§

Судебная практика

Дело № 1-116/2016

 


ПРИГОВОР


Именем Российской Федерации

гор. Тверь «01» декабря 2016 года

Заволжский районный суд гор. Твери в составе: 

председательствующего судьи Ворожебской И.П.,

при секретаре Товаровой К.К., с участием: государственного обвинителя – старшего помощника прокурора Заволжского района гор. Твери Ушаковой С.А.

подсудимого Клещенко В.Г.

защитников - адвокатов Федорова Э.В., Сурикова Н.Н.,

потерпевшего Потерпевший №1,

представителя потерпевшего ФИО1,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:

Клещенко В.Г., <данные изъяты>,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК Российской Федерации,


установил:
 
Клещенко В.Г. совершил халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, повлекшее по неосторожности смерть человека, при следующих обстоятельствах:

Согласно приказу главного врача № от ДД.ММ.ГГГГ Клещенко В.Г. принят на должность заведующего неврологическим отделением для больных с острым нарушением мозгового кровообращения (далее по тексту - заведующего Отделением) в Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Тверской области «Городская клиническая больница №» (далее по тексту – ГБУЗ ТО «ГКБ №»), расположенного по адресу: <адрес>. Согласно п. 3 главы 1 должностной инструкции заведующего Отделением, Клещенко В.Г. подчиняются все штатные сотрудники отделения.

Согласно п. 5 главы 1 указанной должностной инструкции Клещенко В.Г. в своей работе руководствуется действующим законодательством РФ, приказами и инструкциями Минздравсоцразвития России, приказами главного врача, настоящей должностной инструкцией и другими нормативными документами, утвержденными в установленном порядке.

Согласно п. 6 главы 1 указанной должностной инструкции, Клещенко В.Г. должен знать: постановления, распоряжения, приказы вышестоящих должностных лиц; методические, нормативные и другие руководящие материалы, касающиеся деятельности Отделения, организационную работу подразделений данного профиля.

Согласно п.п. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 10, 14, 16 главы 2 указанной должностной инструкции, Клещенко В.Г. обязан:

- организовать работу Отделения для обеспечения лечебнодиагностического процесса в полном объеме, своевременно, на современном уровне составляет: графики работы врачей; корригировать работу врачей с учетом сложившейся обстановки; организовать и контролировать санпросветработу врачей и медсестер;

- анализировать показатели деятельности отделения; по результатам анализа принимать меры, направленные на улучшение качества и сроков обследования и лечения больных;

- обеспечивать госпитализацию больных в отделение с учетом профильности, течения заболевания, плана учебного процесса;

- обеспечивать и контролировать правильность и своевременность обследования и лечения каждого больного отделения на уровне современных достижений науки и практики; внедрять в практику работы новые медицинские технологии обследования и лечения больных, оказывать своевременную консультативную помощь; обеспечивать своевременный осмотр каждого больного, поступившего в Отделение не позднее одних суток; ежедневно получать информацию о всех тяжелых больных в отделении, принимать меры по оказанию им необходимой помощи;

- решать вопросы перевода больных самостоятельно или по согласованию, контролировать правильность, своевременность оформления выписных документов, подписывать их;

- консультировать врачей отделения по вопросам диагностики и лечения, участвовать при выполнении лечебных и диагностических процедур; привлекать для консультации старших специалистов или врачей других специальностей;

- систематически контролировать: правильность внесения медицинской документации в отделении; работу врачей, медицинских сестер, санитарок и других сотрудников отделения по выполнению ими должностных обязанностей;

- обеспечивать внедрение единых методов обследования и лечения больных; осуществлять тесный контакт со всеми специалистами на предмет организации своевременной квалифицированной помощи больным;

- контролировать качество лечебно-диагностической работы врачей отделения: качество и своевременность обследования больных, качество лечения больных, сроки лечения больных в отделении, качество ведения медицинской документации - истории болезни;

- работать с кадрами: своевременно доводить до сведения сотрудников приказы и распоряжения вышестоящих должностных лиц, контролировать их выполнение;

- в установленные сроки представлять заявки на медицинскую аппаратуру, инструменты, оборудование.

Согласно главы 4 указанной должностной инструкции, Клещенко В.Г. несет ответственность за невыполнение должностных обязанностей и принятие решений по вопросам, входящим в его компетенцию, в том числе уголовную ответственность.

Согласно дополнения к должностной инструкции заведующего отделением ГБУЗ ТО «ГКБ №», Клещенко В.Г. обеспечивает: обязательное и своевременное доведение до сведения сотрудников отделения всех приказов главного врача по больнице; доведение до сведения сотрудников отделения нормативных документов (СанПиН, МУ, СП, Инструкций и др.), с протоколированием проведения таких занятий в «Журнале учебы персонала».

Таким образом, Клещенко В.Г. осуществлял организационно- распорядительные функции, выразившиеся в руководстве коллективом Отделения, имел возможность формирования кадрового состава и определения трудовых функций работников, применения мер поощрения или наложения дисциплинарных взысканий, то есть являлся должностным лицом.

Согласно п.п. 3, 4, 10, 11, 13, 15 Порядка оказания медицинской помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения (Далее по тексту - ОНМК), утвержденного Приказом Министерства здравоохранения РФ от 15 ноября 2012 г. N 928н, медицинская помощь больным с ОНМК оказывается в том числе в виде специализированной медицинской помощи стационарно (в условиях, обеспечивающих круглосуточное медицинское наблюдение и лечение); медицинская помощь оказывается на основе стандартов медицинской помощи; специализированная медицинская помощь оказывается в медицинских организациях, в структуре которых организовано неврологическое отделение для больных с ОНМК; при наличии медицинских показаний больной с ОНМК переводится в профильное отделение регионального сосудистого центра для больных с ОНМК медицинской организации органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации; при наличии у больного медицинских показаний к оказанию высокотехнологичной медицинской помощи направление в медицинскую организацию, оказывающую высокотехнологичную медицинскую помощь, осуществляется в соответствии с Порядком направления граждан Российской Федерации для оказания высокотехнологичной медицинской помощи за счет бюджетных ассигнований, предусмотренных в федеральном бюджете Министерству здравоохранения и социального развития Российской Федерации, путем применения специализированной информационной системы, утвержденным приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 28 декабря 2011 г. N 1689н (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 8 февраля 2012 г., регистрационный N 23164); специализированная, в том числе высокотехнологичная, медицинская помощь включает в себя диагностику, лечение ОНМК, иных заболеваний и состояний, требующих использования специальных методов и сложных медицинских технологий, проведение мероприятий, направленных на предотвращение развития повторных ОНМК, а также медицинскую реабилитацию.

Согласно п.п. 19, 21 Порядка оказания медицинской помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения РФ от 15 ноября 2012 г. N 928н, больные с признаками ОНМК при поступлении в смотровой кабинет Отделения осматриваются дежурным врачом-неврологом, который: оценивает состояние жизненно важных функций организма больного, общее состояние больного, неврологический статус; по медицинским показаниям проводит мероприятия, направленные на восстановление нарушенных жизненно важных функций организма больного с признаками ОНМК. После проведения указанных мероприятий, указанных в пункте 19, больной с признаками ОНМК направляется в отделение лучевой диагностики с кабинетом компьютерной томографии и (или) кабинетом магнитно-резонансной томографии медицинской организации, в которой создано Отделение, в котором осуществляется проведение компьютерной томографии (далее по тексту - КТ-исследование) или магнитно-резонансной томографии (далее - МРТ-исследование) головного мозга для уточнения диагноза. Согласно п. 23 указанного Порядка, время с момента поступления больного с признаками ОНМК в Отделение до получения дежурным врачом-неврологом Отделения заключения КТ-исследования или МРТ- исследования головного мозга и исследования крови составляет не более 40 минут.

Согласно п.п. 2, 11 приложения № 1 к Порядку Отделение является структурным подразделением медицинской организации, имеющей круглосуточно функционирующее отделение лучевой диагностики с кабинетом компьютерной томографии и (или) кабинетом магнитно-резонансной томографии. Отделение создается при наличии в медицинской организации оборудования в соответствии со стандартом дополнительного оснащения медицинской организации, в структуре которой создано неврологическое отделение для больных с ОНМК.

Согласно приложению № 4 к Порядку в стандарт дополнительного оснащения медицинской организации входит томограф рентгеновский компьютерный от 64 срезов с программным обеспечением и сопутствующим оборудованием для выполнения исследований сердца и головного мозга, в том числе перфузии и КТ-ангиографии; томограф рентгеновский компьютерный от 16 срезов с программным обеспечением и сопутствующим оборудованием для выполнения исследований сердца и головного мозга, в том числе перфузии и КТ- ангиографии.

