§

Новости

Чем лучше развивается в Петербурге медицина, тем хуже нуждающимся в донорских органах
11 Февраля 2015 г.

На фоне планов Минздрава по увеличению числа трансплантаций органов в России, количество операций по пересадке почки в Петербурге за последние два года резко сократилось. По словам врачей, пациенты выписываются из листа ожидания, понимая, что уже вряд ли доживут до трансплантации. 

 

В минувшем году в Петербурге провели около 30 трансплантаций почки — на десяток больше, чем в 2013 году. В предыдущие годы их число доходило до 80. Такой беспрецедентный спад наблюдается только в Петербурге, который сильно отстает по числу пересадок почки от московских клиник - Федерального научного центра транспланталогии и искусственных органов им. В.И. Шумакова, НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, и даже от региональных - Краевой клинической больницы № 1 в Краснодаре и Областной клинической больницы в Новосибирске.

В Петербурге пересаживают почки в НИИ скорой помощи им. Джанелидзе и ПСПбГМУ имени акад. И.П. Павлова. В Городской больнице № 31, которая также имеет лицензию на трансплантацию и ежегодно получает квоты на эти операции от Минздрава, в последние три года пересадки вообще не проводились. Штат центра трансплантологии сократился до двух человек, кто-то из врачей ушел в Первый мед, кто-то переквалифицировался. 

Сейчас в городе около двух тысяч человек страдают хронической почечной недостаточностью. Более тысячи из них находятся на аппарате искусственной почки — гемодиализе (очищение крове на аппарате «искусственная почка»), более ста - на перитонеальном диализе. Около пятисот пациентов живут в додиализном периоде — им пока гемодиализ не нужен. В пересадке нуждается как минимум каждый четвертый из этих двух тысяч. 

(Как понять, что у вас больные почки, читайте здесь)

Как отмечает глава пациентского сообщества «Нефролига» Татьяна Тарасова, оптимальный срок ожидания пересадки почки на диализе — 3-4 года. Долго жить на аппарате искусственной почки пациент не может — организм изнашивается, из-за процедуры страдают другие органы, в том числе сердце. В результате таким пациентам отказывают в пересадке почки вовсе - по медицинским показаниям. Но в сложившейся катастрофической ситуации с пересадкой органов петербуржец, попавший в очередь на трансплантацию, обречен на десятилетия в режиме ожидания.

Надежда умирает первой

При этом в Петербурге наблюдается удивительная ситуация — число пациентов в листе ожидания на пересадку почки за последний год не выросло, что кажется логичным с учетом «спроса и предложения», а наоборот сократилось:

- Если в начале 2014 года лист ожидания составлял около 300 человек, то на сегодня в нем - лишь 90 петербуржцев, -  рассказал «Доктору Питеру» Андрей Беркос, который с 2000 года по июнь 2014 года заведовал Городской лабораторией иммуногенетики и серологической диагностики при Центре органного донорства НИИ скорой помощи им. Джанелизе. Именно эта лаборатория вела городской лист ожидания трансплантации органов — проводила типирование и подбор органов по совпадениям доноров и реципиентов. Андрей Беркос объясняет сокращение списка тем, что «ответственные за это люди не выполняют свои служебные обязанности по причине полного равнодушия к больным».

Дмитрий Суслов, заместитель главного трансплантолога Петербурга, заведующий лабораторией экспериментальной хирургии НИЦ ПСПбГМУ имени акад. И.П. Павлова,  говорит, что число пациентов в листе действительно уменьшилось — но не до 90, а до 140-150 человек. По его словам, это отчасти связано с тем, что пациенты, нуждающиеся в пересадке, не верят в то, что когда-то смогут получить донорскую почку. Поэтому новые люди в список не попадают. Некоторые, как уверяют врач, вычеркиваются из списка после пары лет ожидания. «Я беседовал с некоторыми пациентами — они боятся, что никогда не дождутся пересадки, и не хотят жить ложными надеждами», - говорит Дмитрий Суслов. Кроме того многие из пациентов с хронической почечной недостаточность. — люди глубоко пожилого возраста, не все они  могут быть даже оперированы, не говоря уже о пересадке органа, и они об этом знают.

