§

Новости

Родственники 24-летней девушки из Воронежа обвиняют врачей тымовской ЦРБ в ее смерти
24 Ноября 2014 г.

10 ноября в Сахалинской областной больнице скончалась 24-летняя Надежда Трухачева, которую днем ранее в состоянии комы доставили вертолетом санавиации из тымовской ЦРБ, куда девушка обратилась с жалобами на боль в горле. Скорее всего, это была простая ангина, перешедшая в гнойную форму, считают родственники, но в справке о смерти в качестве причин почему-то значатся отек головного мозга, множественные кровоизлияния в мозг и легкие, острый лейкоз. По мнению родных Надежды, она умерла совсем не от этого, а от изначально неправильного диагноза, непрофессионализма и крайнего равнодушия тымовских врачей.

 

Надежда приехала в Тымовское год назад из Воронежа как молодой специалист-ветеринар. Все ее родные остались на материке. Историю в хронологическом порядке корреспонденту ИА Sakh.com по телефону рассказала родственница девушки Анна Анучина. По ее словам, 28 октября Надя обратилась к лор-врачу тымовской поликлиники. У нее сильно болело горло. Врач, осмотрев пациентку, диагностировала, видимо, аллергию, потому что прописала "Эриус", полоскание хлоргексидином, ингаляции с преднизолоном и прогревание.

— 29 октября Надя пошла на прогревание, тем самым усугубив свое состояние, поскольку у нее изначально был воспалительный процесс, при котором прогревание противопоказано, — говорит Анна Анучина. — 30 октября у нее повысилась температура, появился запах гноя изо рта. 31 октября на повторном приеме лор скорректировала диагноз — поставила хронический тонзиллит и промыла гнойные пробки. 1 ноября Надя почувствовала незначительное облегчение, но на следующий день снова повысилась температура, а еще через день горло опухло, тяжело было разговаривать. Надя попросила лора снова промыть ей гнойники, но та отказала, ответив, что у нее нет времени и она уходит на другую работу!

4 ноября, опять-таки по словам родственницы, Надежда обратилась в стационар тымовской ЦРБ. В приемном отделении дежурил врач-нарколог. У девушки взяли кровь, ее осмотрел врач, который на сайте ЦРБ значится как педиатр. Впрочем, этот специалист верно определил, что начинается абсцесс, и сказал, что нужно положить девушку в инфекционное отделение. В дальнейшем кровь у Нади брали каждые два часа, но в первые сутки никто ей не занимался, хотя гемоглобин был снижен до критического уровня. Только на второй день врачи поставили капельницу с препаратами железа.

— Обращаю внимание, что на этапе приема у нее взяли кровь и диагностировали абсцесс, положили в инфекционное отделение, то есть лечить, видимо, собирались именно это заболевание, — подчеркивает Анна Анучина.

5 ноября состояние Нади значительно ухудшилось. Ее снова осмотрела лор, сказала, что нужно срочно вырезать гнойник и пораженные ткани, отправилась за инструментами, но не вернулась. Медперсонал объяснил, что врача сегодня не будет, потому что она ушла домой. В дальнейшем в больнице сказали, что у них не было инструмента.

— Наде предложили сделать переливание крови, но она отказалась, так как переливание крови для ослабленного организма — не самая удачная процедура, — продолжает родственница. — Вместо этого она попросила ввести ей плазму крови как общеукрепляющее средство. Но ничего не было сделано. 6 ноября состояние ухудшилось, Надю перевели в реанимацию. Потом все-таки перелили кровь, после чего ей резко стало хуже.

Когда ситуация приняла такой серьезный оборот, мама Надежды Татьяна Трухачева по телефону из Воронежа стала умолять главврача тымовской ЦРБ доставить дочь санавиацией в Южно-Сахалинск.