Согласно Приказа Министерства здравоохранения Тверской области от 06.09.2013 № 811 «О внедрении на территории Тверской области порядка оказания медицинской помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения», в действие на территории Тверской области внедрен порядок, утвержденный Приказом Министерства здравоохранения РФ от 15 ноября 2012 г. N 928н, согласно которому, больной при подозрении на ОНМК должен быть своевременно переведен в региональный сосудистый центр Тверской области для проведения стандартных исследований для верификации диагноза и выбора тактики ведения пациента.

Согласно п. 11, 22 порядка оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «нейрохирургия» утвержденного Приказом Министерства здравоохранения РФ от 15.11.2012 № 931 н, должен быть выполнен комплекс необходимых диагностических исследований, в том числе: компьютерная томография головы, рентгенологическое исследование костей черепа; больные с черепно-мозговой травмой средней тяжести и тяжелой черепно-мозговой травмой направляются специализированными выездными бригадами реанимационного и нейрохирургического профилей в медицинские организации, оказывающие медицинскую помощь по профилю "нейрохирургия", для оказания специализированной медицинской, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи в стационарных условиях, в том числе проведения компьютерной томографии.

Согласно п. 1 Требования к ведению медицинской документации в лечебно-профилактических учреждениях Тверской области, утвержденным Приказом Департамента здравоохранения Тверской области от 15.08.2003 № 234 и Тверского филиала ОМС от 27.08.2013 №1517, медицинская карта стационарного больного должна содержать: анамнез; данные объективного обследования; оценку тяжести состояния больного при поступлении; дневник ведения больного; до установления клинического диагноза у больных с острой патологией запись в истории болезни должна быть каждые 2 часа, при динамическом - 2-4 раза в сутки. При плановом наблюдении больного - не реже 1 раза в 2 дня; осмотры заведующего отделением - «сложный» и «тяжелый» больной должен быть осмотрен в течение 1 суток, результаты осмотров должны быть зафиксированы в дневнике. В дневниковых записях должны быть отражены динамическое наблюдение медицинского персонала за больным в тяжелом состоянии, дневники должны полностью отражать состояние больного, должно иметься описание локального статуса, в том числе кожи головы больного, наличие кровоизлияний.

Согласно п. 1 Стандарта специализированной медицинской помощи при органических, включая симптоматические, психических расстройствах, деменции в связи с эпилепсией, утвержденному Приказом Министерства здравоохранения РФ от 24.12.2012 № 1519н, в медицинские мероприятия для диагностики заболевания, состояния входят инструментальные методы исследования, компьютерная томография головы, рентгенография всего черепа.

Согласно товарной накладной №о от ДД.ММ.ГГГГ в ГБУЗ ТО «ГКБ № поставлен комплекс томографический рентгеновский КТР № GP0001727. Далее по тексту - КТР).

Согласно акта ввода в эксплуатацию от ДД.ММ.ГГГГ указанный КТР установлен и введен в эксплуатацию.

Согласно журналу использования КТР, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, указанный КТР был неисправен, проведение КТ-исследования головного мозга в условиях ГБУЗ ТО «ГКБ №» являлось невозможным. По указанию руководства ГБУЗ ТО «ГКБ №» больные с ОНМК в случае невозможности проведения КТ-исследования в данном медицинском учреждении, должны быть направлены в другое медицинское учреждение для проведения КТ-исследования.

В период времени с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ, но не позднее до 12 часов 30 минут, у ФИО2, находившейся у себя в квартире по месту жительства, по адресу: <адрес>, случился эпилептический припадок, в результате которого она упала и ударилась головой, получив телесные повреждения в виде разрыва сосуда мягких мозговых оболочек с субдуральной гематомой, кровоизлияниями под мягкие мозговые оболочки и вторичными кровоизлияниями в ствол, двух кровоподтеков головы.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 доставлена в приемное отделение ГБУЗ ТО «ГКБ №», по адресу: <адрес>, бригадой скорой медицинской помощи с признаками острого нарушения мозгового обращения, выставленным диагнозом: Острое нарушение мозгового кровообращения по ишемическому типу, состояние после серии эпилептических приступов.

При поступлении в ГБУЗ ТО «ГКБ №» состояние здоровья ФИО2 оценивалась как средней тяжести. Дежурным врачом неврологом палаты реанимации интенсивной терапии (далее по тексту - ПРИТ) отделения неврологии для больных с ОНМК (далее по тексту - врачом неврологом) Свидетель №17 проведено обследование больной.

В нарушение п.п. 11,13,15,19,21 порядка оказания медицинской помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения РФ от 15 ноября 2012 г. N 928н, Приказа Министерства здравоохранения Тверской области от 06.09.2013 № 811 «О внедрении на территории Тверской области Порядка оказания медицинской помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения», п. 11, 22 Приказа Министерства здравоохранения РФ от 15.11.2012 № 931 н «Об утверждении порядка оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «нейрохирургия», п. 1 Требования к ведению медицинской документации в лечебно-профилактических учреждениях Тверской области утвержденным Приказом Департамента здравоохранения Тверской области от 15.08.2003 № 234 и Тверского филиала ОМС от 27.08.2013 № 1517, п. 1 Стандарта специализированной медицинской помощи при органических, включая симптоматические, психических расстройствах, деменции в связи с эпилепсией, утвержденному Приказом Министерства здравоохранения РФ от 24.12.2012 №1519н, врачом-неврологом Свидетель №17 при первичном осмотре при описании объективного состояния больной в приемном отделении не указано описание локального статуса - состояния кожи головы больной, наличия кровоизлияний, не произведена пальпация черепа, что сделало невозможным установление наличия кровоизлияний в волосистой части головы. В дневниковых записях не отражено динамическое наблюдение медицинского персонала за больной в тяжелом состоянии, что повлекло не полное отражение состояния больной. Не выполнен комплекс необходимых диагностических исследований, в том числе не проведена компьютерная томограмма головы, рентгенологическое исследование костей черепа. При выявленном ОНМК и не функционирующем КТР, не предприняты меры к переводу ФИО2 в другой сосудистый центр Тверской области для проведения КТР-исследований.

По итогам осмотра, произведенного в нарушение указанных нормативно-правовых актов, ФИО2, непосредственно после данного осмотра госпитализирована в ПРИТ Отделения решением врача-невролога Свидетель №17 с ошибочным диагнозом: Острое нарушение мозгового кровообращения, в бассейне левой СМА на фоне артериальной гипертензии 2-й степени, состояние после серии эпилептических приступов.

В период времени с 08 часов 00 минут ДД.ММ.ГГГГ до 08 часов 00 минут ДД.ММ.ГГГГ Клещенко В.Г. заступил на суточное дежурство в качестве дежурного врача-невролога палаты реанимации интенсивной терапии (далее - ПРИТ) Отделения, в котором находилась больная ФИО2, одновременно исполняя функции заведующего Отделением, наделенного указанными выше обязанностями. В период времени с 08 часов до 10 часов ДД.ММ.ГГГГ заведующий Отделением Клещенко В.Г., находясь на рабочем месте, в неврологическом отделении для больных с ОНМК, расположенном по адресу: <адрес>, проинформирован врачом-неврологом Свидетель №17о поступлении ДД.ММ.ГГГГ в ПРИТ Отделения тяжелой больной ФИО2 с указанным выше анамнезом и диагнозом, указанием среди прочего на то, что больная после серии эпилептических приступов, указанием на нарушение Свидетель №17 установленных требований, выразившихся в не проведении КТ- исследования головного мозга.

Находясь на рабочем месте в Отделении, при исполнении своих должностных обязанностей, заведующий Отделением Клещенко В.Г. в ходе обхода осуществив осмотр больной ФИО2 и обладая в отношении неё всей имеющейся медицинской документацией, проявляя самонадеянность, в нарушение своей должностной инструкции и пунктов 11,13,15,19,21 Порядка оказания медицинской помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения РФ от 15 ноября 2012 г. N 928н, Приказа Министерства здравоохранения Тверской области от 06.09.2013 № 811 «О внедрении на территории Тверской области порядка оказания медицинской помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения», пунктов 11, 22 Приказа Министерства здравоохранения Ф от 15.11.2012 № 931 н «Об утверждении порядка оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «нейрохирургия», пункта 1 Требования к ведению медицинской документации в лечебно-профилактических учреждениях Тверской области, утвержденного Приказом Департамента здравоохранения Тверской области от 15.08.2003 № 234 и Тверского филиала ОМС от 27.08.2013 № 1517, пункта 1 Стандарта специализированной медицинской помощи при органических, включая симптоматические, психических расстройствах, деменции в связи с эпилепсией, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения РФ от 24.12.2012№1519н, не проконтролировал правильность ведения медицинской документации больной ФИО2 и, как следствие, не выявил отсутствие описания локального статуса - состояния кожи головы больной, наличия кровоизлияний, отсутствия пальпации черепа, отсутствия описания динамического наблюдения медицинского персонала за больной, находящейся в тяжелом состоянии; не предпринял мер к корригированию работы врачей с учетом сложившейся обстановки, не дал указания к выполнению комплекса необходимых диагностических исследований, в том числе компьютерной томограммы головы, рентгенологического исследования костей черепа; при выявленном, выставленном на основании не полных данных исследований, ОНМК и не функционирующем КТР, не предпринял незамедлительные меры к направлению ФИО2 в другое медицинское учреждение Тверской области для проведения КТ-исследований либо к переводу её в другой сосудистый центр Тверской области для проведения КТ-исследований. 