«В больном российском обществе сложно найти здоровый изолированный орган»

Эксперты сходятся во мнении, что Петербург вряд ли сможет вернуться к показателям трехгодичной давности - 80 пересадок почек в год. «С донорством прогресса никакого не видно, мы могли бы делать пересаживать почки, но органов недостаточно даже для одного центра», - говорит Федор Жеребцов, руководитель группы трансплантации и сосудистой хирургии Российского научного центра радиологии и хирургических технологий. Центр специализируется на пересадке печени — в прошлом году там провели 12 трансплантаций (рекордное число пересадок в год— 21).

Почему число посмертных доноров не увеличивается? Основной причиной врачи по-прежнему называют улучшение оказания нейрохирургической помощи - смертность от черепно-мозговой травмы составляет всего 1 процент от общей летальности в городе. Число потенциальных доноров не растет и за счет пациентов с инсультом — трансплантологи опасаются работать с нездоровыми органами пациентов с тяжелой гипертензией и выраженным атеросклерозом. «Сколько проживет такая почка у реципиента — один-два года? Зачем делать такое вложение, если нам придется пациента вновь переводить на диализ, когда у него откажет орган, - говорит Дмитрий Суслов. - Могу сказать, что в больном российском обществе в принципе сложно найти здоровый изолированный орган». 

При всем этом донором может стать только пациент с зафиксированной по всем правилам смертью головного мозга. Однако петербургские врачи до сих пор не привыкли ставить этот диагноз. «Спустя три десятилетия — впервые смерть мозга была диагностирована в России в 1985 году - это так и не стало рутинной клинической практикой российского врача, - отмечает Дмитрий Суслов. - Сейчас каждый стационар за год сообщает о двух-трех пациентах со смертью мозга, органы которых можно использовать для пересадки. Как говорится, с миру по нитке — голому хоть какая-то рубаха».

«Оцениваем год крайне позитивно»

После резкого сокращение числа трансплантаций в 2013 году, в 2014 году ситуация должна была измениться — комитет по здравоохранению принял ряд мер по поддержке трансплантационной службы города. Во-первых, с сентября 2013 года на региональном уровне был внедрен медико-экономический стандарт «Реанимационное пособие с проведением дифференциальной диагностики критических состояний головного мозга», в соответствии с которым стационарам оплачивается процедура констатации смерти головного мозга и дальнейшее жизнеобеспечение органов потенциального донора. Кроме того, в больницах ввели должности координаторов по донорству. Однако, судя по числу  посмертных доноров, стационары по-прежнему не заинтересованы помогать трансплантологам.

«Если не будут приняты меры по увеличению финансирования здравоохранения и всех необходимых организационных мероприятий, если не будет серьезного мониторинга за летальностью в стационарах — ничего хорошего нас не ждет, - уверен Дмитрий Суслов. - Сейчас нет никаких последствий для главных врачей за непредоставление информации о потенциальных посмертных донорах, никто за это не получил даже выговора».

В комитете по здравоохранению «Доктору Питеру» отказались называть число посмертных доноров органов в Петербурге в этом году — эти сведения не для средств массовой информации, сказала заместитель председателя комитета Татьяна Засухина:

- Простого ответа на вопрос о снижении числа трансплантаций нет, но могу сказать, что мы оцениваем 2014 год крайне позитивно — ведь важно не только абсолютное количество пересаженных органов, - сказала она «Доктору Питеру». - Отвечу языком чиновника - в 2015 году мы готовим огромный комплекс мероприятий самого разнопланового уровня по совершенствованию трансплантационной cлужбы города.

Многие из опрошенных нами экспертов выступили с непосредственной критикой Центра органного донорства — они считают, что центр со своими обязанностями не справляется. Поэтому необходимо создать в городе конкурирующую структуру. В комитете по здравоохранению не стали отвергать возможность появления дополнительного центра, но ничего конкретного по этому поводу не сказали. Дмитрий Суслов считает, что создание еще одной структуры только прибавит проблем трансплантационной службе города. «Тогда каждый центр трансплантации будет иметь свою донорскую группу из стационаров, - говорит врач-хирург. - Москва через это в свое время прошла, тогда дело доходило вплоть до драки - центры делили больницы, с которыми будут сотрудничать. Например, приезжает бригада на забор органов, а им говорят, что больница перезаключила договор с другим центром, и органы уже изъяли».

Катерина Резникова

 


источник :  doctorpiter.ru

вернуться в раздел новостей