§

Новости

«Ситуация в онкоцентре — это уменьшенная модель системы здравоохранения». Бывший врач НМИЦ имени Блохина — о российской медицине
22 Октября 2019 г.

Детские онкологи, уволившиеся из НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ имени Блохина, 18 октября устроили пресс-конференцию, чтобы прокомментировать выводы комиссии Минздрава, проверявшей окноцентр. Специалисты рассказали о протоколах, используемых в центре Блохина и о работе с благотворительными фондами.

 

Бывший замдиректора НИИ онкологии и гематологии Максим Рыков считает, что ситуация в онкоцентре — это уменьшенная модель всей российской системы здравоохранения.

«На мой взгляд — и как доктора, и как бывшего сотрудника онкоцентра, и как гражданина — главным недостатком системы здравоохранения в стране является отсутствие пациентоориентированности. Заболевая, человек не чувствует себя защищенным. Он вынужден бороться за свое законное право получать медицинскую помощь: узнавать, к какому врачу лучше поехать, обивать пороги медицинских организаций, выбивать себе квоту. А дети с онкологическими заболеваниями и их родители должны это делать по несколько раз в год, учитывая длительное лечение.

То, что происходит сейчас в онкологическом центре имени Блохина, — это своеобразная уменьшенная модель всей нашей системы здравоохранения: когда пытаются все проблемы замалчивать, когда создают комиссии с явным конфликтом интересов, когда избегают ответов на наиболее острые вопросы, когда по всей стране можно услышать высказывания недовольных медицинских работников.

Еще до того, как были озвучены результаты комиссии, Минздрав обвинил нас в том, что мы нарушили врачебную этику. Чем — нам никто не объяснял. Давайте тогда публично признаем, что любое озвучивание собственной точки зрения является нарушением этики?

На мой взгляд, все конфликты возникают тогда, когда власти не хотят прислушиваться к коллективу и открыто обсуждать с ним то, что происходит. Медицина — очень закрытая система. Никто не отчитывается о бюджете, никто не рассказывает, как распределяются деньги и какая зарплата у директора. Любой может посмотреть сайт госзакупок — закупочные цены на препараты в разных медорганизациях отличаются в разы. Если мы приведем цены к общему знаменателю, сделаем их минимальными, может быть, тогда выяснится, что денег на здравоохранение все-таки достаточно?

Представим на секунду, что выводы комиссии Минздрава верные и протоколы лечения неэффективны. Возникает вопрос: а что все эти годы Минздрав делал, если он только сейчас это вдруг выявил? Если в национальном центре все так плохо, как они утверждают, то что тогда происходит вообще по стране? Показательный пример с институтом имени Мешалкина — его, что, раньше не проверял Минздрав? Но после того как Следственный комитет выявил там хищения более чем на миллиард рублей, Минздрав нашел 45 нарушений. Почему бы честные и открытые проверки не провести во всех подведомственных ФГБУ? Мне кажется, что эти нарушения являются общими и системными для многих медорганизаций. Если эту работу не хотят проводить власти, давайте ее будет проводить общество».

Вера Гжель

 


источник :  takiedela.ru