§

Судебная практика

Дело № 2-1092/2017

 

Р Е Ш Е Н И Е

 
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

21 июня 2017 года г.Тверь

Заволжский районный суд г.Твери в составе 

председательствующего судьи Рапицкой Н.Б., 

при секретаре Иваненко А.В., 

с участием прокурора Ушаковой С.А., 

представителя истца, представителя ответчика ГБУЗ ГБ № 7, представителя третьего лица Клещенко В.Г., представителя третьего лица Министерства здравоохранения Тверской области, 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Романова В.И. к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Тверской области «Городская клиническая больница № 7» и Министерству имущественных и земельных отношений Тверской области о компенсации морального вреда,

У с т а н о в и л :

Романов В.И. обратился в суд с иском к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Тверской области «Городская клиническая больница № 7» о компенсации морального вреда в размере 1500000 рублей. В обоснование требований указано, что ДД.ММ.ГГГГ в отношении Клещенко В.Г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. <данные изъяты> УК РФ. Приговор не обжалован и вступил в законную силу ДД.ММ.ГГГГ. По делу потерпевшим Романовым В.И. был заявлен иск к Клещенко В.Г. и ГБУЗ «ГКБ №7». В части требований к ГБУЗ «ГКБ №7» судом признано право на удовлетворения данного иска и вопрос о размере возмещения в данной части передано для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. 

Истец Романов В.И. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен, направил в суд своего представителя. 

Представитель истца по доверенности Лесс Е.К. поддержала заявленные требования в полном объеме. Указала, что в отношении лечащего врача постановлен приговор, в соответствии с котором признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ. В соответствии с законом больница несет ответственность, поскольку врач является работником. В материалы дела представлена справка, свидетельствующая о проблемах с психологическим состоянием истца в связи со смертью близкого человека. Приговором суда с Клещенко В.Г. взыскана компенсация морального вреда в размере 500000 рублей, которых не достаточно для компенсации нравственных страданий, перенесенных истцом.

Представитель ответчика ГБУЗ «ГКБ № 7» по доверенности Галанова Т.И. возражала против заявленных требований, указала, что наличие между действиями медицинских работников и неблагоприятными последствиями в виде смерти человека не установлена прямая причинно-следственная связь, в связи с чем отсутствуют основания для взыскания компенсации морального вреда.

Ранее в судебном заседании представитель ответчика ГБУЗ «ГКБ № 7» Ромашова Е.С. указала, что с Клещенко В.Г. взыскана компенсация морального вреда в размере 5000000 рублей, которая компенсирует нравственные страдания истца.

Представитель ответчика ГБУЗ «ГКБ № 7»Бабичева Р.А. ранее в судебном заседании пояснила, что является врачом неврологом высшей квалификационной категории, имеет высшее медицинское образование, сертификат по специальности «Неврология», стаж работ по специальности <данные изъяты> лет. Указала, что представленная истцом в обоснование нравственных страданий справка не может являться свидетельством нравственных страданий вызванных смертью близкого человека, поскольку из указанного диагноза следует, что у истца имеются <данные изъяты>, <данные изъяты>

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора Министерства здравоохранения Тверской области по доверенности Солнышкина И.С. в судебном заседании возражала против удовлетворения требований, пояснила, что основанием для компенсации морального вреда является состав гражданского правонарушения. Некачественное оказание услуг и причиненный вред не находятся в прямой причинно-следственной связи, в связи с чем требование удовлетворению не подлежит. В рамках уголовного дела судом дана оценка моральным и нравственным страданиям в размере 500000 рублей. Представленная истцом справка не обладает свойством относимости.

Третье лицо Клещенко В.Г. возражал против удовлетворения требований, указав, что приговором суда взыскан моральный вред. В настоящее время произвел частично выплату, которая составил около 150000 рублей.

Представитель ответчика Министерство имущественных и земельный отношений Тверской области в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен, представил возражения поделу, из которых следует, что субсидиарную ответственность по обязательства ответчика должно нести Министерство здравоохранения Тверской области. Кроме того не представлено доказательств того, что у основного ответчика не достаточно имущества для возмещения вреда. 

Представитель Правительства Тверской области в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен.

Судом определено о рассмотрении дела в отсутствие не явившихся лиц. 

Выслушав лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, полагавшего, что требования подлежат удовлетворению с учетом разумности присужденной суммы, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему выводу. 

