§

Новости

Петербургская «Скорая» с 1 января будет ехать к пациентам еще дольше
10 Октября 2013 г.

Главный врач Городской станции скорой медицинской помощи Алексей Бойков редко комментирует нормативные документы и жалуется на их непродуманность. Но вчерашний вызов «на ковер» в «Единую Россию» по поводу оказания помощи маленькой пациентке – родственнице спикера Вячеслава Макарова, заставил и его сказать все, что он думает о реформе в скорой помощи.

 

Перспективы, о которых Алексей Бойков рассказал депутатам и представителям городского здравоохранения на заседании комиссии по социальным вопросам «ЕдРа», не обнадеживают. А потому ситуация с ребенком, до которого «Скорая» ехала чуть более получаса с момента обращения в службу «03», с нового года вообще будет считаться идеальной с точки зрения Минздрава.

1. Сегодня в Петербурге нет единой информационной системы, объединяющей службы Городской и районных станций скорой помощи, что ускорило бы передачу вызова и, соответственно, выезд бригады. 

Алексей Бойков: «Мы знаем, как это сделать – нужна IP-телефония, фиксация звонка и передача его с голосом в подразделение, которое должно отрабатывать вызов. Мы разработали проект информатизации, но его реализацию вынуждены были приостановить: Минздрав принял решение и провел конкурс на информатизацию служб скорой помощи по всей России. Конкурс на создание единой системы в разных регионах выиграл Ростелеком. 11 октября в Москве состоится совещание, где представители Ростелекома представят свою концепцию единой системы информатизации. Мы ожидаем результатов, чтобы понять попадают ли наши проекты в эту концепцию или придется их корректировать».

2. Сегодня в Петербурге время доезда до пациента по вызову «Скорой помощи» в среднем укладывается в нормативы (20 минут), хотя есть и жалобы на задержку прибытия бригад «Скорой помощи». Их число увеличится с вступлением в силу Приказа № 388-н «Порядок оказания скорой, в том числе скорой специализированной медицинской помощи», обязательного для выполнения на территории всей страны. 

Алексей Бойков: В соответствии с новым «Порядком…» мы должны будем разделить поводы к вызову скорой помощи в экстренной и неотложной форме. Повод к вызову экстренной помощи – это все состояния, связанные с угрозой жизни. Повод к вызову неотложной – состояния без явной угрозы для жизни. Даже юристы не могут ответить на вопрос: «Как и кто должен эти вызовы дифференцировать?». Решение должен принять сотрудник со средним медицинским образованием в момент обращения в службу «03» или «112» по телефону (не видя пациента) часто даже не родственника, а случайного прохожего. Казалось бы, зачем определять: поезжайте и разбирайтесь. Но нет – «Порядок…» утверждает, что бригады на вызов по неотложной форме могут отправляться, только когда нет вызовов по экстренной форме. «Порядок…» подразумевает под неотложным вызовом внезапное острое заболевание и обострение хронического заболевания. В эти два определения можно уложить половину МКБ-10 (Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем – Прим. ред.). То есть, вызовы на такие состояния, как «острый живот», скачок артериального давления откладываются на вторую очередь, но при этом никто этих пациентов не видел и не знает, что стоит за описанием этих симптомов. Боль в животе – это просто живот болит (пациент что-то не то съел) или состояние, угрожающее жизни? Фельдшер должен определить это по телефону, не ошибиться и послать к пациенту нужную бригаду, если, конечно, такая есть. Если из трех поводов – «травма», «острый живот», «повышение артериального давления» ранжировать вызов в соответствии с «Порядком…», то экстренным поводом окажется травма, к остальным поедут, когда освободится бригада и не будет других экстренных вызовов. 

3. С 1 января в соответствии с «Порядком…», сокращаются составы бригад «скорой помощи». 

Алексей Бойков: В составе врачебной бригады «водитель, врач, фельдшер и фельдшер» теперь будет «водитель, врач и фельдшер», либо другой вариант – «фельдшер-водитель и врач». К должности «фельдшер-водитель» предъявляются требования: стаж работы водителем не менее трех лет с правами категории В плюс, естественно, среднее медицинское образование и опыт работы в должности фельдшера. Таких специалистов просто нет.

4. Бригад санитарного транспорта с нового года не будет. И в линейных бригадах не будет санитаров, за исключением «водителей-санитаров».

Алексей Бойков: Ввести должность водителя-санитара можно. Но и тут есть вопросы. Даже в благополучных странах не могут себе позволить оставлять машину «Скорой помощи» ночью во дворе без присмотра, это во-первых. Во-вторых, санитар – обычный человек: не все люди, не связанные с медициной, могут адекватно относиться к медицинским манипуляциям, которые должны выполнять медики. В-третьих, после выноса пациента на носилках с энного этажа, водитель-санитар должен сесть за руль не просто автомобиля, а автомобиля со спецсигналом (мы говорим об экстренной госпитализации), а это чревато непредсказуемыми последствиями.

