§

Новости

«Скорой помощи» вернули медсестер и «узких» специалистов, а она хочет вернуться в бюджет
14 Января 2016 г.

В приказ Минздрава, едва не парализовавший работу скорой помощи в России два года назад, наконец, внесены изменения. В новом виде он вступит в силу 1 июля 2016 года. От каких ноу-хау, введенных этим приказом, удалось избавиться, «Доктору Питеру» рассказал главный врач ГССМ Алексей Бойков.

 

Напомним, о приказе Минздрава №388-н «Порядок оказания скорой, в том числе скорой специализированной медицинской помощи», подписанном в июле 2013 года, в службах медицинской скорой помощи страны узнали в лучшем случае в сентябре. И пришли в ужас – документ вступал в силу с 1 января 2014 года, но работать в соответствии с ним было почти невозможно. Предложения специалистов перенести его вступление в силу хотя бы на полгода, а за это время внести изменения, в Минюсте не поддержали. В результате вот уже два года службы скорой помощи страны живут по нормативному документу, в котором многие требования либо невыполнимы, либо бессмысленны. Член Нацмедпалаты РФ, председатель правления Ассоциации руководителей скорой медицинской помощи, главный врач Городской станции скорой медицинской помощи рассказал, как в итоге изменился приказ.

- В том, что необходимо вносить изменения в «Порядок оказания скорой, в том числе скорой специализированной медицинской помощи», ни специалисты, ни чиновники на местах не сомневались с того момента, как с ним ознакомились. Почему это длилось так долго?

-Изменения в 388-й приказ писались два года. Принимали участие все, в том числе представители региональных служб скорой помощи. Это очень большой документ (114 страниц формата А4 мелким шрифтом – Прим. ред.), в котором важны не только требования и формулировки. В этих формулировках даже запятые имеют значение, чтобы и мы, и юристы трактовали их одинаково. В процессе обсуждения поправок мы приняли компромиссное решение — поскольку, наверняка мы не сможем одномоментно исправить все, сначала исправим основные, принципиальные позиции.

У нас очень большая страна – регионы находятся в разных климатических зонах, у них разная демографическая ситуация, разная организация медицинской помощи. Опасаюсь, что мы не в полной мере учли специфику малых городов, сельских районов, у них была возможность дополнить документ своими предложениями. В конце года проект был доступен для обсуждения на Едином портале раскрытия информации, в него можно было вносить дополнительные изменения. Сейчас над ними работают в департаментах Минздрава, и скоро в новой редакции приказ направят в Минюст.

- Кого сложнее всего было убедить в том, что менять приказ надо?

- Себя. В течение двух лет регулярно, едва ли не три раза в месяц, штудировать этот фолиант, вникать во все нюансы, предлагать новые формулировки, все это было сложно. Поэтому - огромная благодарность и Минздраву, и Национальной медицинской палате – лично Оксане Игоревне Гусевой и Леониду Михайловичу Рошалю, которые продвигали эти изменения.

- Но поскольку это обсуждение длилось так долго, во многих регионах уже попытались подстроиться под новые правила.

- Делали то, что можно сделать. Но в приказе есть вещи, которые просто невозможно выполнить. Например, включить в состав бригад водителей-фельдшеров. Их в новом варианте нет. Нецелесообразно оснащать специализированные бригады двумя аппаратами УЗИ и т.д.

- Изменились ли составы бригад?

- Нет, они остались в том виде, в котором и были прописаны в приказе: он фактически закрепил уже давно наметившуюся тенденцию — число врачей в службе скорой помощи сокращается, число фельдшеров растет. Врачебные бригады будут работать в составе: врач, фельдшер (медицинская сестра) и водитель; фельдшерские: фельдшер, фельдшер (медицинская сестра) и водитель. В выездную бригаду включена должность медсестры без права самостоятельной работы. То есть теперь врачебная бригада может состоять из врача, медсестры и водителя, фельдшерская - из фельдшера, медсестры, и водителя.

- Вернутся ли в состав бригад санитары?

- Пока нет. Но в будущем это возможно.

- В измененном приказе появилось такое понятие, как «консультативные бригады». Значит ли это, что возвращаются специализированные бригады, распущенные с 1 января 2014 года?

- Как и в первом варианте 388-го приказа, специализированными остаются только психиатрические и реанимационно-анестезиологические бригады. Но появилась возможность организовывать специализированные бригады в виде консультативных бригад. Раньше в приказе их можно было создавать службам скорой помощи, работающим в составе больницы, либо центров медицины катастроф. Сейчас консультативные бригады могут быть сформированы на станциях СМП.

- В Петербурге, вероятно, потребности в таких бригадах нет.

- У нас ничего не меняется. Мы изначально понимали, что лишаться специализированных бригад нельзя. Но чтобы не нарушать приказ, врачи и фельдшеры из специализированных бригад получили дополнительное образование по реанимации и анестезиологии. В результате у нас появились реанимационные бригады с дополнительной специализацией по неврологии, кардиологии, токсикологии…

- А что с акушерскими бригадами?

- В них нет потребности — на роды выезжают фельдшеры, а у них квалификационные требования выше, чем у акушерок. А до приказа их, кроме Москвы и Петербурга, нигде и не было.

- Когда осенью 2013 года обсуждался новый приказ, председатель комздрава Валерий Колабутин говорил, что на оснащение наших автомобилей обозначенным в приказе оборудованием городу потребуется 1,5-2 года при условии выполнения программы оснащения скорой помощи. Два года прошло. Город оснастил автомобили? Куда будете девать лишнее?