Судом установлено, что приговором Заволжского районного суда г.Твери от ДД.ММ.ГГГГ постановлено: «Клещенко В.Г. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. <данные изъяты> УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на <данные изъяты>. 

В соответствии со ст. <данные изъяты> УК РФ назначенное наказание считать <данные изъяты> сроком на <данные изъяты> <данные изъяты> <данные изъяты>

На основании ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскать с Клещенко Владислава Григорьевича в пользу Романова В.И. 500000 рублей в порядке компенсации морального вреда. 

Взыскать с Клещенко В.Г. в пользу Романова В.И. процессуальные издержки, связанные с возмещением расходов на оплату услуг представителя за оказанную юридическую помощь на стадии судебного разбирательства в сумме 50000 рублей. 

Признать за гражданским истцом Романовым В.И. право на удовлетворение гражданского иска в части возмещения морального вреда с ГБУЗ Терской области «Городская клиническая больница № 7» и передать вопрос о размере возмещения в данной части для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.»

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

В соответствии со статьей 71 ГПК РФ приговор суда отнесен к числу письменных доказательств по гражданскому делу, что позволяет суду, рассматривающему дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, принять в качестве письменного доказательства приговор (часть первая статьи 71 ГПК Российской Федерации) и оценить его наряду с другими доказательствами (статья 67 ГПК Российской Федерации).

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>.

Из приговора следует, что между наступлением смерти больной Романовой С.Н., получившей <данные изъяты>, и <данные изъяты> ГБУЗ ТО «ГКБ №7» Клещенко В.Г. своих должностных обязанностей вследствие <данные изъяты>, имеется прямая причинно-следственная связь.

Таким образом, в соответствии с требованиями оказания медицинской помощи в данном случае должна была быть выполнена нейровизуализация, то есть <данные изъяты>, однако указанные исследования произведены не были. Мер к дообследованию пациента предпринято не было. Указанные обстоятельства, свидетельствуют о наличии дефектов оказания медицинской помощи.

В силу положений статьи 2 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21.11.2011 г. N 323-ФЗ для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия: медицинская помощь - комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг; медицинская услуга - медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение.

Суд приходит к выводу о том, что установленные дефекты оказания медицинской помощи подтверждают, что оказанная ответчиком медицинская помощь не соответствует требованиям п. 21 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации". Допущенные дефекты при оказании медицинской помощи матери истица явились условием, которое привело к смерти Романовой С.Н..

Согласно п. 21 ст. 2 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21.11.2011 г. N 323-ФЗ, под качеством медицинской помощи понимается совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата.

Несоответствие конечного результата лечения ожидаемым, в данном случае непринятие всех необходимых мер и использование эффективных методов лечения ответчиком, повлекшее смерть человека, порождает соответствующую ответственность в сфере охраны здоровья граждан.

Из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", ответственность юридического лица или гражданина, предусмотренная пунктом 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, наступает за вред, причиненный его работником при исполнении им своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании заключенного трудового договора (служебного контракта). На юридическое лицо или гражданина может быть возложена обязанность по возмещению вреда, причиненного лицами, выполнявшими работу на основании гражданско-правового договора, при условии, что эти лица действовали или должны были действовать по заданию данного юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ (пункт 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации) (пункт 9). Учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела (пункт 32).

Изложенное свидетельствует о том, что обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии следующих условий: претерпевание морального вреда - наличие у потерпевшего физических или нравственных страданий; неправомерность - противоречащее нормам объективного права, действие или бездействие причинителя вреда, умаляющее принадлежащие потерпевшему нематериальные блага или создающие угрозу такого умаления; наличие причинной связи между неправомерным действием (бездействием) и моральным вредом, вина причинителя вреда - его психическое отношение к своему противоправному деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности.

Как следует из положений частей 1 - 3 статьи 98 Федерального закона Российской Федерации "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ, органы государственной власти и органы местного самоуправления, должностные лица организаций несут ответственность за обеспечение реализации гарантий и соблюдение прав и свобод в сфере охраны здоровья, установленных законодательством Российской Федерации (часть 1). Медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи (часть 2). Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации (часть 3). Возмещение вреда, причиненного жизни и (или) здоровью граждан, не освобождает медицинских работников и фармацевтических работников от привлечения их к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации (часть 4).

