и установлению симптомов имевшегося у П. заболевания, правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс, имелась ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь». Именно на ответчике лежало бремя доказывания своей невиновности.

  • Довод суда о том, что отсутствие в заключении эксперта вывода о степени тяжести вреда свидетельствует об отсутствии прямой причинно-следственной связи между некачественной медпомощью и смертью пациента, неправомерен. Согласно п.п. 1 и 2 ст. 1064 ГК обязанность причинителя вреда возместить причиненный им вред не ставится в зависимость от степени тяжести такого вреда. Кроме того, согласно ч. 3 ст. 86 ГПК, заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 Кодекса.

«Заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами». При этом «суду следует указывать, на чём основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. No 23 «О судебном решении»)».

Суд должен дать оценку всем доказательствам и отразить это в решении.

ВС обратил внимание, что:

  • В заключении эксперта указаны недостатки оказания медпомощи. В том числе, сказано, что поставленный врачом диагноз «ушиб грудной клетки» не подтвержден объективными медицинскими данными. Назначенное лечение соответствовало диагнозу, поставленному врачом, но не соответствовало фактическому состоянию здоровья пациента; 

  • В деле нет доказательств того, что врачи проинформировали П. о тяжести его заболевания и возможных последствиях. Значит, довод суда о том, что ухудшение здоровья П. и его смерть наступила в результате его дальнейшего необращения за медпомощью, не основано на требованиях законодательства о порядке оказания медпомощи.

ВС решения отменил и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 


источник : определение ВС от 2 сентября 2019 года № 48-КГ19-9.