§

Новости

Сколько стоит милосердие врачей
21 Сентября 2011 г.

Семейное счастье волгоградца Вячеслава Терентьева было разрушено за два дня в Котовской ЦРБ

 

 

Каждое нижеследующее слово было полито слезами. И тем страшнее, что слезы эти мужские, что текут не по лицу, а по сердцу, оставляя на нем кровавые борозды. Это история вдовца, похоронившего жену, сына и веру в милосердие.


Однажды мамы больше нет


Под сердцем котовчанки Евгении Терентьевой билась новая жизнь, её любил супруг и радовали двое маленьких деток. Хрупкая семейная крепость была уничтожена за пару страшных дней.

Евгения была на четвёртом месяце беременности, когда у неё поднялась высокая температура и сильно заломило живот. В Котовской ЦРБ температуру сбили, женщину осмотрели, патологий не обнаружили и отправили домой.
– Ей прописали парацетамол, что-то от желудка и даже больничный не дали, – рассказывает вдовец Вячеслав Терентьев, – это было 18 июля. Температура то падала, то поднималась, боли не проходили, и 20 июля я снова повёз её в больницу. Там её долго не могли принять, таскали то туда, то сюда, то инфекционка, то гинекология. Вечером сделали хирургический аборт. После наркоза она позвонила, тогда я не знал, что слышу её последний раз. Днем 21 июля раздался звонок, я трубку не успел взять. А когда позвонил в больницу сам, мне сказали, что ей будут делать вторую операцию и нужно срочно искать кровь. Я нашел троих доноров, но оказалось, что кровь сдают только в Камышине и мы уже опоздали – придётся ждать утра. Кровь не пригодилась – этим же вечером она умерла. Мы даже не попрощались. Это было в мой день рождения…


Соболезнований не ждите


В заключении судмедэкспертов сказано, что Евгения умерла от септического шока. «Я же понимаю, что это заражение. А как оно могло так быстро развиться? Я считаю, что врачи чего-то недоглядели. Никто мне ничего не объяснил, не выказал соболезнований. Когда сказали, что её больше нет, я устроил истерику в больнице. Какой-то врач меня спрашивал, в чем вы нас обвиняете, дальше про аборты что-то плёл, мол, мы этого ребёнка и не хотели вовсе. Не по-человечески это всё», – вздыхает Терентьев.
– Мне отдали тельце ребёнка, вроде бы это был мальчик, теперь они похоронены вместе с мамой, – продолжает убитый горем отец. – Старшая дочка уже поняла, что мамы больше нет, а шестилетний Егорка по-прежнему верит, что мама просто не может вернуться. Я хочу, чтобы этого больше ни с кем никогда не происходило. Так нельзя относиться к людям. Поэтому подал в суд.
Как сообщили в Котовском межрайонном следственном отделе СУ СКР по Волгоградской области, «в настоящее время проводится проверка. 21 сентября состоится заседание комиссии по здравоохранению, на котором будет решено, была ли допущена врачебная ошибка».

От редакции.

В областном комитете по здравоохранению нам сообщили, что письмо с материалами дела получили только 19 сентября, поэтому «комментировать что-либо пока рано, будет проведена проверка». Нам удалось дозвониться в приёмную главврача Котовской ЦРБ и представиться, после чего нас попросили перезвонить через 20 минут, но в дельнейшем телефон исправно «отвечал» факсом, а потом главврач ушёл в стационар.

Мы не вправе судить и рядить: была ли это врачебная ошибка или так сложилось, что бог забрал себе две души. Человек, ослеплённый горем, иногда во всех видит врагов, и зачастую во врачах. Но возможно, прояви люди в белых халатах чуть больше участия и сострадания к мужчине, потерявшему жену и ребёнка, не было бы ни обращений в суд, ни ушата грязи. Профессионализм наших медиков может быть остаётся на уровне, но вот милосердие, увы, нет!


КСТАТИ


Десять лет назад Котовская ЦРБ первой в области и в России прошла специальную аттестацию и получила звание «Больница доброжелательного отношения к ребёнку»

 

источник :                                                                                                                             вернуться в раздел новостей

http://www.vlg.aif.ru/crime/article/20590