— Они не понимали, что с ней делать, это очевидно, — говорит женщина. — Надя, пока была в сознании, говорила мне, что они не могут поставить диагноз. Потом стали тянуть с отправкой в Южно-Сахалинск. В пятницу мне главврач сказал — в понедельник отправим. Но у нас люди болеют не с понедельника по пятницу, а каждый день! Я их всячески умоляла, обещала заплатить за вертолет, кричала, ну что же вы так тянете? А главный врач только повторял — мы занимаемся этим вопросом. Потом я просто поняла, что умолять этих бездушных людей бессмысленно, и стала кричать главному врачу, что уже еду в Москву, пойду в приемную президента, что скоро приеду на Сахалин и просто разнесу его больницу, если он не сделает ничего для спасения моего ребенка! Он бросил трубку. У нас в Воронеже такого отношения в больницах нет. Позже, когда я говорила с представителями санавиации, они сказали, что всегда готовы к вылету, ждали только вызова. Кстати, мою дочь забрал уже второй вертолет МЧС, первый, летевший в Тымовское, был развернут в воздухе за больным ребенком.

9 ноября в 17 часов Надежду доставили в Южно-Сахалинск. 10 ноября в 7:20 ее не стало.

У родственников к врачам Тымовской ЦРБ множество вопросов. Почему, если это действительно был лейкоз, Надежде не назначили соответствующее лечение? Какой специалист и на основании чего поставил девушке такой диагноз, если в районной больнице нет отдельной штатной единицы врача-онколога.

— Она никогда ни на что не жаловалась, была абсолютно здоровым человеком, — говорит Татьяна Трухачева. — В апреле проходила полное обследование. Практически накануне делала коррекцию зрения, тоже сдавала все анализы. Все было в порядке. Но даже если это была стремительно развившаяся лейкемия, как уверяет главврач ЦРБ, почему не было принято никаких мер? Даже и с лейкемией спасают. Я не видела, чтобы ее спасали, чтобы хотели спасти! Чтобы принимали крайние меры, хотя и вертолеты, и санавиация, и денег столько на Сахалине… И вот такое отношение. Надя всю душу выкладывала, когда лечила животных, постоянно звонила их хозяевам, узнавала, как там питомцы после операции. А тут столкнулась с таким бездушием.

Возможно, врачи обвинят родственников в предвзятости, скажут, что виной всем их выводам горе, эмоции и нервы. Но все коллеги и знакомые Надежды тоже придерживаются мнения, что причиной смерти девушки стал никакой не лейкоз, а элементарная халатность.

— В первый день к девочке в больнице вообще никто не подходил, — рассказывает коллега Надежды, врач-ветеринар Ксения Прибыткова. — Кровь взяли, но никто не посмотрел, что у нее критически низкий гемоглобин. Потом стали водить по отделениям, пока она не упала в обморок. Только тогда посадили на каталку и повезли в реанимацию. Но постоянно говорили, что все хорошо, все под контролем. В тот день, когда перелили кровь, она позвонила и сказала, что у нее отекла половина лица. А на следующий день впала в кому. Кроме этого переливания крови ничего не сделали, даже не смогли поставить диагноз. Не проводили даже симптоматического лечения! Хотя сейчас они говорят, что с первого дня поставили лейкоз. Но если так, тем более — зачем держали, если у нас в районе нет гематолога? Это или халатность, или профнепригодность врачей. Сейчас, конечно, все диагнозы будут поставлены задним числом.

Главный врач тымовской ЦРБ Александр Калашников в разговоре с корреспондентом ИА Sakh.com сказал лишь, что для Надежды было сделано все необходимое.

— Там была быстро развившаяся онкология, все это подтверждено результатами вскрытия. С первого дня госпитализации ей занимались все врачи, проводились консультации с областной больницей. С нашей стороны, я абсолютно убежден, было сделано все, что только можно, — сказал главврач.

В сахалинским минздраве сообщили, что создана специальная комиссия для проведения проверки в рамках ведомственного контроля. Идет сбор данных. Предварительный срок окончания проверки — 9 декабря. Родственники Надежды почти уверены, что врачи и чиновники от медицины не дадут им никакой конкретной, а тем более правдивой информации, и что в итоге окажется, будто пациент сам во всем виноват, но несмотря ни на что намерены добиваться справедливости.

— Я понимаю, что Надю не вернуть, но я не хочу, чтобы другие люди погибали, чтобы эти врачи относились к ним так же бездушно, — говорит Татьяна Трухачева.

 

Наталья Голубкова
 

источник :  www.sakhalin.info

вернуться в раздел новостей