§

Новости

Врач и пациент: наедине с болью
19 Июня 2014 г.

О том, что пациентам с диагнозом «рак» и их близким нужна психологическая помощь, знают все. В последнее время все чаще стали говорить о том, что такая поддержка нужна и врачу, вынужденному ежедневно общаться с тяжелыми пациентами и сообщать им страшный диагноз. В частности, эта проблема поднималась на открывшемся вчера Международном медицинском конгрессе «Паллиативная медицина в здравоохранении Российской Федерации и стран СНГ».

 

Откуда берется цинизм?

Упрекать врачей в цинизме и черствости давно уже стало привычным. На самом деле, по словам Ирины Морковкиной, кандидата медицинских наук, координатора социальных проектов МОД «Движение против рака», все врачи испытывают сострадание к пациенту и чувство утраты, когда он уходит из жизни. В начале карьеры — очень остро, со временем эмоции притупляются — это защитная реакция организма, постоянно сталкивающегося с чужой трагедией. Психологи объясняют это тем, что врач, нацеленный всем своим образованием на «вылечить», а в результате наблюдающий угасание своего больного, просто вынужден «покрыться черствой корочкой», чтобы не сойти с ума от мыслей: я не смог вылечить.

В особо тяжелых случаях наступает синдром эмоционального выгорания, который проявляется в виде физического и эмоционального истощения в результате длительного стресса. По словам Ирины Морковкиной, наиболее подвержены ему женщины, а также люди одинокие, те, кто только начинает свой профессиональный путь и те, кто привык ответственно относиться к своему делу.

И специалисты, и зарубежный опыт свидетельствуют: вести неизлечимых больных — не только с онкологией, но и любым другим неизлечимым заболеванием на последнем этапе — должны не терапевты, не онкологи, а специалисты паллиативной медицины. Иными словами, люди, специально подготовленные к тому, чтобы рассказать больному и его близким о диагнозе и неблагоприятных перспективах, подготовить к неизбежности скорого ухода из жизни, и, наконец, облегчить ее последние недели.

«Смерть пациента принято считать признаком непрофессионализма, хотя врач паллиативной медицины воспринимает ее фактически как естественный ход событий», — говорит Ирина Морковкина.

Закон о паллиативной помощи: год спустя

За рубежом система оказания паллиативной медицинской помощи давно уже считается отдельной отраслью здравоохранения. К счастью, к пониманию о необходимости паллиативной помощи пришли и у нас — год назад был принят Закон о порядке оказания паллиативной помощи. Что же изменилось за этот год?

С одной стороны, есть кое-какие достижения. Появилась нормативная база для создания специализированных отделений. Упростилась выписка наркотических обезболивающих. Благодаря усилиям председателя правления Российской ассоциации паллиативной медицины профессора Георгия Новикова и его коллег, создана кафедра паллиативной медицины на факультете последипломного образования МГСМУ им. Евдокимова. Признано необходимым иметь внештатного специалиста по паллиативной медицине в каждом регионе.

С другой — приходится признать, что закон достиг своей цели лишь частично. На пути и его реализации по-прежнему множество преград. Главная — нехватка кадров. Квалифицированных специалистов попросту нет. Очевидно, что профильные кафедры, аналогичные МГСМУ, необходимо открывать и в других медицинских вузах. А пока неизлечимых больных по-прежнему лечат онкологи и терапевты, не всегда хорошо информированные о современных методах обезболивания. Например, наркотические пластыри — современный неинвазивный метод обезболивания, который широко используется во всем мире. В нашей стране его применяют от 2 до 10% больных.

Большие проблемы в регионах. Часты случаи, когда региональное законодательство в части выписки лекарств не соответствует федеральному, а иногда и противоречит ему, усложняя жизнь неизлечимо больным людям и их родным.

Федеральная законодательная база тоже нуждается в совершенствовании. К сожалению, у нас по-прежнему существуют ограничения на предельно допустимую дозу опиоидов, хотя во всем мире больной получает их столько, сколько ему надо, чтобы не терпеть боль. Причем, речь идет не только об онкологических пациентах. Страдающим ВИЧ-инфекцией, ревматологическими и неврологическими заболеваниями также нужны бывают сильные обезболивающие, но получить их намного проблематичнее. И почти невозможно — неизлечимо больным детям.

Есть и предубеждение против опиоидов. Хотя, по словам Гузели Абузаровой, руководителя Центра паллиативной помощи онкологическим больным МНИО им. П.А. Герцена Минздрава РФ, доказано, что даже раннее назначение опиатов в малых дозах при адекватном контроле, повышает качество жизни пациентов и способствует продлению срока жизни у инкурабельных больных.

Елена Бабичева

 



источник :  ria-ami.ru

вернуться в раздел новостей