§

Новости

Об аналитической записке о смертности в Российской Федерации
14 Июля 2015 г.

Двое известных ученых – доктор  медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, член Бюро Исполкома Пироговского движения врачей, член Комитета гражданских инициатив Юрий Комаров и профессор, доктор экономических наук, главный научный сотрудник ИСЭПН РАН Сергей Ермаков составили аналитическую записку о причинах повышенной смертности российского населения и первоочередных мерах по ее снижению.

 

Не приходится лишний раз говорить, насколько актуальна эта тема. В течение ряда лет ситуация в демографической сфере была просто катастрофической – настолько смертность превышала рождаемость. Вопрос уже стал глубоко политизированным, и его в своих интересах использовали разные политические силы. В последние годы ситуация стала несколько улучшаться, рождаемость уже превысила смертность, но проблема все равно остается – смертность все равно не уменьшается, а, наоборот, возрастает. Власти страны утверждают об укреплении экономики и социальной сферы (по крайней мере, до последнего года, осложненного международными санкциями), однако «необъяснимым образом» это не приводит к снижению смертности. Многофакторный анализ этой проблемы и провели двое ученых в разных аспектах – медицинском и экономическом.

В начале аналитической записки авторы констатировали, что на протяжении последних двух десятилетий Россия «несет значительные демографические и социально-экономические потери, обусловленные высокой смертностью и болезненностью населения в трудоспособном возрасте, оказывающей значительное влияние не только на продолжительность жизни населения, но и на обеспеченность общества рабочей силой, демографическую нагрузку, производство и благосостояние населения». Россия очень сильно отстает по показателю смертности относительно общемирового: так, в 1990 г. российский показатель смертности был ниже общемирового (953,3 и 999,1 на 100 тыс. населения соответственно), а затем год за годом он все больше стал расти, превысив общемировой показатель – в 2010 г. 951,7 против 784,5 на 100 тыс. населения.

Если сравнить Россию с европейскими странами, за все рассматриваемые годы Россия занимала последнее 23-е место в этом списке стран.

Из 18 бывших социалистических стран (не стран СНГ) Россия в 2010 г. оказалась на последнем 18-м месте.

Среди стран СНГ в 1990 г. Россия занимала 4-е место из 11 по этому показателю, а к 2010 г. с трудом «выкарабкалась» на 9-е место.

Авторы выделили три причины смертности:

-инфекционные заболевания, болезни беременных и новорожденных, а также расстройства питания;

 -неинфекционные заболевания;

 -травмы, отравления и другие внешние причины.

 Согласно проведенному анализу основную группу риска составляют заболевания1-й группы – с 1990 по 2010 г. количество умерших по этой причине увеличилось на 64%, по причине заболеваний 2-й группы – на 18%,  3-й – на 7%.  Проведя дополнительный анализ по возрастным группам, авторы делают следующие выводы.

Ситуация со смертностью населения РФ в 2010 г. по сравнению с 1990 г. значительно ухудшилась. Наибольший рост количества умерших оказался по причинам заболеваний 1-й группы. В настоящее время Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рассматривает снижение смертности в этой группе как показатель позитивных изменений в социально-экономическом развитии страны и как индикатор повышения эффективности системы охраны здоровья населения. К сожалению, в нашей стране отмечается обратная тенденция.

В детском, подростковом и юношеском возрастах (0-19 лет) ситуация выглядит вполне благополучно: количество умерших по отдельным возрастам и укрупненным причинам снизилось за рассматриваемый период на величины от 40% до 2-5 раз. Этот вывод является предварительным и может быть подтвержден дальнейшим анализом.        Исключительно неблагоприятная ситуация сложилась в наиболее активных возрастах – 20-59 лет. Во всех возрастных группах количество умерших увеличилось, причем среди населения наиболее активного возраста (45-49 лет) этот показатель увеличился в 2,1 раза. Однако наибольший рост количества умерших в возрасте 25-49 лет (в 4-5 раз) произошел именно по причинам смерти, указанным в 1-й группе, т.е. не от сердечнососудистых заболеваний и новообразований, не от травм и других внешних причин, а от заболеваний, которые рассматриваются ВОЗ как характерные преимущественно для слаборазвитых и развивающихся стран. По словам авторов, ни российские статистики, которые занимаются анализом уровней и тенденций смертности, ни врачи-эпидемиологи, ни средства массовой информации не обратили внимания на этот обоснованный вывод.