Таким образом, Клещенко В.Г. не обеспечил и не проконтролировал правильность и своевременность обследования ФИО2, её лечения на уровне современных достижений науки и практики, не проконтролировал врачей-неврологов Отделения в необходимости госпитализации ФИО2 в профильное отделение нейрохирургии другого медицинского учреждения и сам не обеспечил такую госпитализации, что в свою очередь привело к не оказанию своевременного оперативного вмешательства.

ДД.ММ.ГГГГ около 01 часа 00 минут состояние больной ФИО2, находившейся в палате реанимации интенсивной терапии указанного отделения, ухудшилось. По назначению Клещенко В.Г. произведена диагностическая пункция спинно- мозгового канала. С учетом имеющейся симптоматики и характера полученного ликвора выставлен диагноз: Спонтанное субарахноидальное кровоизлияние (возможно метастазы в головной мозг) на фоне артериальной гипертензии 3 степени смешанной энцефалопатии 2-3 степени. Отек головного мозга.
 
Больной ФИО2 продолжено проведение целевой терапии в указанном медицинском учреждении. Однако её состояние продолжало ухудшаться и ДД.ММ.ГГГГ в 07 часов 25 минут находясь в указанном медицинском учреждении ФИО2 скончалась.

Причиной смерти ФИО2 явилась закрытая черепно-мозговая травма с разрывом сосуда мягких мозговых оболочек, обширной субдуральной гематомой (120 мл), осложнившейся отеком и дислокацией головного мозга, которая являлась опасной для жизни в момент причинения и находится в прямой причинной связи со смертью, в совокупности с кровоподтеками головы, имеющими единый механизм образования, квалифицируются как тяжкий вред здоровью.

При своевременном оказании ФИО2 квалифицированной медицинской помощи шансы на сохранение её жизни были высокими.

Между наступлением смерти больной ФИО2, получившей черепно- мозговую травму, и ненадлежащим исполнением заведующим неврологическим отделением для больных с острым нарушением мозгового кровообращения ГБУЗ ТО «ГКБ №» Клещенко В.Г. своих должностных обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, имеется прямая причинно-следственная связь. При этом Клещенко В.Г. не предвидел возможности наступления общественно-опасных последствий в виде смерти больной ФИО2 в результате проявленной самонадеянности, небрежного отношения к выполнению своих должностных обязанностей, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности, должен был и мог предвидеть эти последствия.

Подсудимый Клещенко В.Г. в судебном заседании по предъявленному обвинению заявил о не признании вины и показал, что в ДД.ММ.ГГГГ он являлся заведующим отделением неврологии для больных с острым нарушением мозгового кровообращения ГБУЗ ТО «Городская клиническая больница №». В его обязанности входит обеспечение общего руководства, организация службы в отделении среднего и младшего медицинского персонала, оказание специализированной помощи больным с ОНМК. График работы 5 дней в неделю с 08 часов до 15 часов 42 минут, а также имеются суточные дежурства в отделении неврологии согласно графику (с 08 часов до 08 часов следующего дня). Он был ознакомлен со своей должностной инструкцией заведующего неврологическим отделения для больных с ОНМК, после ознакомления с которой, подписал ее. С пунктами 1,2,3,4,5,6,7,8,10,14,16 гл. 1 указанной должностной инструкции был ознакомлен и описанное в них входило в его обязанности. Он был знаком с нормативно-правовыми актами, перечисленными в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого, в том числе и со стандартами оказания медицинской помощи, согласно которым, при поступлении в отделение для больных с ОНМК, дежурный врач обязан провести КТ-исследование головного мозга больного.

На утреннем совещании ДД.ММ.ГГГГ от Свидетель №17 ему стало известно, что с ДД.ММ.ГГГГ в отделении неврологии для больных ОНМК находится пациентка ФИО2, которая была доставлена в приемное отделение ГБУЗ «ГКБ №» бригадой СМП с диагнозом в состоянии после эпиприпадка. После первичного осмотра, произведенного Свидетель №17, разговора с бригадой СМП и родственниками пациентки было выявлено, что больная употребляла алкоголь. При этом сами родственники не отрицали этот факт. С диагнозом токсическая энцефалопатия больная была направлена в ГБУЗ «ТОКНД» на <адрес> без сопровождения бригадой СМП. По возвращении из ТОКНД, где были сняты данные за наркологическую патологию, ФИО2 была госпитализирована в палату реанимации интенсивной терапии (ПРИТ) с подозрением на инсульт, ОНМК.

Больной был проведен клинический анализ крови, глюкозометрия, полный неврологический осмотр, осмотр терапевтом, электрокардиограмма (ЭКГ), осмотр окулиста. Назначено: сосудистая противоотечная гипотензивная терапия. Под этим понимается, что ФИО2 давали препараты, улучшающие мозговой кровоток и снижающее явление отека мозга. Осуществлялся контроль частоты пульса, дыхания, артериального давления. Высказываний о наличии какой-либо травмы головы не было как со стороны медицинского персонала, так и со стороны родственников. Были выявлены телесные повреждения в виде прикуса нижней губы, характерного для эпиприступа. Иных телесных повреждений на теле ФИО2 не имелось. Со слов Свидетель №17, а также из истории болезни следовало, что ФИО2 поступила в состоянии средней тяжести. В воскресенье ФИО2 уже находилась в относительно удовлетворительном состоянии. В течение всего времени пребывания в ГБУЗ «ГКБ №» поведение ФИО2 было неадекватным. Периодически проявлялись зрительные и слуховые галлюцинации. Негативно относилась к обследованию и осмотру, отказывалась от лечебных манипуляций и обследований. Невнятно разговаривала, высказывала не логичные слова. Больная жалоб не предъявляла, утверждала, что у нее все в порядке.

ДД.ММ.ГГГГ ему была предъявлена указанная выше картина событий. Впоследствии, непродолжительно, он являлся лечащим врачом, должен был наблюдать ФИО2 постоянно в течение рабочей недели в рабочее время, а в остальное время ФИО2 должны были наблюдать дежурные врачи отделения. В утреннее время им был осуществлен обход больных, в том числе ФИО2. Ему последняя жалоб не предъявляла, состояние было идентичным вышеописанному, то есть стабильное. Факт употребления алкоголя больная не отрицала. Согласилась на ряд обследований, а именно, с третьего раза, удалось провести УЗИ, до этого дважды отталкивала врача, плевалась, вела себя не адекватно, эхоэнецефалоскопию, рентгенографию. При проведении рентгена патологий выявлено не было. Больной назначалось плановое лечение с подозрением на инсульт. На момент осмотра им каких-либо телесных повреждений кроме прикуса губы выявлено не было. ДД.ММ.ГГГГ он осуществлял дежурство до утра ДД.ММ.ГГГГ. В утреннее или дневное время, к нему обращались родственники ФИО2, которые указывали, что ФИО2 проживает одна, за медицинской помощью к врачам не обращается, за здоровьем не следит. В разговоре с ним мнение родственников в части злоупотребления алкоголем изменилось. А именно, родственники указывали, что ФИО2 алкогольными напитками не злоупотребляет. Более о жизни ФИО2 те ничего не рассказывали. Со слов родственников, обнаружил ФИО2 сосед или какой-то их знакомый, в каком именно состоянии, он уже не помнит. Родственники спрашивали у него диагноз ФИО2. Он ответил, что у ФИО2 диагноз между метастазом в связи с раком груди и ишемическим инсультом. Указал, что при первичном осмотре терапевтом была выявлена опухоль молочной железы. Пояснил, что симптомы при инсульте и метастазе могут быть схожими. Кроме того, родственники интересовались, почему не работает компьютерный томограф в больнице. Он ответил, что КТ неисправен, указал, что томограф не работал на протяжении недели. Родственники предъявляли претензии, говорили, чтобы в больнице быстрее ремонтировали КТ. Кроме того, были не довольны тем, что ФИО2 ДД.ММ.ГГГГ была направлена в ОНД.

Примерно 01 час ДД.ММ.ГГГГ состояние ФИО2 резко ухудшилось, больная впала в сопор. Ухудшение было расценено как внутримозговое кровоизлияние, проведена спино-мозговая пункция. Получен ликвор окрашенный кровью, что подтвердило спонтанное субарахноидальное кровоизлияние. Проведена коррекция лечения. Несмотря на проводимую интенсивную терапию совместную с анестезиологом-реаниматологом, состояние ФИО2 ухудшалось, та впала в кому, и в период с 07 до 08 часов была констатирована смерть пациента. Тело направлено в судебно-медицинский морг ГКУ ТО «БСМЭ». По телефону сообщено о смерти больной ее родственникам.

