§

Новости

Как бороться с халатными врачами?
06 Июля 2015 г.

За первые 4 месяца 2015 года смертность в России повысилась на 3,7%. Главной причиной этого чиновники поспешили назвать плохую работу медицины. По этому поводу министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила: “Выездные проверки, которые проводились в этих и других регионах Росздравнадзором, Фондом ОМС с министерством выявили большое количество недоработок, нарушений порядка оказания медпомощи и грубых ошибок ведения больных" . А премьер Дмитрий Медведев добавил:  “Врачи у нас в почете, мы и дальше будем принимать меры по их поддержке, увеличению зарплаты и т.д., но они должны понимать, что они несут известную профессиональную ответственность, которая может быть разной - от административной до уголовной. И в этом плане, я считаю, что все меры ответственности должны применяться”

 

Что ж, проблемы в российской медицине действительно есть. Так, по данным Минздрава, по итогам прошлого года было зафиксировано более 22500 нарушений, штрафных санкций наложено Росздравнадзором на 73 миллиона рублей, возбуждено 41 уголовное дело и приостановлена деятельность 22 медицинских организаций. Кроме того, за последние два года сменилось 29 министров регионального здравоохранения в субъектах.

Правда, как видно, указанные недостатки имели место довольно таки продолжительный период — до начала 2015 года. А смертность почему-то увеличилась только в нынешнем году. Может, потому, что согласно практически общепринятому в медицинской науке мнению, “от медицины здоровье зависит только на 7-10 процентов, все остальное — это наследственность, образ жизни, привычки, экология, промышленность…” 

Так что, наверное, не стоит валить негативные демографические тенденции ислючительно на медиков.

***

Тем не менее, проблема с плохим качеством оказания медицинской помощи в России (да и в остальном мире тоже) существует. Возможно ли с ней у нас бороться — и как это сделать?

На этот счет можно сказать сразу: “жаждущим крови” (или хотя бы “посадки” в “места, не столь отдаленные”) нерадивых врачей на такое радикальное возмездие лучше не рассчитывать. Что, в общем, показывает приведенная в начале статьи статистика Минздрава: на 22500 нарушений было заведено аж целое 41 уголовное дело. И, кстати, не факт, что каждое из них закончится тюремным сроком.

Действительно, если отечественное правосудие предусматривает ответственность “от нуля до 2 лет” за “причинение смерти по неосторожности” (ст. 109 УК РФ ), то та же норма добавляет максимум год (при возможности того же “нулевого” срока) за гибель человека из-за ненадлежащего выполнения служебных обязанностей. А за неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 118 УК ) наказание еще меньше.

С другой стороны, следует учесть, что “российские суды — самые гуманные в мире” нередко применяют ст. 109 даже в таких резонансных делах, как убийство в драке человека каким-нибудь боксером — или просто хулиганом, пырнувшим жертву ножом. Все зависит от мастерства адвокатов — и, скажем так, некоторых других факторов. А что? Может, преступник и действительно не хотел убивать, просто так получилось? В итоге убийца и выходит, фактически, сухим из воды — получая либо “нулевой”, либо условный срок.

Во врачебных же делах доказать факт умысла на смерть больного или его искалечивания практически невозможно. Да, в общем, такая ситуация, если отвлечься от детективных сюжетов или когда-то резонансного в конце 40-х годов “дела врачей-убийц”, реально практически не встречается.

Есть, правда, еще и некоторые другие “медицинские” статьи. Например, 293-я  — “халатность”. По ней можно получить и до 5 лет тюрьмы (правда, опять же, от многократно уже упоминаемого “нуля”) — но закавыка в том, что она предусматривает преступление только со стороны “должностных лиц”. А это в больницах — начиная с заведующих отделениями и выше. Рядовые же доктора к “должностным лицам”, как известно, не относятся.

***

И все же, как обычному человеку привлечь к ответственности медиков за их действия, повлекшие тяжкие последствия? Для начала — надо приготовиться потратить немало времени, нервов и, соответственно, денег. То есть, на бумаге добиться справедливости легко — достаточно написать соответствующее заявление в Прокуратуру. Но при этом надо понимать, что без соответствующих обоснований ход делу вряд ли будет дан.

