§

Новости

«Все COVID-19 заняты»: в ХМАО ребенок 2,8 лет умер из-за отсутствия медпомощи
15 Октября 2020 г.

Жительница Ханты-Мансийска Анна подала в суд на областную больницу, обвиняя врачей в гибели сына. В исковом требовании она заявила о компенсации морального вреда в размере 10 млн рублей и наказании виновных в халатном обращении к больному ребенку.

 

Коренная жительница Югры Анна подала в суд на «Областную клиническую больницу» Ханты-Мансийска с требованием наказать виновных медиков в гибели сына. В течение трех месяцев Максим, которому было 2,8 года, угасал на руках родителей, его отказывались госпитализировать, ссылаясь на загруженность больницы из-за коронавируса. Ребенок умер от поражения внутренних органов вирусом герпеса.

Мне заведующая больницы сказала, ваш случай — один на 160 миллионов, и сложно выявить. Вы знаете нашу ситуацию, коронавирус, мы все им заняты. А другие что должны умирать? Один коронавирус только?

Родители обратились в больницу весной 2020 года, когда у ребенка поднялась температура до 39,9. Анализы показали низкий уровень гемоглобина. По словам Анны, им выписывали антибиотики и отправляли домой. Когда мать сообщала, что ребенок ничего не ест, медики назначали «малоешку». Анна винит медиков в том, что не было проведено обследование ребенка. Когда Максим попал в реанимацию, его уже не смогли спасти. По мнению матери, традиционное эндоскопическое исследование пищевода и желудка показало бы наличие герпеса, и мальчик остался бы жив.

Ко мне халатно отнеслись. У ребенка температура под 40, сама уже приносила его в больницу, мест нет. Нам снова выписывают антибиотики. Ребенок не ест ничего, мы с мужем кормили его шрицом как маленького детским питанием. Он плакал и мучился, представляете, организм был весь поражен этими язвами. Конечно, ему больно было кушать.

Анна приходила в больницу каждые два дня и просила госпитализировать сына. Когда ей сообщали, что места заняты ковидными больными, она предложила положить их даже к зараженным, только бы оказали помощь ребенку. Мальчика госпитализировали в срочном порядке через три месяца, когда Анна принесла сына в больницу и сказала, что никуда не уйдет. Через два часа их на вертолете отправили в Нижневартовск, полагая, что у мальчика лейкоз. В Нижневартовске провели обследование и выяснили, что ребенок теряет кровь от поражения внутренних органов вирусом герпеса. При норме гемоглобина в 150 у Максима показатель был 68.

После смерти Максима были проведены две проверки. Департамент здравоохранения Югры нашел «дефекты в оформлении медицинской документации и несоблюдение требований санитарно-эпидемиологических правил». По итогам, в ОКБ направлено требование устранить нарушения.

Вторая экспертиза была проведена страховой компанией. Эксперт по профилю «Педиатрия» выявил дефекты оказания медпомощи и оформления первичной медицинской документации. По результатам проверки, к ОКБ Ханты-Мансийска могут быть применены финансовые санкции.

Анна сообщила Муксун.fm, что обратилась к уполномоченному по правам ребенка ХМАО и направила иск в суд, указав в качестве компенсации морального вреда сумму в 10 млн рублей.

Мне на эти деньги без разницы, надо было привлечь внимание, СК для разбирательства и чтобы суд сделал независимую экспертизу. Хочу, чтобы разобрались в больнице, а там как будто ничего и не произошло, те же врачи принимают. Никакие меры внутри ОКБ не приняты.

У Анны осталась 11-летняя дочь. Сравнивая работу системы здравоохранения на примере воспитания двух детей, жительница Ханты-Мансийска отмечает, что раньше отношение было более внимательным.

У них одна задача – коронавирус, больше ничего не видят. Сейчас врачей боготворят, они спасают от коронавируса, но люди и от другого тоже умирают, дети.

 


источник :  muksun.fm