Стандарты оказания медицинской помощи больным с инсультом в первую очередь предусматривают осмотр невролога; наблюдение и лечение в течение 1 суток в ПРИТ; проведение рентгенограммы черепа, легких; КТ головного мозга; исследование клинического и общего биохимического анализа крови; общий анализ мочи; осмотр окулиста, реаниматолога, кардиолога; исследование уровня сахара, ЭКГ, ультразвуковое исследование (УЗИ) сосудом шеи, сердца. Из этого списка ФИО2 не было выполнено только КТ. ЭХО КГ – это фактически УЗИ для установления состояния патологии сердца. Эхокардиограмму не было возможности провести в связи с психомоторным возбуждением ФИО2, поскольку та не давала себя обследовать. КТ не было проведено в связи с поломкой оборудования. Подозрений на черепно-мозговую травму не имелось, поэтому в данном случае ФИО2 не должна была направляться в другое медицинское учреждение.

Ему достоверно неизвестно почему сломался КТ. Меры к направлению ФИО2 для проведения КТ им не принимались. Учитывая неадекватность поведения ФИО2, все это могло перерасти в посталкогольный психоз. Учитывая, что он мог развиться, пациентка была направлена в ОНД. Сведения о наличии либо отсутствии наркологической патологии может установить только врач-нарколог, у которого соответствующая специальность. Свидетель №17 не является специалистом в этой области. Именно для этого она и направила ФИО2 в ОНД.

ФИО2 сразу же не была госпитализирована в ПРИТ, поскольку у больной был заподозрен в первую очередь интоксикационный синдром, а не ОНМК. Вывод о нахождении ФИО2 в состоянии алкогольного опьянения, интоксикационный синдром были сделаны на основе слов медицинского персонала бригады СМП, а также родственников пациентки. А также в связи со случившемся эпиприступом, который чаще возникает именно при алкогольной интоксикации.

На голове больной было только одно повреждение – на губе. Иных повреждений не было.

Было невозможно провести ФИО2 ряд исследований из-за поведенческих нарушений. Больной проводилась медикаментозная седация в необходимом объеме. Нужного эффекта достигнуто не было. Смысла введения ФИО2 в наркоз не имелось, показаний к этому не было.

Выявить наличие субдуральной гематомы в данном случае было возможным только при наличии заключения КТ.

Свидетель №17 в утреннее время ДД.ММ.ГГГГ сообщила ему о том, что больной ФИО2 не было проведено КТ-исследование. Об этом же она сообщила главному врачу или его заместителю, присутствовавшему на сдаче дежурства. ДД.ММ.ГГГГ он проводил осмотр ФИО2 и изучал ее историю болезни. При изучении истории болезни ФИО2 им было выявлено нарушения ведения медицинской документации, а именно, что в дневниковых записях не полно отражено динамическое наблюдение медицинского персонала за больной; Свидетель №17 не описан локальный статус – состояние кожи головы больной, наличие кровоизлияний. После выявления данных нарушений, им был проведен осмотр ФИО2 в ходе утреннего обхода, оформил свои записи в истории болезни о проведенном обходе и выявленном состоянии больной. Осматривал ли он волосистую часть головы ФИО2, не может сказать, так как не помнит. Но в дальнейшем, при проведении исследований, он дотрагивался до головы ФИО2, повреждений не выявил. Выявить гематому, кровоизлияния на волосистой части головы визуально, при осмотре черепа, его пальпации, возможно. Им не было предпринято мер к уточнению, изменению курса лечения ФИО2, так как новых сведений выявлено не было. Другого диагноза установлено не было. При осмотре ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 находилась в относительно-удовлетворительном состоянии. ФИО2 не была направлена в другое медицинское учреждение для прохождения КТ-исследование, так как никаких приказов и инструкций при неисправности КТР о направлении в другое учреждение ни от кого не имелось. Руководству ГБУЗ о необходимости направления ФИО2 в другое медицинское учреждение для проведения КТ-исследования, он не докладывал, так как администрация больницы о неисправности аппарата КТ (КТР) знала. При неясности диагноза такое обращение бы имело место с его стороны. Основания полагать, что ФИО2 выставлен не правильный диагноз не было. Ему было известно о том, что каждый больной с ОНМК должен пройти КТ-исследование и это обязательная процедура, причем не позже чем через 40 минут после поступления в отделение для больных с ОНМК. Письменных распоряжений от руководства больницы о необходимости направления тяжелых больных в случае необходимости в другие медицинские учреждения для проведения КТ-исследования, не было. Каких-либо других действий по направлению ФИО2 на КТ-исследование, им не предпринимались, так как не считал необходимым это делать, в виде того, что ФИО2 находилась в относительно удовлетворительном состоянии. У нее имело место нарушенная психика. В ДД.ММ.ГГГГ никому не проводилось КТ-исследование.

В случае выявления ЗЧМТ либо подозрение на ЗЧМТ, субдуральную гематому, то есть посмертного диагноза ФИО2, он должен вызвать врача-нейрохирурга. В ГБУЗ ТО «ГКБ №» специалиста данного профиля не имеется. Далее имеется два варианта развития событий. Первый: в ГКБ № приезжает нейрохирург из другого медицинского учреждения, производит осмотр больного и далее принимает решение о госпитализации и дополнительном обследовании либо об оставлении больного в случае не подтверждения травмы. Второй вариант, когда больной медицинским транспортом, как правило выездной бригадой СМП, доставляется в другое медицинское учреждение на базе которого имеется отделение нейрохирургии. Но на тот момент сведений о ЗЧМТ у ФИО2, не имелось. В случае если бы этот диагноз был заподозрен, то ФИО2 была бы направлена в отделение нейрохирургии. Производил ли он лично пальпацию черепа, не может сказать, так как не помнит, но в дальнейшем до головы точно дотрагивался. Субдуральную гематому можно выявить только при наличии КТ-исследования. О неквалифицированных действиях врача-невролога Свидетель №17 сказать не может, та как ею все необходимые обследования при поступлении ФИО2 были назначены, и она, по его мнению, не могла самостоятельно решить вопрос о переводе ФИО2 в другое лечебное учреждение. Имелась ли возможность перевести ФИО2 в другое медицинское учреждение для проведения КТ-исследования, не может сказать. Нарушил ли он свои должностные инструкции, не готов ответить.

Несмотря на не признание подсудимым своей вины, его вина в совершении описанного выше преступления подтверждается следующими доказательствами, собранными в ходе предварительного расследования и исследованными в судебном заседании.

Из показаний потерпевшего Потерпевший №1 следует, что у него была мать - ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ, которая проживала одна по адресу: <адрес>. Выходила только в магазин за продуктами питания. Периодически употребляла спиртное. За медицинской помощью ФИО2 не любила обращаться, так как на этаже общежития проживает врач, которая и оказывала в случае необходимости медицинскую помощь. Последнее время ФИО2 жаловалась, что ей плохо, но конкретно не говорила, что у нее болит, говорила только, что у нее болит голова. Эпилептических припадков у нее не было.