Еще в одной возрастной группе (70-74 года) произошел почти двукратный рост смертности не только от всех причин, но и от причин, входящих в каждую укрупненную группу причин смерти. Этот факт требует также более детального анализа.

Далее авторы анализируют роль государства в этой сфере, т.е. зависимость показателя ожидаемой продолжительности жизни при рождении от общих затрат на здравоохранение (в паритетных долларах по всем европейским странам). Результаты весьма плачевные. Прежде всего, выясняется, что РФ и остальные европейские страны развивают здравоохранение совершенно по-разному. В результате «прослеживается низкая эффективность нашей системы охраны здоровья; тенденция показывает, что даже при увеличении расходов на здравоохранение в РФ в 3-5 раз наше отставание от Европы по величине показателя ожидаемой продолжительности жизни не сократится и всегда будет составлять не менее 10 лет».  Таким образом, приходят к выводу исследователи, «рост смертности населения Российской Федерации, наблюдающийся в 2015 году, является результатом не случайных колебаний, а происходит вследствие системных ошибок руководства отрасли здравоохранения».

Принципиально важно, что такое положение дел исследователи связывают не только с «кардинальными изменениями социально-экономических условий жизни и их ухудшением», когда «выросла стрессированность населения», но и с «деструктивными изменениями в здравоохранении». Авторы фактически заявляют, что министр здравоохранения представляет искаженную картину состояния дел: «Несмотря на указания Президента РФ, министр здравоохранения в газете «Известия» за 18 июня     2015 г. преподнесла радужную демографическую  картину: число рождений медленно, но растет (хотя с 2017 г. начнется обвал рождаемости, поскольку в детородный возраст перейдет малочисленное поколение родившихся в 1990-е годы), снизился показатель младенческой смертности (который в 2 раза выше, чем в других странах, и от целого ряда причин там новорожденные не умирают), несколько сократилось в 2014 г. и число умерших, представлена структура смертности по отдельным причинам, особое внимание уделено алкоголизму, питанию и санпросвету в школах и детских садах, но никаких пояснений по поводу роста смертности за январь-апрель 2015 г. не было».

Если исходить из показателя смертности за первый квартал 2015 г., в России за этот год умрет более 2 млн. человек. Если ничего не менять и продолжать прежнюю политику, считают авторы, то уже через 3 года число избыточных (дополнительных) случаев смерти, которые могут быть предотвращены, достигнет 600 тыс. Особенно социально значима смертность в трудоспособном возрасте (35-44 года).

Исследователи выдвигают две причины роста смертности:

- рост числа пожилых людей, на долю которых приходятся самые значительные коэффициенты смертности (84% у женщин и более половины у мужчин). Более того, рост числа пожилых людей окажется несколько более значимым, когда через пару лет в пожилой возраст перейдет многочисленное поколение родившихся в начале 1950-х гг. – так называемая послевоенная компенсаторная «волна рождаемости». Однако эту причину авторы не считают определяющей;

- серьезные просчеты и даже вред для населения, который несет проводимая в последние годы политика в сфере здравоохранения, обусловленная некомпетентностью руководящих клиницистов в сфере общественного здоровья и здравоохранения и, соответственно, в организации системы охраны здоровья и территориальной организации медицинской помощи. Этот комплекс причин и является главным, по мысли авторов. В конце доклада авторы так и пишут: в росте смертности в целом «виновны не врачи и медсестры, а чиновники от медицины и проводимая ими политика».

Далее авторы переходят к конкретному рассмотрению ситуации, указывая на основные недостатки нынешней российской системы здравоохранения:

- уровень госпитализации в стране не соответствует потребностям и неуклонно снижается;

- значительные территориальные различия в стоимости отдельных видов медицинской помощи (в несколько раз) говорят об отсутствии единой политики в сфере здравоохранения страны;

- вместо рекомендуемых ВОЗ  и вполне возможных затрат в размере 7% ВВП у нас на здравоохранение уходит государственных затрат менее 3% ВВП и еще 1,5% ВВП в качестве личных средств граждан;

- стоимость медицинского оборудования и лекарств может в 3 раза превышать среднеевропейский уровень.     

