§

Новости

«Минздрав сравнивает тайгу с Москвой»
26 Января 2016 г.

В Минздраве разработали требования к размещению государственных медучреждений, исходя «из потребностей населения». Шаговая доступность до поликлиники и транспортная до больницы должна составлять не больше часа, время доезда «Скорой помощи» – не превышать 20 минут. Каждый регион может позволить себе по одному кардиологическому диспансеру и реабилитационному центру.На 1 млн детей полагается одна детская инфекционная больница. Эксперты приветствуют появление требований к доступности медпомощи, но считают, что для Москвы и таежной деревни они должны быть разными. 

 

Транспортно-шаговая доступность

Проект приказа Минздрава «О требованиях к размещению медицинских организаций государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения исходя из потребностей населения» выставлен на общественное обсуждение на федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

Требования для медорганизаций, оказывающих экстренную и неотложную помощь, устанавливаются с учетом транспортной доступности. Для учреждений первичного звена – с учетом шаговой доступности. Так, транспортная доступность до больницы, оказывающей экстренную медпомощь не должна превышать 60 минут. Максимальное время в пути за неотложной помощью от самого отдаленного населенного пункта обслуживаемой территории – не более двух часов.

Дорога пешком до поликлиники или амбулатории в населенных пунктах с численностью населения свыше 20 тыс. человек должна занимать не более часа. Правда, возраст и состояние здоровья среднестатистического пациента такой поликлиники в проекте не уточняется.

Размещение станций скорой помощи должно быть таким, чтобы время доезда бригады до самого отдаленного из обслуживаемых населенных пунктов не превышало 20 минут  с момента ее вызова. При этом, доставленного «Скорой»  пациента должны будут принять в ближайшем медучреждении, в том числе, относящемся к соседнему субъекту РФ.

Кому что положено

Кроме того, в документе содержится основной перечень российских медучреждений и их потребность с учетом численности населения. Согласно этому перечню, медорганизации первого уровня оказывают местному населению первичную, паллиативную и скорую медпомощь (за исключением высокотехнологичной). Организации второго уровня – это межрайонные межмуниципальные медучреждения, оказывающие преимущественно специализированную медпомощь (за исключением высокотехнологичной), а также диспансеры (противотуберкулезные, психоневрологические, наркологические и др.).
Организации третьего уровня имеют в своей структуре высокотехнологичные подразделения.

При «упорядочении» сложившейся сети или создании новых учреждений, местные власти должны исходить из рекомендуемой численности обслуживаемого населения. В частности, одна станция скорой помощи полагается на 12 тыс. жителей,  амбулатория или отделение общей врачебной практики – на 2-10 тыс. жителей. Населенный пункт, в котором проживает от 20 тыс. до 50 тыс.  человек должен иметь три полноценные поликлиники (взрослую, детскую и стоматологическую). На консультативно-диагностическую поликлинику (в том числе, детскую) с дневным стационаром  могут рассчитывать жители города с населением от 500 тыс. человек.

Психоневрологический, наркологический кожно-венерологический и противотуберкулезный диспансеры и больницы положены при численности населения в 50-100 тыс. человек. Офтальмологические диспансер и больница должны обслуживать территорию, на которой проживает 200 тыс. человек. Онкологические – от 250 тыс. до ‎500 тыс. человек. То же самое касается хосписов для паллиативных больных.  Эндокринологический и кардиологический диспансер, а также больницу медреабилитации может себе позволить лишь целый регион.

Поселок с населением 5-20 тыс. человек должен иметь участковую больницу. Городские, районные и центральные районные детские и взрослые больницы (либо медсанчасти), оказывающие, в том числе, и высокотехнологичную помощь, обслуживают территории с населением  от 20 тыс. до ‎50 тыс. человек.   Населению от 250 тыс. до ‎500 тыс. человек полагается больница скорой помощи. С проблемами инфекционных заболеваний у взрослых должна справляться единственная на регион инфекционная больница для взрослых. Детские инфекционные больницы строятся из расчета: одна на 1 млн детей.

Сегодняшняя ситуация

Впрочем, даже о таких скромных возможностях многие российские регионы могут только мечтать. А за два года «оптимизации» число медучреждений в стране, по данным председателя правления Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования (АСМОК) Гузель Улумбековой, и вовсе сократилось на 1300 (15% общего числа).  

Особенно острой является проблема доступности медпомощи для наших сограждан, которые проживают в отдаленных районах и сельской местности. Так, по словам Улумбековой, в России 34% населенных пунктов с численностью населения свыше 100 человек не имеют медицинской инфраструктуры, а с численностью менее 100 человек – 82%. Причем на селе у нас, по данным Росстата, проживает 38 млн человек, или 26% населения страны.