ДД.ММ.ГГГГ около 11 часов ему позвонила его сестра Свидетель №1, которая сказала, что она разговаривала по телефону с ФИО2, та вскрикнула в ходе телефонного разговора, после чего связь прервалась. Также Свидетель №1 пояснила, что вызвала ФИО2 скорую медицинскую помощь. Он заехал за своей женой Свидетель №2, и они поехали к дому, где проживала ФИО2. Когда они подъезжали к общежитию, то он увидел, что от общежития отъезжает машина скорой медицинской помощи, поэтому поговорить с медицинскими работниками им не удалось. Он вместе с Свидетель №2 прошел в комнату, где проживала ФИО2. Пройдя в помещение комнаты, он увидел, что ФИО2 сидит на кровати, говорила несвязно. Он попытался поговорить с ФИО2, но речь той была бессвязная и сказанное было не понятно. Также было видно, что ФИО2 его не узнала, что вызывало подозрение, хотя Свидетель №1, когда та приехала, ФИО2 узнала. На голове у ФИО2 была «шишка» на лбу, а также была «надкусана» нижняя губа. Видя состояние ФИО2, кто-то из них позвонил в скорую медицинскую помощь. Когда медицинские работники приехали, то он ушел на улицу, а в комнате оставалась Свидетель №2 и Свидетель №1. Чрез некоторое время ему на телефон позвонила Свидетель №2 и попросила подняться в комнату, так как нужно было помочь медицинским работникам принести ФИО2 в машину скорой медицинской помощи. Когда он пришел в комнату, то увидел, что самочувствие ФИО2 ухудшилось, и та уже находилась в бессознательном состоянии. Он вместе с другими мужчинами на носилках вынес ФИО2 из комнаты и поместил ее в машину скорой медицинской помощи. Вместе с медицинскими работниками и ФИО2 на машине скорой медицинской помощи поехала Свидетель №1 и его племянник Свидетель № 3, а он вместе с Свидетель №2 на своей автомашине поехал вслед за машиной скорой медицинской помощи к больнице №, где ФИО2 на каталке отвезли в приемное отделение больницы. Когда они зашли в приемное отделение, то он увидел, что ФИО2 уже находится в смотровом кабинете и с ней разговаривают врачи, где также находились несколько человек санитаров. Автомашины скорой медицинской помощи, которая доставила ФИО2 в больницу, уже не было. Свидетель №2 и Свидетель №1 прошли в помещение смотрового кабинета, а он остался стоять в коридоре. О чем разговаривали в кабинете, он не слышал, а только видел, что ФИО2 лежит на каталке и пытается с нее встать, а Свидетель №2 и Свидетель №1 пытаются ее уложить обратно на каталку. Присутствующий медицинский персонал даже не пытался оказать помощь Свидетель №2 и Свидетель №1, а просто наблюдали за происходящим. Через некоторое время, Свидетель №1, племянник Свидетель № 3 и Свидетель №2, удерживая ФИО2 под руки, вывели ту из смотрового кабинета и они сели возле данного кабинета. ФИО2 в этот момент вела себя неадекватно, пыталась постоянно куда-то уйти, не понимала, где находится и что с ней происходит, никого не узнавала. Через некоторое время, ФИО2 снова попросили завести в смотровой кабинет, при этом он в кабинет не заходил, так как ему не разрешили и уже примерно через 10-15 минут ее вывезли на каталке и на грузовом лифте подняли, на второй этаж, где завезли ее в кабинет. Далее ФИО2 снова спустили на первый этаж больницы. Когда они находились на первом этаже, то к ним подошла женщина врач и, дав какую-то бумажку, которой как ему потом стало известно, было направление, сказала, что ФИО2 нужно отвести в наркологический диспансер, так как в больнице № ее лечить не могут, при этом не обеспечив их медицинским транспортом, чтобы доставить в наркологическое отделение ФИО2. Он подогнал к приемному отделению свою автомашину марки «Нива», после чего они посадили ФИО2 на переднее пассажирское сиденье и поехали в наркологический диспансер. ФИО2 всю дорогу вела себя неадекватно, пыталась выйти из машины, говорила бред. Когда они прибыли в наркологический диспансер, то их принял врач в приемном отделении. При осмотре врач обратила внимание, что у ФИО2 на голове имеется кровоподтек и имеется рана на губе. При осмотре ФИО2, врач сказала, что признаков алкогольного опьянения у ФИО2 не выявлено. Врач пояснила, что ставить специальные капельницы, чтобы вывести из состояния алкогольного опьянения ФИО2 нельзя, так как это ухудшит ее состояние. Он вернулся в машину, так как ФИО2 завели внутрь диспансера, и там она находилась около 4 часов, до приезда скорой медицинской помощи, на которой ФИО2 была доставлена в первичный сосудистый центр при больнице №. Свидетель №2 и Свидетель №1 поехали на автомашине скорой медицинской помощи, а он вместе с племянником Свидетель № 3 поехал вслед за ними на своей машине. Когда они приехали в больницу, то он услышал, как Свидетель №2 ругается с врачом. По разговору он понял, что врач хотела положить ФИО2 в общую палату, а Свидетель №2 настаивала на том, чтобы ФИО2 положили в реанимационное отделение, так как самочувствие ФИО2 было очень плохое, хоть та и была в сознании. Врач согласилась и пояснила, что ФИО2 положат в реанимационное отделение только до ДД.ММ.ГГГГ, то есть до того, как придет врач. Они на каталке довезли ФИО2 до отделения реанимации, куда и поместили.

ДД.ММ.ГГГГ он вместе с Свидетель №2 приехал в больницу и стал разговаривать с врачом реанимационного отделения, Свидетель №2 стала спрашивать, делали ли ФИО2 томографию головы, проводили ли другие обследования, какое лечение назначено. Врач пояснил, что томографию сделать не могут, так как ФИО2 себя ведет агрессивно, а также что какое-то оборудование, позволяющее сделать томографию, не работает. Он с Свидетель №2 попросил отвести ФИО2 в другую больницу, где работает такое оборудование, на что врач пояснил, что направление пациентов в другие больницы не входит в их компетенцию. Он спросил у врача, могут ли родственники чем-то помочь, например, купить лекарства, на что врач пояснил, что ничего не нужно, так как нужные медикаменты ФИО2 выписаны и ее нужно наблюдать. После этого, он в больницу не ездил, так как работал и с лечащими врачами не общался.

ДД.ММ.ГГГГ ему стало известно, что ФИО2 умерла. Они обратились в больницу, чтобы им дали ознакомиться, и выдали медицинскую карту ФИО2, но им отказали в этом, пояснив, что медицинская карта была передана в морг больницы. Когда они с Свидетель №2 обратились в медицинский морг больницы №, то патологоанатом пояснил, что медицинская карта направлена в городской морг по <адрес>. Когда они обратились в морг, то от судебно-медицинского эксперта им стало известно о том, что причиной смерти ФИО2 явилась гематома в верхней лобной части головы, образовавшееся при падении или при ударе о какой-то предмет. Он считает, что если бы медицинские работники больницы № своевременно установили, что у ФИО2 имелась закрытая черепно-мозговая травма и сделали ей КТ, или же направили ее в другую больницу для обследования, то ей своевременно был бы поставлен верный диагноз и назначено верное лечение, которое бы смогло спасти ее жизнь.

Согласно показаний свидетеля Свидетель №2, у ее мужа Потерпевший №1 имелась мать ФИО2, которая проживала одна по адресу: <адрес>. У сестры ее мужа Свидетель №1 была договоренность с ФИО13, который помогал по хозяйству ФИО2, то есть ходил за продуктами питания, покупал лекарства. ФИО13 проживал рядом с ФИО2, поэтому часто к ней заходил и проверял, все ли у нее в порядке, а также у него были ключи от комнаты, которые ранее ему были переданы. Если что-то происходило с ФИО2, то он сразу же сообщал Свидетель №1 о произошедшем. Не знает, когда последний раз ФИО2 обращалась в больницу, но на этаже общежития проживает врач <данные изъяты>, которая и оказывала в случае необходимости медицинскую помощь.

ДД.ММ.ГГГГ в 12 часов 20 минут Потерпевший №1 сообщил ей о том, что ему звонила Свидетель №1 и сообщила, что ФИО2 плохо, и что Свидетель №1 вызвала скорую медицинскую помощь. Со слов Свидетель №1 ей также известно, что когда та разговаривала с ФИО2 по телефону, то услышала сначала мычание, а потом резкий крик и тишину. Она вместе с Потерпевший №1 сразу же выехали к ФИО2. Когда они подъезжали к общежитию, то она увидела, что от здания общежития отъезжает машина скорой медицинской помощи. Она и Потерпевший №1 поднялись в комнату. Когда они прошли в комнату, то увидели, что в помещении комнаты находился Максим, а сама ФИО2 лежала на кровати. У ФИО2 была окровавленная губа, и ФИО2 пыталась им что-то сказать, но речь ФИО2 была не связная, слова не разборчивы, с кровати ФИО2 не вставала, было видно, что двигаться ФИО2 было сложно. Со слов ФИО13 ей стало известно, что ему позвонила Свидетель №1, которая попросила его срочно прийти в комнату к ФИО2, так как что-то случилось, а также сказала ему о том, что сама уже вызвала скорую медицинскую помощь. Также ФИО13 сказал, что когда пришел в комнату, то увидел, что ФИО2 лежала на полу, а изо рта у ФИО2 шла пена с кровью, также произошло непроизвольное калоопорожнение. Также со слов ФИО13 ей стало известно, что прибывшие медицинские работники сделали ФИО2 какой-то укол и дали подписать какой-то документ, после чего уехали, не госпитализировав ФИО2. Видя состояние ФИО2, они снова позвонили диспетчеру скорой медицинской помощи, и вызвали скорую ФИО2 повторно. До приезда скорой медицинской помощи приехала Свидетель №1 вместе сыном Свидетель № 3, а через некоторое время приехала скорая медицинская помощь. Медицинские работники прошли в помещение комнаты, где она рассказала о произошедшем с ФИО2. Врач Свидетель №4, не осматривая ФИО2, достал какой-то бланк и попросил ФИО2, чтобы та поставила свою подпись. Она запретила Свидетель №4 давать бумаги для подписи ФИО2 с учетом состояния здоровья ФИО2, забрала переданный ФИО2 документ, на что Свидетель №4 стал заламывать ей руки и выхватывать у нее из рук документ. Свидетель №4 задавал ФИО2 единственный вопрос, когда та употребляла спиртное. ФИО2 не могла ему ответить, так как не могла говорить. Свидетель №4 выхватил у нее из рук документ в присутствии Свидетель № 27. В этот момент у ФИО2 начался повторный приступ, который выражался в том, что тело ФИО2 свело, руки и ноги начало выкручивать, изо рта пошла пена. Свидетель №4 пояснил, что у ФИО2 алкогольный эпилептический приступ, при этом, не осматривая ее, после чего медицинская сестра сделала ФИО2 укол реланиума и на автомашине скорой медицинской помощи ФИО2 была доставлена в приемное отделение больницы №. Когда они ехали в больницу, то ФИО2 пришла в себя и пыталась встать с каталки, была в невменяемом состоянии и говорила бред, но ее узнала. ФИО2 по дороге просила отвезти ее домой.