- У нас и до приказа оборудование в автомобилях было достаточно серьезным, пусть и не совсем таким, что было обозначено в приказе. Нельзя сказать, что оборудование в «Порядках оказания скорой помощи…» нам не требовалось. Но в документе оно было прописано таким образом, что купить его можно было только у одной фирмы: дорогое оборудование с конкретными характеристиками — все функции в одном приборе. Кроме того, зачем-то в одну машину предлагалось установить два аппарата УЗИ. Мы к этому подходили разумно, у нас лишнего нет. У нас один прибор УЗИ, но с двумя датчиками. Все необходимое для диагностики и оказания помощи в полном объеме есть, хоть и не в одном приборе. Ничего лишнего. Теперь и в приказе Минздрава требования к оборудованию приведены в соответствие с потребностью.

- Какие еще изменения внесены в «Порядок..»?

- Изменены практически все позиции, которые имели принципиальное значение для работы службы. Много изменений по терминологии, она приведена в соответствие. Но не все. «Порядок..» - это рабочий документ, мы вносим изменения, которые необходимы сегодня, какие понадобятся завтра, мы не знаем, но они непременно появятся. Мы отработали механизм для изменений, и в будущем, это будет проще и быстрее. Скорее всего, это будут уже не глобальные, а точечные поправки.

Одновременно с проектом изменений в приказ 388-н на Едином портале был опубликован проект приказа о комплектации лекарственными препаратами и медицинскими изделиями укладок и наборов для оказания скорой медицинской помощи. ОНФ недавно заявил, что из укладки неправомерно изъяли антидоты. Что по этому поводу говорят специалисты?

- У специалистов не возникло никаких вопросов. Приказ прописан так, что у субъектов есть возможность расширять укладку с учетом местных условий. Понятно, что в Мурманске и в Краснодарском крае укладка будет разная, но «ядро», прописанное Минздравом, должно быть у всех. Дополнительно с учетом климатической зоны, финансовых возможностей региона, других региональных особенностей наборы лекарств для оказания скорой помощи могут расширяться, главное требование – их нельзя сокращать.

Что касается антидотов, то те, что были в прежней укладке, неактуальны в таком количестве. Кроме того, машина скорой помощи — не медикаментозный склад на колесах, там должны быть те препараты, которые необходимы сегодня. Безусловно, и в машине, и на подстанциях должны быть запасы, но в первую очередь у бригады должно быть то, что с наибольшей вероятностью, потребуется сейчас.

- Похоже, это не последние изменения, которые ждут в ближайшем будущем скорую помощь. В регионах требуют вернуть службу в бюджетное финансирование.

- Страховой способ для службы скорой помощи сегодня обсуждается на всех уровнях. И мы запустили анкетирование на сайте ассоциации, в котором приняли участие более 1000 человек из разных регионов. Большинство высказалось за то, что «Скорую» должен финансировать бюджет, - 85% проголосовавших.

Это понятно: бюджетное финансирование - самый простой и всем понятный способ содержания службы экстренной медицинской помощи, проверенный десятилетиями. В системе ОМС мы работаем недолго и, может быть, не сумели увидеть еще все ее плюсы.

В Петербурге нет проблем с финансированием службы из фонда ОМС, и Терфонд и страховые медицинские организации (СМО) всегда идут навстречу в решении текущих вопросов, даже когда две страховые компании ушли с рынка, мы этого не заметили. В других регионах взаимоотношения службы и страховщиков складываются по-разному.

Системе ОМС предъявляют претензии: деньги тратятся не только на содержание СМО, но и у СМП появились дополнительные расходы – мы вынуждены были создать новые подразделения, которые работают со счетами для страховых компаний. Когда «скорая» была в бюджете, этих затрат не было. Насколько они оправданы?

Кроме того, в страховой системе велики риски потери финансирования. Мы понимаем, что все-таки СМО – не государственные учреждения. У нас они крупные и сильные, но прецеденты с уходом с рынка уже были. А скорая медицинская помощь, как любая экстренная служба, нуждается в государственном регулировании и обязана работать при любых обстоятельствах.

С другой стороны, для пациента лучше, когда служба скорой помощи работает в системе ОМС, потому что там есть серьезный контроль качества. Когда мы были в бюджете, по сути, существовал только внутриведомственный контроль, а его недостаточно.

- То есть вы хотите финансирование – бюджетное, а контроль – страховой?

- Вопрос не в том, что мы хотим, а в том, что правильно. Систему оплаты скорой помощи надо менять, но как? Я не готов дать однозначный ответ. И вряд ли кто-то другой готов, поэтому призываю не делать резких движений. Да, «Скорая» – довольно костная система, все новое приживается в ней с трудом. Но если мы вернемся в бюджет, это будет шаг назад и того контроля качества оказания медицинской помощи, который у нас есть сейчас, не будет.

Возможно финансирование напрямую из Территориальных фондов ОМС (есть регионы, работающие по такой схеме) – это гарантии государства, а контроль могут осуществлять его эксперты, или фонд может поручить страховым компаниям проводить проверки.

В любом случае, прежде чем принимать решение, надо взвесить все «за» и «против», понять, что удобнее для пациента, провести пилотный проект и только тогда принимать решение.

Ирина Багликова

 


источник doctorpiter.ru

вернуться в раздел новостей