Для начала должны быть доказательства наличия тяжкого вреда здоровья (правда, по ст. 124 УК,  “неоказание медицинской помощи”, до 4-х лет тюрьмы, привлекают и за нанесение вреда здоровью средней тяжести) — или не дай Бог, смерти.

Последнее — не мрачная шутка. Дело в том, что если умершие больные трудоспособного возраста обычно направляются на вскрытие в обязательном порядке, то в отношении стариков, да еще умерших в лечебном учреждении, существует выбор. Их тела на экспертизу могут и не отправлять. Обычно — по вполне объяснимому желанию родственников, желающих поскорее похоронить не обезображенное тело любимого человека.

Но для того, чтобы забрать его из больничного морга для похорон, администрация больницы обычно просит написать заявление об отказе от претензий на качество лечения. Да, в общем, и без такого заявления доказать какие-то ошибки или халатность в лечении пост-фактум, когда тело уже лежит на кладбище, практически невозможно. Даже если по медицинской документации (истории болезни) будет доказано, что больной при жизни чего-то там не дополучил — или не прошел нужное обследование, никакой прокурор не сможет доказать, что именно в результате этого наступила смерть. Без заключения патологоанатома — это фантастика.

***

В более легких случаях (тем не менее, закончившихся получением тяжкого или среднего вреда здоровью) проводится экспертиза. Весьма подробный перечень всех моментов, относящихся к такому вреду, желающие могут прочесть, например, здесь

Но при этом следует помнить, что экспертиза проводится “постфактум” — и не в последнюю очередь по данным медицинской документации. То есть, конечно, если у жертвы врачебной ошибки остался, скажем, обезображивающий шрам на все лицо — проблем с адекватным заключением судмедэксперта, скорее всего, не будет

Но если, например, больной из-за неправильно поставленного диагноза провалялся в больнице меньше 21 дня — доказать наличие вреда даже средней тяжести в ряде случаев будет невозможно. Объяснения, типа “я чувствовал себя плохо, но попросил врачей о досрочной выписке, так как надо было зарабатывать деньги (воспитывать детей, съездить к старенькой маме) не пройдут.

Точно так же может закончиться конфузом попытка совершить все вышеперечисленные дела, находясь на амбулаторном лечении — на “больничном”. Формально — это тоже “утрата трудоспособности”. Но если больной в этот период не лежал дома, а находился в любом другом месте (кроме лечебных учреждений, конечно), то ответчик может зафиксировать такое нарушение режима (фото-, видео-съемка, свидетели, журнал посетителей, прочие подобные моменты). И не упустит шанса сослаться на то, что “вреда средней тяжести” (или тяжелого — нетрудоспособность свыше 120 дней) или не было вообще — или же он возник по вине самого пациента.

***

Заявлением только в Прокуратуру ограничиваться не стоит. “Корпоративная этика” медработников — серьезная вещь, и вскрыть “глухую оборону” коллег согрешившего доктора , как правило, можно только “сверху”. То есть, делом должны заняться вышестоящие органы здравоохранения — назначившие разбирательство по жалобе пострадавшего. Правда, возлагать на них слишком большие надежды тоже не стоит — даже “генералы от медицины”, не зависящие от мнения рядовых врачей, без особых оснований стараются подобные дела до суда не доводить.

Но, с другой стороны, если хорошо разобраться, наказание виновному медицинское начальство может изыскать еще похлеще, нежели “нулевой срок”. Например, “настоятельно посоветовав”, скажем, хирургу престижной клиники уволиться самому — или переведя его в принудительном порядке с очень квалифицированного и высокооплачиваемого (и не только официально) выполнения сложнейших операций — в хирургический кабинет поликлиники, вскрывать чирьи. В подобных случаях пострадавшая сторона может быть уверена: материальные потери их обидчика будут намного больше, чем даже самый “драконовский” штраф, назначенный судом.

Так что определенная “управа” на недобросовестных медиков в России, вопреки расхожему представлению, все-таки есть. Но означает ли это, что все недовольные смогут “добиться правды”? И, главное, что это “правдоискательство”, даже поддержанное в самых “верхах” власти, приведет к реально значительному улучшению качества медпомощи в России?


источник :  politrussia.com

вернуться в раздел новостей