После того, как ФИО2 доставили в приемное отделение больницы №, ФИО2 на каталке лежала в коридоре больницы. Она вместе с племянником Свидетель № 3 пытались удержать на каталке ФИО2, так как та пыталась встать и уйти. При этом, все происходящее видели санитары, которые не оказывали им никакой помощи. Через 20 минут к ним подошла врач Свидетель №17, которая представилась неврологом. Свидетель №17 попросила завести ФИО2 в кабинет, где ФИО2 посадить. Она вместе с племянником завела ФИО2 в кабинет, где Свидетель №17 стала спрашивать ФИО2, сколько спиртного та выпила, с кем выпила, когда последний раз пила спиртное, при этом, задавая несколько раз одни и те же вопросы, на которые ФИО2 отвечала всегда по-разному, так как была дезориентирована. Видя, что врач не осматривает ФИО2, не мерит давление, она стала настаивать на том, чтобы ФИО2 осмотрели. Только после этого Свидетель №17 померила ФИО2 давление, сделала какой-то укол. Свидетель №17 стала им говорить о том, что в таком состоянии не может госпитализировать ФИО2, так как в больнице не работает компьютерный томограф, а также что им необходимо поехать в наркологический диспансер, после чего дала направление в наркологический диспансер. На своем личном транспорте они повезли ФИО2 в наркологический диспансер, при этом, с учетом тяжелого состояния ФИО2, никто не предложил доставить ФИО2 на автомобиле скорой медицинской помощи. По дороге в наркологический диспансер у ФИО2 случился еще один эпилептический приступ. Прибыв в наркологический диспансер, их приняла врач Свидетель №5, которая стала проводить осмотр ФИО2, работала с ней около 4 часов. После осмотра Свидетель №5 пояснила ей, что у ФИО2 наблюдаются все признаки инсульта, и если они будут выводить ФИО2 из состояния алкогольного опьянения, проводя специальный курс лечения, то это может ухудшить состояние ФИО2, привести к отеку головного мозга и летальному исходу. Свидетель №5 вызвала заведующего диспансером Свидетель №6, вместе с которым они повторно провели осмотр ФИО2. После осмотра Свидетель №6 пояснил, что употребление ФИО2 спиртного исключается, так как у ФИО2 имеются все признаки черепно-мозговой травмы или инсульта. При ней Свидетель №5 звонила в больницу №, чтобы к ним выслали скорую медицинскую помощь, на что работники больницы отказывались выезжать. Потом Свидетель №5 созвонилась сосудистым центром больницы №, настояла на вызове скорой медицинской помощи, приехала скорая медицинская помощь и ФИО2 госпитализировали в первичный сосудистый центр при больнице №. Осмотр в центре производился дежурным врачом Свидетель №17 и врачом-терапевтом. Терапевт стала спрашивать ФИО2, какое сейчас время года, какое число, на что ФИО2 отвечала. Их в этот момент попросили выйти из кабинета. Когда их пригласили через 20-25 минут в кабинет, то терапевт у нее спросила, известно ли ей о том, что у ФИО2 рак груди 4 степени. Она ей пояснила, что ей было известно, что ранее у ФИО2 болела грудь, но им не было известно о том, что у ФИО2 рак. Также врач пояснила, что ФИО2 четко отвечала на поставленные вопросы, и находится в адекватном состоянии. Тогда она настояла на том, чтобы вопросы ФИО2 были заданы повторно в ее присутствии. В ее присутствии ФИО2 снова были заданы вопросы, на которые ФИО2 не смогла ответить. После этого она спросила у Свидетель №17, почему та решила, что ФИО2 находится в состоянии алкогольного опьянения, так как в наркологическом диспансере состояние опьянения установлено не было, на что Свидетель №17 пояснила, что на тот момент Свидетель №17 не было известно о том, что ФИО2 был сделан укол «реланиума», и что заторможенное состояние ФИО2 было вызвано именно последствиями данного укола. Она также предоставила медицинским работникам заключение, выданное наркологическим диспансером, изучив которое терапевт и Свидетель №17 сказали, что работники наркологического диспансера не компетентны делать такие выводы, а сама Свидетель №17 попросила вернуть направление, которое та выдала ФИО2 в наркологический диспансер. Она отказалась отдавать данное направление. Терапевт пояснила, что ФИО2 госпитализируют в неврологическое отделение в общую палату. Также она стала говорить, чтобы ФИО2 сделали КТ, чтобы установить, что с ней, но терапевт и Свидетель №17 ей пояснили, что у них КТ не работает около 2 месяцев. Тогда она попросила направить ФИО2 в другую больницу, где работает КТ, на что ей пояснили, что не имеют права этого сделать. ФИО2 отвезли в процедурный кабинет, где пытались сделать ей рентген, но поскольку ФИО2 вела себя агрессивно, врачам удалось сделать только рентген груди, а рентген головы не удалось сделать, после чего ФИО2 повезли в отделение реанимации. Медицинская сестра передала ей список вещей, который необходимо было принести: пеленки, памперсы, воду, то есть предметы по уходу за лежачим больным, каких-либо медикаментов указано не было. Вечером в этот же день она позвонила в больницу, и от врача ей стало известно, что ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 переведут в общую палату. Она снова стала ругаться, что ФИО2 нельзя переводить в общую палату, так как состояние ФИО2 очень тяжелое, после чего ФИО2 оставили в реанимационном отделении. ДД.ММ.ГГГГ она созвонилась с врачом реанимационного отделения, от которого ей стало известно, что ФИО2 никуда переводить из реанимационного отделения не будут, так как ФИО2 находится в тяжелом состоянии. ДД.ММ.ГГГГ она снова разговаривала с врачами из реанимации, от Свидетель №17 ей стало известно, что та хочет перевести ФИО2 в общую палату, но после того, как она настояла этого не делать, та ей сказала, что делает «большое одолжение» и оставляет ФИО2 в реанимационном отделении. Также Свидетель №17 ей пояснила, что ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 будет сматривать заведующий отделением. ДД.ММ.ГГГГ в ходе разговора с заведующим реанимационного отделения ей стало известно, что рентген головы им не удалось сделать, так как ФИО2 ведет себя агрессивно, хотя от медицинских сестер ей было известно, что ФИО2 ведет себя спокойно, покушала и ни каких признаков агрессии у ФИО2 не наблюдается. Также заведующий реанимационного отделения ей пояснил, что ФИО2 уснула и спит. ДД.ММ.ГГГГ в 08 часов она позвонила заведующему реанимационным отделением, который сообщил, что ДД.ММ.ГГГГ в 23 часа ФИО2 резко стало плохо, давление повысилось до 180 и произошло кровоизлияние в мозг. Они взяли пункцию спинного мозга, и в 04 часа ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 умерла. Она обратилась в больницу, чтобы ей дали ознакомиться, и выдали медицинскую карту ФИО2, но ей отказали в этом, пояснив, что медицинская карта была передана в морг больницы. Когда она обратилась в медицинский морг больницы №, то патологоанатом ей пояснил, что медицинская карта направлена в 5 городской морг по <адрес>. Когда она обратилась в морг, то от судебно- медицинского эксперта ей стало известно о том, что причиной смерти явилась гематома в верхней лобной части головы, образовавшееся при падении или при ударе о какой-то предмет. Она видела, что на голове в лобной области у ФИО2 имелись две ссадины, похожие на два ребра дивана, так как со слов Максима, тот как раз обнаружил ФИО2 лежащей рядом с диваном. Полагает, что при падении ФИО2 ударилась головой о выступающие части дивана, или другой мебели. Считает, что если бы медицинские работники больницы № своевременно установили, что у ФИО2 имелась закрытая черепно-мозговая травма и сделали ФИО2 КТ, или же направили ту в другую больницу для обследования, то ФИО2 своевременно был бы поставлен верный диагноз и назначено верное лечение, которое бы смогло спасти жизнь ФИО2

Согласно показаниям свидетеля Свидетель №1, у нее была мать ФИО2, которая примерно с ДД.ММ.ГГГГ постоянно проживала в общежитии, по адресу: <адрес>. Комната расположена на 4 этаже, ФИО2 проживала в ней одна, постоянно. ФИО2 иногда выпивала алкогольные напитки, могла «хулиганить», но в запои не уходила. У ФИО2 имелись заболевания: рак молочной железы. Фактически ФИО2 нигде не лечилась, не любила врачей и не любила заниматься каким-либо лечением. Проблем с сердцем не было, нарушений кровоснабжения не было, голова не болела, проблем с психикой не имелось, ранее эпилептических приступов не случалось. Конфликтов у ФИО2 ни с кем не было. В комнате у ФИО2 могли находиться пустые бутылки от алкоголя, мог стоять нехороший запах. ФИО2 могла быть не ухоженной. Она часто созванивалась с ФИО2, подолгу с той разговаривала. Разговоры имели место, как правило, каждый день. ФИО2 рассказывала о том, что делает, о том какие продукты у нее имеются, у нее с ФИО2 были доверительные отношения.

