§

Новости

Наталья Кондратова: «Каждый опытный практикующий врач или медсестра хотя бы раз в год совершает серьезную врачебную ошибку»
15 Декабря 2014 г.

В рамках Российской недели «Здравоохранение–2014» состоялся круглый стол «Как повысить эффективность в здравоохранении». Главный врач одной из частных клиник Наталья Кондратова рассказала о стандартах JCI, медицинских ошибках и культуре безопасности пациента.

 

 Wide_Конференция

 

Врачебные ошибки

«Медицинские ошибки очень редко происходят из-за того, что кто-то очень плохо учился в институте или в колледже, — заявила Наталья Кондратова. — Чаще всего это проблемы управления, проблемы человеческого фактора, проблемы передачи пациента из одних рук в другие, если при этом где-то что-то забыли, что-то перепутали… Даже в США, где налажена система работы с врачебными ошибками, ежегодно от них погибают или инвалидизируются 98 тысяч человек».

Стандарты JCI определяют 2 основных понятия в культуре безопасности — «инцидент» и «потенциальная ошибка». Инцидент — это когда что-то уже произошло: предположим, доктор забыл поставить запятую, в результате пациент получил дозу препарата в 10 раз большую, чем нужно, и умер. Не менее важное понятие «потенциальная ошибка». Это, возвращаясь к предыдущему примеру, когда доктор пропустил запятую, а медсестра посмотрела и усомнилась в дозировке, подошла с этим листом назначения к доктору, он исправил, и пациент получил нужную дозу, но ошибка была очень вероятна.

«По данным статистики, каждый опытный практикующий врач или медсестра хотя бы раз в год совершает серьезную врачебную ошибку, просто потому что все мы люди, — отметила Наталья Кондратова. — Если в медицинской организации работает 600 человек, мы имеем 600 серьезных потенциальных ошибок в год. На эти 600 ошибок придется 20 небольших инцидентов, связанных с задержкой в лечении, когда пациент останется недоволен и напишет жалобу; 10 больших инцидентов, когда случится катастрофа и пациент будет либо госпитализирован, либо попадет в реанимацию, либо инвалидизируется, и 1 летальный исход.

Если не работать с этими 600 потенциальными ошибками, то ежегодно придется сталкиваться с этими проблемами».

Стандарты JCI

По словам эксперта, вопросы безопасности пациента — это очень небольшой раздел стандартов JCI, по которому возглавляемая ей клиника работает уже 4 года. JCI также охватывает вопросы инфекционной и экологической безопасности здания, в котором размещается лечебное учреждение. Философия стандартов JCI заключается в том, что надо внедрять то, что можно измерить. Говоря о «культуре безопасности», необходимо понимать, как ее оценивать, какие числовые показатели можно получить, с чем их сравнивать, и к чему стремиться.

В США существует Агентство ICHQ, которое больше 10 лет занимается вопросами безопасности пациентов. Агентство разрабатывает стандартизированные опросники, собирает и аккумулирует данные о медицинских ошибках из всех госпиталей, и дает рекомендации, как их предотвращать. В США более 500 госпиталей участвуют в системе регистрации и сбора данных по медицинским ошибкам.

Стандарты JCI настоятельно рекомендуют не изобретать велосипед, а взять готовый опросник, который позволяет сравнивать данные конкретной клиники с тем, что происходит в других клиниках России, за рубежом, в США. Опросник ICHQ, который заполняют сотрудники, состоит из 4 основных областей исследования:

— общее восприятие безопасности;

— количество сообщений об ошибках;

— частота сообщений об ошибках;

— общая оценка культуры безопасности.

Считается, что для обеспечения репрезентативной выборки необходимо, чтобы не менее 30% сотрудников медицинской организации заполнили эти опросники. Стандарты JCI требуют, чтобы аккредитованная организация проводила такое исследование ежегодно. При этом в каждом подразделении оценивается динамика числовых показателей, и предпринимаются корректирующие действия.

Чек-лист

«Рекомендации Всемирной организации здравоохранения о безопасности хирургического пациента регламентирует то, что должны проверить врачи перед наркозом, перед разрезом, после окончания операции, — пояснила Наталья Кондратова. — Каждый из этих пунктов влечет за собой минимизацию достаточно серьезных рисков, поскольку каждая строчка в этом «чек-листе» стоила кому-то здоровья или жизни».

По словам эксперта, нередко случается, что гистологический материал доставляется в лабораторию непромаркированным — неизвестно, чей это материал, когда был забран. В «чек-листе» написано, что после операции, пока вся операционная бригада в сборе, операционная сестра должна взять баночку с биологическим материалом и прочитать фамилию, имя, отчество, дату рождения пациента, дату забора гистологического материала. И только после того, как каждый член операционной бригады распишется в том, что он это видел и слышал, операция заканчивается, и материал доставляется в лабораторию.

Сбор данных о врачебных ошибках помогает определить зоны риска, выявить слабые места и самое главное, — разработать корректирующие мероприятия.

Формирование рабочей среды

«В стандартах JCI, по которым работает наша клиника, очень большое внимание уделяется формированию рабочей среды, в которой можно сообщать об ошибках или инцидентах, — отметила Наталья Кондратова. — В рамках нашей организации мы внедрили инструмент, который мы считаем исключительно эффективным, для того чтобы оценивать не риски вообще, а именно те риски, которые относятся к конкретной поликлинике, к конкретной больнице, к конкретной станции скорой медицинской помощи.

Мы определили координаты этой программы, в функции которой входит описание процесса: как мы будем работать с этими ошибками, создание удобных для сотрудников инструментов для сообщения об ошибках».

По словам эксперта, через внутреннюю систему заявок сотрудник, потратив всего 1 минуту, со своего рабочего места может зарегистрировать любую ошибку, которая произошла у него, либо у его коллеги. Координатор следит за правильностью анализа этих ошибок и разработки плана корректирующих действий.

«Самая большая проблема сделать так, чтобы люди сообщили об ошибке, — подчеркнула Наталья Кондратова. — По статистике, только 10% людей скажет о том, что они что-то не то сделали, и 90% скажут, что другой что-то не так сделал. И это нормально. Поэтому сотрудники должны чувствовать полную безопасность, когда они сообщают как о своих, так и о чужих ошибках».

Самая типичная для России реакция на медицинскую ошибку — «Ничего же не произошло, все остались живы, и пациент жалобу не написал. Так зачем поднимать шум и говорить об этом? И так сойдет». Не менее значимы стыд и страх наказания — что будут разбирать на собрании, лишат премии, занесут в трудовую книжку. Все это приводит к тому, что люди стараются скрыть свои ошибки и ошибки своих коллег.

По мнению эксперта, методом преодоления этих барьеров является, в первую очередь, полная гарантия со стороны руководства того, что сообщение об ошибке не повлечет никаких административных мер воздействия. Сотрудник может сообщить об ошибке анонимно. И самое главное — необходимо уважение со стороны руководства к людям, которые допустили ошибку.

«При разборе ошибок мы соблюдаем правила полной конфиденциальности, — подчеркнула Наталья Кондратова. — Мы разбираем систему, мы разбираем ситуацию, но никогда не называем того, кто эту ошибку совершил. Потому что основная задача — не выявление виновных, а разработка плана корректирующих действий».

Светлана Белостоцкая

 



источник :  ria-ami.ru

вернуться в раздел новостей