§

Новости

В Омске возбудили дело из-за смерти роженицы
06 Февраля 2015 г.

По мнению родных женщины, врачи не распознали в сильных отеках опасности и сегодня «заметают следы»

 
 

 
 

В редакцию «Комсомольской правды» обратились сестра и мать Елены Гайсиной, которая скончалась в реанимации через месяц после «кесарева сечения».

Родные с трудом сдерживая слезы рассказали о беде, случившейся в семье.

Набрала три килограмма за неделю

Год назад в 29 лет Елена забеременела. Летом она начала жаловаться на отеки: разбухали не только ноги, как у многих беременных, но и руки, лицо, часто было повышенное давление. До родов у Гайсиной были типичные для гипотоников 90 на 60, к концу беременности – 120 на 90. По словам родственников, гинеколог настаивала на том, что это нормальное давление для обычного человека, и не придавала особого значения показателям тонометра.

Ситуация резко изменилась в сентябре. Когда пациентка за 8 дней набрала 3,5 килограмма, медик отправила ее в роддом. На следующий день Елену положили на сохранение и начали «прокапывать», чтобы побороть отечность. Однако с каждым днем Лене становилось все хуже и хуже. По словам родных, они настаивали на кесаревом сечении, врач – на естественных родах. Когда отметка тонометра подскочила до 165, беременную срочно прокесарили.

Сначала семью напугали тем, что возникли проблемы с малышом, когда он наглотался околоплодных вод с меконием. Однако, к счастью, беда миновала и сегодня Даниэль абсолютно здоров.

А вот состояние прооперированной ухудшалось на глазах. Врачи собирали консилиумы, договаривались с больницами, которые могли бы принять пациентку и, наконец, отправили в реанимацию. В ГБ-1 ее привезли с диагнозом – сепсис (заражение крови), ДСВ-синдром и пр. По словам Натальи Фламинг, которая постоянно звонила дочке, за ночь к ней никто не подошел. А вот дальше события развивались бурно. Гайсину оперировали пять раз, удалили матку, резали отказывавшиеся работать органы.

– Лена уже ничего не понимала, – рассказывает сестра погибшей. – Нас пригласили, чтобы мы убедили ее согласиться на очередную операцию. У нее был рассеянный взгляд такой… Мы показывали: «Лена, посмотри, у тебя трубки из всего тела торчат! По ним кровь в банки стекает!» Тогда она поставила подпись.

Но организм не справился и через несколько недель после родов Елена, накануне своего 30-летия, умерла.

 

А В ЭТО ВРЕМЯ

Сегодня 4-месячного Даниэля воспитывает отец – он оформил отпуск по уходу за ребенком. Мать и сестра Лены собирают документы, чтобы подать заявление в суд. На руках у них кипы бумаг – выписки из медицинских карточек, однако женщины в растерянности:

– Врачи заметают следы, – утверждают они. – Вот в документах написано будто Лене, когда она поступила в роддом, предложили сделать кесарево, а она якобы отказалась (дескать, «А не рано ли мне еще рожать?», срок был всего 34 недели) и не стала ставить роспись под письменным отказом. Это все было не так!

Этот момент – главный камень преткновения в споре пребывающих в трауре родственников и медиков. В областном минздраве утверждают: как только появились осложнения и пациентка поступила на сохранение, ей предложили срочное родоразрешение, а Лена сама отказалась (См. «Комментарий минздрава»). Мать и сестра утверждают обратное: в случае опасности для жизни в больницу вызвали бы супруга, чтобы он убедил жену на кесарово.

– Нам не нужна компенсация морального или материального вреда (это уже предлагали в минздраве). Хотим, чтобы врачи, которые виновны в смерти Лены, ответили за это.

ОФИЦИАЛЬНО:

Старший помощник руководителя областного следственного комитета Лариса Болдинова:

– Сегодня наши сотрудники изымают документацию в медицинских учреждениях, допрашивают свидетелей. Возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Конкретных подозреваемых еще нет. Расследование продолжается.

КОММЕНТАРИЙ МИНЗДРАВА

«Пациентка отказалась от кесарева сечения»

Министр здравоохранения Омской области Андрей СТОРОЖЕНКО:

– Была проведена наша проверка, службы Росздравнадзора Омской области.

Росздравнадзор выявил замечания в заполнении документации. В варианте постановки диагноза мы не согласны.

Выводы, какие сделал Росздравнадзор: «На шестые сутки пребывания в родильном доме, в связи с сохраняющимися отеками, при удовлетворительном состоянии беременной и плода и нормальных лабораторных указаниях своевременно было принято решение о досрочном родоразрешении в сроке 35 недель, от которого пациентка отказалась. При наличии категорического повторного отказа (несмотря на полученную информацию о возможных осложнениях), при вынужденном пролонгированном ведении беременности, прорессировала преэклампсия с развитием полиорганной недостаточости. Это по сути отсутствие функции печени, отсутствие свертываемости крови – очень тяжелое осложнение. Доктора получили согласие от родственников роженицы на проведение операции.

Естественно, в таких ситуациях операция сама является стрессом… Возникшие осложнения не позволили нам справиться с данной ситуацией.

Тут ясно вытекает, что помощь была оказана.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Заведующий кафедры судебной медицины Московской Медицинской академии им. И. М. Сеченова Юрий Пиголкин:

Вчера историю со смертью Елены Гайсиной обсуждали в программе «Пусть говорят». Вот что по поводу этой истории сказал столичный медик.

– Вопрос данной патологии очень сложный. Есть внутренние факторы и внешние: как женщина наблюдалась в консультации? было ли повышение давления, какие-либо противопоказания?.. Суть-то в чем? Кто оценивает ошибку, дефект, неблагоприятный исход? Эксперты, которые работают в этом регионе. Но вы представьте себе, что в любом городе специалисты друг друга знают... Поэтому у меня есть предложение к депутатам Государственной Думы, чтобы эти сложные комиссионные экспертизы проводили соседние области.

Управляющий Центром медицинского права Алексей Панов:

А вот мнение омского известного в сфере медицины юриста.

- Юридически пока неясно, что стало причиной смерти роженицы . В рамках возбужденного уголовного дела наверняка будет назначена судмедэкспертиза, которая должна установить: во-первых, насколько своевременно и правильно оказана медпомощь в каждой из больниц; во-вторых, стали ли именно дефекты медпомощи (если они будут выявлены) причиной смерти - а не тяжелые осложнения, с которыми медики даже с учетом развития современных технологий не смогли бы справиться.

В случае, если дефекты медпомощи будут выявлены, близкие Елены имеют право предъявить больницам и гражданский иск. Если СМЭ покажет, что именно дефекты стали причиной гибели - суммы компенсации морального вреда могут составлять от 500 тысяч до 1 милллиона рублей на каждого истца-близкого родственника (дети, муж, родители). Если же установят, что ненадлежащее качество медпомощи все же не являлось причиной смерти, суммы будут меньше, от 100 до 500 тысяч рублей.

И еще один важный момент: не устаю повторять омским пациентам и их родственникам, что для объективности судебно-медицинской экспертизы необходимо добиваться ее проведения за пределами нашего региона. Вообще же акушерство и гинекология на сегодня - один из самых проблемных видов медпомощи в России. По ее показателям мы пока сильно отстаем от Запада.

 


источник :  www.kp.ru

вернуться в раздел новостей