ДД.ММ.ГГГГ, находясь дома, в период с 11 до 12 часов она со своего мобильного телефона позвонила на мобильный телефон ФИО2, та ответила, была в хорошем расположении духа, речь была внятная, четкая, ФИО2 была трезвая. Они поговорили на бытовые темы. В беседе ФИО2 сказала, что у той с самого утра болела голова. Она спросила что случилось. Та сказала, что не знает. Она посоветовала ей принять цитрамон. Примерно через 10 минут разговора она услышала громкий крик. Перед этим ФИО2 начала заговариваться, как будто у той помутнело сознание. Крик был настолько громким, что она испугалась и сама стала кричать в трубку телефона, но после вскрика ФИО2 была тишина, как она знала, ФИО2 в комнате была одна. Она позвонила соседке из комнаты № Свидетель №7, пояснив, что ФИО2 стало плохо, попросила прийти к ФИО2 в комнату и в случае необходимости вызвать СМП. Свидетель №7 сказала, что находится на работе, но попросит кого-либо из соседей сходить к ФИО2 Она одновременно позвонила брату Потерпевший №1, сообщила о случившемся. Они договорились быстро поехать к ФИО2 и выяснить что случилось. Она поехала со своим сыном Свидетель № 3 Они прибыли к матери в комнату примерно в 13 часов 00 минут. За несколько минут до них в общежитие приехал брат Потерпевший №1 и его супруга Свидетель №2, от которых ей стало известно, что перед входом в общежитие они увидели бригаду СМП, отъезжающую от здания. В комнате находилась ФИО2, которая сидела на кровати. Сознание было помутненное, говорила какие-то непонятные вещи, речь была спутанной. У ФИО2 была прикушена губа и язык. Имелись ли телесные повреждения на голове, она на тот момент не заметила. Запаха алкоголя от ФИО2 не исходило, однако от ФИО2 исходил неприятный запах больного раком человека. Посовещавшись с Потерпевший №1 и Свидетель №2, она вызвала СМП еще раз, так как состояние ФИО2 было плохим, и они не знали, что с той случилось. Вторая бригада приехала примерно в 14 часов 00 минут. Это был мужчина (врач) и женщина средних лет (фельдшер). Врач вел себя грубо. Врач сказал, что мать «перепитая», что здесь нечего делать. Далее произошел конфликт между Свидетель №2 и врачом, те повышали голос друг на друга. Далее врач дал ФИО2 какой-то документ. В ходе словесного конфликта ФИО2 стало плохо, та опрокинулась на кровать, ФИО2 затрясло, та прикусила себе язык и губу, пошла кровь от прикуса. Только тогда врач обратил на ФИО2 внимание, принял решение госпитализировать ФИО2. Далее ФИО2 была доставлена в приемное отделение ГБУЗ ГКБ №. По приезду в больницу ФИО2 стало чуть лучше. Потерпевший №1 и Свидетель № 3 под руки провели ФИО2 в приемное отделение. ФИО2 шла сама, но была в бреду, никого не узнавала, заговаривалась. Они пытались усадить ФИО2 на кушетку, но та сопротивлялась, не желала находиться в больнице, была агрессивна. Они пытались объяснить ФИО2, что все это делается во благо. Медсестры приемного отделения поговорили с врачами СМП, позвонили кому-то, примерно через 10 минут пришла молодая девушка, которой на вид 20-25 лет, представилась врачом-неврологом Свидетель №17 и попросила провести ФИО2 в смотровой кабинет. В связи с общим видом ФИО2, медсестры переодели ФИО2, а также дали подгузник, так как ФИО2 в таком состоянии непроизвольно обмочилась. Далее Свидетель №17 при ней осмотрела ФИО2, Свидетель №17 голову ФИО2 не осматривала. Свидетель №17 задавала ФИО2 вопросы, на которые та пыталась ответить, но у ФИО2 были провалы в памяти. В этой связи Свидетель №17 обращалась к родственникам, уточняла наличие болезней. Она сказала, что у ФИО2 случился эпиприступ. Свидетель № 17 эти обстоятельства не уточняла, о наличии более ранних эпипристутов не спрашивала, хотя фактически имелись основания говорить, что у ФИО2 был первый эпиприступ во время телефонной беседы. По итогу осмотра Свидетель №17 сказала, что ФИО2 не может госпитализировать и им нужно ехать в наркологический диспансер для установление наличия алкоголя в крови. Они пытались довести до Свидетель №17, что ФИО2 трезвая, но Свидетель №17 настаивала на осмотре нарколога. Далее они ушли из приемного отделения вместе с ФИО2, претензий к сотрудникам приемного отделения у них не имелось, те вели себя корректно. Свидетель №17 также вела себя корректно, но полагает, что Свидетель №17 не должным образом осмотрела ФИО2 и сделала неверный вывод о необходимости осмотра наркологом. Машины СМП предоставлено не было. Указанные события в приемном отделении имели место примерно в 15 часов 30 минут.

На автомобиле Потерпевший №1 они отвезли ФИО2 в наркологический диспансер, расположенный на <адрес>. По пути, в районе <адрес> у ФИО2 случился уже третий эпиприступ – ту затрясло, ФИО2 закидывала голову.

По приезду в ТОКНД ФИО2 стало немного лучше, той была оказана медицинская помощь, поставлена капельница, введены какие-то лекарства, ФИО2 поместили в палату. Там ей удалось поговорить с ФИО2, состояние которой временно улучшилось. ФИО2 не помнила обстоятельства, которые произошли ДД.ММ.ГГГГ. У ФИО2 взяли кровь на алкоголь, установили, что алкоголя не имеется. Смотря на состояние ФИО2, женщина врач сказала, что ФИО2 не должны были направлять в ТОКНД и должны были оказать помощь в ГБУЗ ГКБ №. После оказания помощи ФИО2 уже в вечернее время врач из ТОКНД смогла договориться о госпитализации ФИО2 в ГКБ №. Перед этим пояснила, что в больнице ФИО2 должны полностью обследовать, провести КТ или МРТ-обследование, поскольку ею было вызвано наличие повреждения на голове в виде ссадины и кровоподтека на лбу по центру. Врач сказала, что ФИО2 скорее всего ударялась и от этого удара пошли неблагоприятные последствия.

Далее приехала уже третья бригада СМП и госпитализировала на носилках ФИО2 в приемное отделение ГКБ №. По приезду в приемное отделение ФИО2 опять завели в смотровой кабинет, где Свидетель №17 и женщина врач-терапевт осмотрели ФИО2. ФИО2 на вопросы ответить должным образом не могла, у той было спутанное сознание. Свидетель №2 в это время разговаривала со всеми врачами, просила осмотреть ФИО2 полностью. Врачом-терапевтом было сказано, что у ФИО2 рак груди. Во второй раз ФИО2 говорила, что у той очень болит голова и просила не трогать. Точно знает, что Свидетель №17 так и не посмотрела голову ФИО2. Далее ФИО2 была госпитализирована на 2-й этаж больницы в неврологическое отделение. В остальном с врачами далее общалась Свидетель №2 Она в этом мало что понимает, поэтому не может достоверно рассказать обстоятельства беседы. Но, помнит, что Свидетель №17 указала на невозможность провести ФИО2 томографию головы. Указала, что этот аппарат сломан. Свидетель №2 просила договориться с ГБУЗ ГКБ №, но Свидетель №17 так ничего не сделала, то есть КТ-обследование проведено не было. Таким образом, врачи № ГКБ знали, что родственники настаивают на проведении КТ-исследования, но пренебрегали их словами, не провели КТ. Уже сейчас она узнала, что перевод в другое учреждение либо даже не перевод, а направление на машине СМП на временное обследование на КТ не является проблемой. 