Согласно отчету Счетной палаты, не имеют подразделений, оказывающих первичную медико-санитарную помощь сегодня 17,5 тыс. населенных пунктов с населением численностью менее 1,5 тысяч жителей. Более 11,5 тыс. населенных пунктов расположены на расстоянии более 20 км от ближайшего медучреждения, а в 20 субъектах РФ отсутствуют мобильные врачебные бригады, оказывающие медпомощь сельским жителям. При этом только за 2014 год в рамках оптимизации было сокращено 659 фельдшерско-акушерских пункта.

По данным общественного доклада Общероссийского народного фронта, подготовленного к сентябрьскому форуму организации, на фоне роста численности населения число посещений к врачам по данным Федерального статистического наблюдения в 2014 году по сравнению с 2013 годом сократилось на 7,7 млн. посещений, в том числе посещений к врачам сельских жителей – на 2,7 млн. посещений.

Одновременно произошло увеличение почти на 22% числа отказов в вызове скорой помощи. «Если в 2011 году доля не получивших медицинскую помощь от числа обратившихся за ней составила 2,3%, то в 2014 году она зафиксирована на уровне 3,3%; более чем в 2 раза увеличилось время ожидания госпитализации: с 4,6 дня в 2011 году до 9,8 дня в 2014 году», – говорится в докладе.

Что касается паллиативной помощи, то она в России находится на крайне низком уровне. Представители Минздрава приводят цифры, согласно которым в этом году обеспеченность паллиативными койками составила лишь 1,7 на 100 тыс. взрослого населения и 1,4  на 100 тыс. детей. 

«По данным Росздравнадзора, сегодня в России лицензию на оказание паллиативной медицинской помощи имеют 926 медицинских организаций (пятая часть из которых – коммерческие), что составляет 0,8% от общего числа, – рассказал директор Фонда независимого мониторинга медицинских услуг «Здоровье» Эдуард Гаврилов. – В 17 регионах на сегодняшний день вообще нет ни одного хосписа, ни одной паллиативной койки. Кроме того, в хосписы сегодня принимают только пациентов с онкологическими заболеваниями, тогда как по закону право на бесплатную паллиативную помощь имеют и другие группы пациентов».

«Минздрав опять подошел к проблеме не с той стороны»

По словам главы Лиги защитников пациентов Александра Саверского,  «Минздрав опять подошел к проблеме не с той стороны». «Для того, чтобы грамотно распределить мощности здравоохранения нужно научное исследование, которое не проводилось уже лет сорок, – объясняет эксперт. – Потребность зависит не только от численности населения, но и от распределения контингента, проживающего на определенной территории. Обычно такие исследования проводились одновременно с переписью населения. То есть, орган здравоохранения на основе переписи уточнял распределение мощностей по контингенту. Сейчас же Минздрав сравнивает тайгу с Москвой».

По мнению экспертов, нельзя делать никакие расчеты без учета особенностей территориально-экономического развития региона. «Существует миф, что в России в расчете на 1 тыс. населения число врачей и коек избыточно, потому что их больше, чем в странах ЕС, – отмечает Улумбекова. – На самом деле, число врачей в России – на уровне этих стран, а число коек – не намного больше. Более того, для нашей страны надо делать поправку на большие потоки больных и большие расстояния между населенными пунктами, соответственно, необходимо и большее число врачей и коек. С учетом таких поправок обеспеченность врачами в РФ сегодня как минимум на 20-30% ниже, а койками – на 25% ниже, чем необходимо».

Тем не менее, как считает Саверский, то, что сейчас предлагает Минздрав – «в хорошем смысле» советский подход. «И это правильно, – считает эксперт. – Сегодня все нормальные международные системы здравоохранения, которые постепенно уходят от страховых и рыночных принципов, приходят к принципу распределения». С другой стороны,  отмечает Саверский, этот принцип противоречит рыночным механизмам, «которые последние 25 лет исповедует наше государственное здравоохранение».

«Хотя, понятно, что конкурировать в тайге и степи не с кем, и рынок туда не придет, недавно Федеральная антимонопольная служба (ФАС) вновь напомнила, что в этом году проведет проверку ФОМС на предмет того,  почему частников не допускают в госсектор, – говорит эксперт. – На первый взгляд кажется, что это взаимоисключающие тренды: Минздрав создает давно ожидаемые требования к доступности государственных и муниципальных ЛПУ, а ФАС в то же время требует все большего участия частников в системе. Но дьявол кроется в деталях и, как оказывается, никаких противоречий нет. Представьте себе, что шаговая доступность по Минздраву – это (всего-то) 60 минут в 30-градусный мороз или жару. Вот тут-то и открывается поле для частников: сейчас в Москве оставят десять ЛПУ – для шаговой доступности в каждом округе в 60 минут, а дальше (нормы-то выполнены) все в частную собственность».