В соответствии с положениями статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии с требованиями статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, если вред причинен работником юридического лица при исполнении им своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании заключенного трудового договора (служебного контракта), то ответственность за его возмещение возлагается на это юридическое лицо.

Поскольку к требованиям о компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника, с учетом особенностей предусмотренных правовыми нормами о компенсации морального вреда, применяются нормы права, регулирующие общие правила возмещения вреда причиненного жизни гражданина, медицинское учреждение обязано компенсировать моральный вред родственникам погибшего пациента.

Клещенко В.Г. в свою очередь в настоящий момент произвел выплату в счет компенсации морального вреда в размере 147000 рублей. 

Разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд учитывает следующее.

Истец мотивировал свои исковые требования тем, что в связи со смертью матери он испытывает тяжелые нравственные страдания, ответчиком ей причинен моральный вред, компенсацию которого оценивает в 1500000 руб.

В соответствии со ст. 1099 Гражданского кодекса РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 ГК РФ.

Статьей 151 Гражданского кодекса РФ установлено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с п. 2, п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь.

При определении размера компенсации морального вреда суд должен учитывать требования разумности и справедливости, исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств дела.

Пункт 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года N 1 устанавливает, что суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда. Вместе с тем при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

Оценивая в совокупности представленные доказательства в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, суд приходит к выводу, что смерть матери явилась для истца невосполнимой потерей, поскольку близкие родственники во всех случаях испытывают нравственные страдания, вызванные смертью. 

Однако суд учитывает, что истец имеет свою семью, проживает отдельно, совместного хозяйства с матерью не вел. Суду не представлено доказательств того, что сын и мать часто виделись, факт тесных родственных отношений сына с умершей судом не установлен, в связи с чем, сумма в размере 100 000 рублей является достаточной компенсацией морального вреда и отвечает требованиям разумности и справедливости. 

Представленная истцом в обоснование размера компенсации морального вреда медицинское заключение (<данные изъяты>) об обращении, выданная ГБУЗ ТО «Областной клинический лечебно-реабилитационный центр» г.Тверь не подтверждается наличие причинено-следственной связи между указанным заболеванием и смертью близкого родственника.

Согласно ч. 5 ст. 123.22 Гражданского кодекса Российской Федерации, бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам всем находящимся у него на праве оперативного управления имуществом, в том числе приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности, за исключением особо ценного движимого имущества, закрепленного за бюджетным учреждением собственником этого имущества или приобретенного бюджетным учреждением за счет средств, выделенных собственником его имущества, а также недвижимого имущества независимо от того, по каким основаниям оно поступило в оперативное управление бюджетного учреждения и за счет каких средств оно приобретено.

По обязательствам бюджетного учреждения, связанным с причинением вреда гражданам, при недостаточности имущества учреждения, на которое в соответствии с абзацем первым настоящего пункта может быть обращено взыскание, субсидиарную ответственность несет собственник имущества бюджетного учреждения.

В связи с чем обязанность по возмещению истцу денежной компенсации морального вреда лежит на ГБУЗ «ГКБ № 7». Вместе с тем, на стадии исполнения решения суда в случае недостаточности денежных средств необходимых для исполнения решения суда у учреждения, истец вправе привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества указанного учреждения.

руководствуясь ст.194 -199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

исковые требования Романова В.И. удовлетворить частично. 

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Тверской области ««Городская клиническая больница № 7»» в пользу Романова В.И. компенсацию морального вреда в размере 100000 рублей.

При недостаточности имущества Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Тверской области ««Городская клиническая больница № 7», на которое может быть обращено взыскание, возложить субсидиарную ответственность по обязательствам данного учреждения перед Романовым В.И. на Министерство имущественных и земельных отношений Тверской области.

В остальной части требования Романова В.И. оставить без удовлетворения. 

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Тверской области ««Городская клиническая больница № 7»» в бюджет муниципального образования Тверской области – город Тверь государственную пошлину в размере 300 рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Тверской областной суд через Заволжский районный суд г. Твери в течение одного месяца со дня изготовления мотивированного решения. 

 

Председательствующий подпись Н.Б. Рапицкая 

Мотивированное решение изготовлено 26 июня 2017 года. 

Председательствующий подпись Н.Б. Рапицкая