Из показаний свидетеля Свидетель №7 следует, что ДД.ММ.ГГГГ в течение дня она находилась на работе. Примерно в 11 часов ей на мобильный телефон позвонила дочь ФИО2 – Свидетель №1 с телефона № и сообщила, что у ФИО2 какие-то проблемы, попросили ее сходить к ФИО2 в комнату. В связи с тем, что она находилась на работе, то позвонила другой соседке– Свидетель №8, которую попросила сходить к ФИО2 Практически сразу же Свидетель №8 перезвонила и сообщила, что ФИО2 стало плохо и та упала. (т.1 л.д.131-133)

Из показаний свидетеля Свидетель №8 следует, что ДД.ММ.ГГГГ, когда она находилась дома, около 12 часов ей на мобильный телефон позвонила соседка из комн. № – Свидетель №7 и попросила зайти к ФИО2, посмотреть все ли с той в порядке. Она постучала в дверь ФИО2. Дверь открыл ФИО13. В руках у того был мобильный телефон. Тот пояснил, что звонит в скорую медицинскую помощь. Она зашла в комнату, увидела, что ФИО2 лежит на диване. Изо рта у ФИО2 шла кровь. ФИО13 ей пояснил, что когда ФИО2 разговаривала по телефону со своими родственниками, ФИО2 стало плохо, и та упала. ФИО13 пояснил, что дал ФИО2 валидол. Она сразу же сообщила о случившемся Свидетель №7. Через некоторое время приехала бригада СМП. (т.1 л.д. 128-130)

Из показаний свидетеля Свидетель №9 следует, что он является фельдшером выездной линейной бригады ГБУЗ ТО «ТССМП». К ФИО2 он приезжала в составе выездной бригады ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ в 12:13 диспетчером подстанции был передан вызов к больной ФИО2 по адресу: <адрес>. Он совместно с фельдшером Свидетель №10 на машине СМП выехал на адрес. Это здание является общежитием. Они вошли в комнату. Время прибытия на адрес: 12 часов 30 минут. Еще на лестнице в коридоре их встретил какой-то мужчина, который показал куда идти, провел их до комнаты, которая не была заперта, далее мужчина присутствовал при осмотре. В комнате на тот момент находилась только ФИО2, которая сидела на кровати. Со слов этого мужчины, в 12 часов 10 минут ДД.ММ.ГГГГ у больной произошел судорожный припадок. Данное состояние не впервые, у врачей ФИО2 не наблюдалась, лечение не получала. С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ со слов самой ФИО2, употребляла алкогольные напитки, а именно по 0,5 литра в сутки. Выявлена гипертоническая болезнь 2 степени, диэнцефалопатия 2 степени. Эпилепсия в течение около 3 лет, эпизодически со слов соседа. Общее состояние средней степени тяжести, поведение спокойное, состояние заторможенное, менингеальные знаки отсутствуют, зрачки нормальные, нистагм отсутствовал, анизокория отсутствовала, реакция на свет положительная, кожные покровы обычные, сухие, акроцианоз отсутствовал, мраморность кожи отсутствовала. Дыхание везикулярное, хрипов и одышки нет. Тоны сердца ритмичные, ясные, шумы отсутствовали, пульс нормальный, ритмичный. Язык влажный, обложен белым налетом, живот мягкий, безболезненный, участвует в акте дыхания, симптомы раздражения брюшины отрицательные, печень не увеличенная, мочеиспускание свободное и безболезненное, стул оформленный, регулярный. Рабочее артериальное давление 130 на 80. На момент осмотра 140 на 80. Пульс 82. ЧСС – 82. Частота дыхания – 18 в минуту. Температура 36.6. Пульсаксимитрия 96 %. При осмотре пальценосовые пробы выполняет удовлетворительно, в позе Ромберга устойчива, язык по средней линии, при осмотре следы прикуса зубов на языке слева. Иных повреждений на момент осмотра выявлено не было. Не исключает, что ФИО2 ударилась головой, но данных за это не было. Даже если это имело место, около 12 часов 10 минут, повреждения просто могли не успеть проявиться. Выставлен диагноз: состояние после эпилептического приступа, посталкогольный соматовегетативный синдром. Оказанная помощь: раствор магнезии сульфат 25% 10 мл внутримышечно; через 20 минут после оказания медицинской помощи больная отмечает улучшение самочувствия. Рекомендовано обратиться к участковому врачу и врачу-наркологу, отказаться от приема алкоголя. Окончание вызова в 12 часов 50 минут. ФИО2 на здоровье не жаловалась. На вопросы о том, что с ней случилось, пояснить не могла, говорила, что с ней все хорошо, только немного кружится голова. ФИО2 вела себя заторможено, что логично после эпиприступа. Родственников в комнате не было. ФИО2 была оказана медицинская помощь в полной мере согласно стандарту оказания медицинской помощи при вызове СМП. ФИО2 не была госпитализирована в больницу в связи с тем, что не было показаний к госпитализации. После оказания медицинской помощи больная отмечала улучшение. Эпиприступ не являлся первичным, серии не было. Со слов соседа больная страдает данным заболеванием на протяжении около 3 лет. ФИО2 была спокойна, практически неподвижна, не дергалась. (т.1 л.д.134-136)

Из показаний свидетеля Свидетель №10 следует, что ДД.ММ.ГГГГ в 12:13 диспетчером подстанции ей был передан вызов к больной ФИО2 по адресу: <адрес>. Она совместно с фельдшером Свидетель №9 на машине СМП выехала на адрес. Это здание является общежитием. Они вошли в комнату. Еще на лестнице в коридоре их встретил мужчина, который показал куда идти, провел до комнаты, которая не была заперта. В комнате на тот момент находилась только ФИО2, которая лежала на кровати. Со слов соседа, в 12 часов 10 минут ДД.ММ.ГГГГ у больной произошел судорожный припадок. Данное состояние не впервые, у врачей ФИО2 не наблюдалась, лечение не получала. С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ со слов самой ФИО2 та употребляла алкогольные напитки, а именно по 0,5 литра в сутки. Выявлена гипертоническая болезнь 2 степени, диэнцефалопатия 2 степени. Эпилепсия была, со слов соседа, в течение около 3 лет, эпизодически. Общее состояние средней степени тяжести, поведение спокойное, состояние заторможенное, менингеальные знаки отсутствовали, зрачки нормальные, нистагм отсутствовал, анизокория отсутствовала, реакция на свет положительная, кожные покровы обычные, сухие, акроцианоз отсутствовал, мраморность кожи отсутствовала. Дыхание везикулярное, хрипов и одышки не было. Тоны сердца ритмичные, ясные, шумы отсутствовали, пульс нормальный, ритмичный. Язык был влажный, обложен белым налетом, живот мягкий, безболезненный, участвовал в акте дыхания, симптомы раздражения брюшины отрицательные, печень не увеличенная, мочеиспускание свободное и безболезненное, стул оформленный, регулярный. Рабочее артериальное давление 130 на 80. На момент осмотра 140 на 80. Пульс 82. ЧСС - 82. Частота дыхания - 18 в минуту. Температура 36.6. Пульсаксимитрия 96 %. При осмотре пальценосовые пробы выполняла удовлетворительно, в позе Ромберга была устойчива, язык по средней линии, при осмотре были выявлены следы прикуса зубов на языке слева. Иных повреждений выявлено не было. Выставлен диагноз: состояние после эпилептического приступа, посталкогольный соматовегетативный синдром. Была оказана помощь: раствор магнезии сульфат 25 % 10 мл внутримышечно; через 20 минут после оказания медицинской помощи больная отмечала улучшение самочувствия. Рекомендовано было обратиться к участковому врачу и врачу-наркологу, отказаться от приема алкоголя. Окончание вызова в 12 часов 50 минут. Карту вызова СМП составлял Свидетель №9. Осмотр производился совместно. Жаловалась ли ФИО2 на здоровье не помнит, производился ли осмотр волосистой части головы также не помнит. ФИО2 вела себя заторможено. Поначалу лежала на кровати, вяло разговаривала, но потом ФИО2 при них вставала с кровати. Родственников при них в комнате не было. В квартире ФИО2 был беспорядок, квартира выглядела как асоциальная, сложилось впечатление, что за ФИО2 никто не ухаживал. По квартире было понятно, что в ней проживает пьющий человек. ФИО2 была оказана медицинская помощь в полной мере, согласно стандарту оказания медицинской помощи при вызове СМП. ФИО2 не была госпитализирована в больницу в связи с тем, что не было показаний к госпитализации. Подозрений на черепно-мозговую травму не было, сама ФИО2 об этом не говорила, ЧМТ выявлено не было, сведений о том, что ФИО2 упала и ударилась головой, не было, сосед об этом также не говорил. ФИО2 была спокойна, практически неподвижна, не дергалась, отвечала на вопросы без подробностей, была заторможена. (т.1 л.д.137-139)

 


далее ⇒