В целом в 2014 г.в рейтинге «Наиболее эффективные системы здравоохранения» наша страна заняла последнее 51-е место по соотношению затрат на душу населения на здравоохранение (887 долл.) и приросту СПЖ.

Далее авторы оценивают те самые ошибки в организации здравоохранения, которые привели к такому результату:

- негласный перевод здравоохранения из социальной сферы в экономическую. В результате значительно выросли объемы платных медицинских услуг (за год почти на 25%), многие из которых насильственно заменяют бесплатные, содержащиеся в т.н. программе госгарантий. Обозначенная в Конституции РФ бесплатность медицинской помощи фактически таковой не является, затраты населения постоянно растут, больные тратят на лекарства в 2 раза больше, чем ОМС и бюджет вместе взятые. При этом объем платных услуг непрерывно растет, особенно в тех учреждениях, которые оснастились за государственный счет (средства налогоплательщиков) по программе модернизации, на которую были выделены значительные средства. А с учетом малой платежеспособности 70% наших граждан доступность медицинской помощи с каждым годом снижается. По поводу роста объема и доли платных медицинских услуг и роста числа жалоб населения (на 61%) Счетная палата РФ бьет тревогу. Все это происходит в сочетании с резким снижением доступности медицинской помощи, ведет к недовольству пациентов и населения и в т.ч. к росту смертности, которая и в дальнейшем будет расти ускоренными темпами при сохранении нынешней политики;

- значительному снижению доступности помощи (и, соответственно, росту смертности) способствовала ликвидация огромного числа медицинских учреждений и укрупнение некоторых из них. Только за  2013 г. сокращены 302 больницы, около 35 тыс. коек (оставшиеся койки значительно перегружены), 76 поликлиник, множество диспансеров, родильных домов и женских консультаций. Растет число отказов в выезде к больным скорой медицинской помощи. Согласно сведениям Счетной палаты РФ количество медицинских учреждений и дальше будет сокращаться: в ближайшие 4 года число поликлиник уменьшится на 447  (т.е. 7% от всех поликлиник), число больниц – на 461 (т.е.11% всех больниц), число прочих учреждений – на 416. В сельской местности число больниц сократили в 4 раза,  амбулаторных пунктов – в 3 раза.

Авторы так и пишут: «Возникает впечатление, что по системе российского здравоохранения прошелся Мамай».

Заключительная часть доклада посвящена предложениям по исправлению ситуации, вытекающим из анализа нынешнего положения дел:

- восстановить муниципальное здравоохранение и принцип социально-бытовой  приближенности жизненно необходимых общих служб к населению;

- сделать акцент на правильно организованной ПМСП, на общих службах здравоохранения, выстроив систему в иерархическом (4-этапном) взаимодополняющем порядке: 1-й этап - ПМСП, 2-й этап - специализированная амбулаторная и специализированная скорая помощь, 3-й этап - стационарная помощь общего типа, включая районные и межрайонные больницы, 4-й этап - специализированная стационарная помощь, включая ВМП; акцент на системе «пациент-врач»;

- прекратить вкладывать средства в тыловую медицину;

- отказаться от ОМС, платных услуг и программ государственных гарантий, на деле ничего не гарантирующих;

- пересмотреть принятые законы, имеющие отношение к здоровью и здравоохранению, содержащие больше недостатков, чем достоинств;

- произвести нужные изменения в системе непрерывного медицинского образования (додипломного и последипломного), в сертификации, аккредитации и лицензировании;

- содействовать развитию гражданского общества, в т.ч. в здравоохранении и т.д.

В конце аналитической записки ее авторы предлагают воспользоваться рейтингами демографии смертности, разработанными одним из них и «не имеющими аналогов в зарубежной науке».

Директор МБПЧ Александр Брод: «Трудно сказать, насколько эта система эффективна: ее достоинства требуют проверки. Однако в целом записка видится очень дельной: в ней представлены конкретные мрачные цифры последних лет. Это редкий случай, когда документ ни в коей мере не исполнен дифирамбами власти, показным бодрым оптимизмом. Соответственно, он может послужить в качестве рабочего инструмента и, значит, принести пользу».

 


источник :  pravorf.org

вернуться в раздел новостей