Еще один момент: из состава акушерской бригады выбывает санитар, она должна состоять из акушерки и водителя. Мы использовали в акушерских бригадах санитарские ставки, чтобы женщина не была одна. Потому что до сих пор самые распространенные объяснения причин увольнения из службы (все заявления об увольнении проходят через меня) это: «муж не разрешает работать» или «боюсь одна входить по ночам в темный подъезд». Значит, без санитаров текучка усилится.

5. В соответствии с новым «Порядком…» необходимо переоснащение автомобилей всех классов А, В и С.

Алексей Бойков: Чтобы в соответствии с новыми «Порядками…» дооснастить один автомобиль класса А, на которых и ездит основная часть бригад, как городской станции, так и районных отделений скорой помощи, на каждую бригаду требуется по 2 млн рублей. Чтобы оснастить автомобили класса В - для специализиванных бригад, которых гораздо меньше, но они работают и на городе, и на районе, необходимо 8,7 млн на одну бригаду. И это ориентировочные цифры - мы выбирали самое дешевое оборудование.

Хотя, конечно, хорошо, что повышаются требования к оснащению. Если в этом году мы сумели купить только три аппарата УЗИ для всей службы «Скорой», то в соответствии с  «Порядками…» в каждой специализированной бригаде должно быть два аппарата УЗИ. К дифибриллятору с хорошим монитором, дополнительно требуется еще один монитор. Это очень хорошее оборудование, но оно очень дорогое и местами чрезмерное. А медикаменты? Общепрофильная врачебная и фельдшерская бригада должна иметь лекарства, в том числе тромболитики, на 90 тысяч руб, а специализированная – на 24 тыс рублей.  (По мнению председателя комитета по здравоохранению Валерия Колабутина, мы сможем выполнить требования «Порядков…» по оснащению автомобилей за 1,5 – 2 года при условии, что городская программа совершенствования экстренной помощи будет адекватно финансироваться. – Прим. ред.) 

6. Отдельная проблема  – кадры. На октябрь прошлого года укомплектованность составляла 63%. Увеличение зарплаты приостановило текучку кадров. Но 63-процентная укомплектованность - это катастрофа. 

Алексей Бойков: У работы на «Скорой» – особая специфика, в эту профессию приходят люди, которые ее знают. 85 % тех, кто работает у нас, пришли в службу, познакомившись с ней в студенчестве, – кто-то подрабатывал фельдшером, кто-то санитаром. Минздрав в 2012 году запретил принимать на работу студентов выездным персоналом и оставил нам только одну студенческую должность – медсестры по приему и передаче вызовов для 5-6 курса. Но студенты 5-6-го курса хотят лечить и спасать, не хотят «сидеть на телефоне». У нас нет студентов, а раз нет студентов – нет интернов, которые после окончания вуза придут на работу в службу. Соответственно, нет притока молодых кадров. Пример – только на ГСМП 3 года назад было 20 интернов, которые через год влились в коллектив. В прошлом году их было 16, в этом – всего 6. 

(Что думает по поводу нового "Порядка..." главный специалист Минздрава по скорой медицинской помощи Сергей Багненко, читайте здесь)

Алексей Бойков не говорил о том, что работа в службе – это экстрим. Ежегодно в среднем на 30 сотрудников «Скорой помощи» совершаются нападения. Не говорил о том, что сотрудники, выезжая на вызов, не знают, к кому попадут – к обычным ожидающим помощи петербуржцам, к озлобленным наркоманам, или окажутся в эпицентре бандитских разборок? Потому что задачей заседания комиссии по социальным вопросам «Единой России» было выяснить: почему все плохо, кто виноват и кого надо наказать.  

Журналистам не дали возможности задать свои вопросы на заседании партсовета «Единой России» . А мы бы спросили, почему депутаты Законодательного собрания и «Единая Россия» в том числе не разработали и не предложили системы штрафов для автомобилистов, мешающих «Скорой помощи» выполнять профессиональные обязанности по спасению людей? И почему родственники спикера Законодательного собрания Вячеслава Макарова и маленькой девочки, которой требовалась медицинская помощь, сотни других людей, пострадавших от несвоевременно прибывшей бригады врачей, не ищут наглых водителей, загораживающих путь машине «Скорой помощи», не позволяя ей выехать на вызов? Или не пропускают автомобиль с красным крестом в пробке? Интересно, хотя бы одного водителя оштрафовали за всю историю существования пробок в Петербурге?

 


 

источник :  doctorpiter.ru

вернуться в раздел новостей